ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО ЗДЕСЬ. ПРЕДЫДУЩЕЕ ЗДЕСЬ

В. Ф. Тимм. Декабристы на Сенатской площади

3. Взлет и закат гвардии

Всесилие гвардии в 18 веке было таково, что гвардейцы легко меняли неугодного им императора: «почти все правительства, сменившиеся со смерти Петра I до воцарения Екатерины II, были делом гвардии; с ее участием в 37 лет при дворе произошло пять-шесть переворотов… она хотела быть самостоятельной двигательницей событий; вмешивалась в политику по собственному почину» (В.О. Ключевский, «Русская история», ч.4, «Дворцовые перевороты (I)»).

Гвардейцы были, конечно, не совсем самостоятельной политической силой, и производили смену правителя, ориентируясь на политические и экономические изменения в Западной Европе. Менялся европейский лидер и, соответственно, к другой стране переходили рычаги, управляющие торговлей с Россией, – гвардия меняла своего правителя. Но императорам было от этого не легче. Задачей их было построить абсолютистскую монархию, то есть обеспечить неукоснительный и мирный переход власти от отца к сыну. Для этого надо было обуздать гвардию. Как? Противопоставить ей дворянство. Начал борьбу с гвардией Петр III, издавший, как уже было сказано, указ «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству». Свою борьбу Петр III проиграл и был убит гвардейцами. Возведенная гвардией на трон, Екатерина Вторая, тем не менее, осторожно продолжала дело Петра III. В 1785 году она, как мы тоже уже сказали, формально уравняла дворян в правах с гвардейской верхушкой. Сын Петра III и Екатерины Павел, придя к власти 6 ноября 1796 года, сразу же начал активную борьбу с гвардейской системой.

Убийство Петра III гвардейцами

«Уже 10 ноября гатчинские батальоны влились в русскую гвардию чин в чин, что вызвало массовое недовольство старых гвардейских офицеров. (Гатчинские батальоны были в распоряжении Павла еще в бытность его наследником престола. До этого гвардейский чин приравнивался к более высокому – на одну или даже две ступени – армейскому – А.П.)… были определены строгие правила продвижения по службе…Положение гвардии переменилось разительно. Полковой адъютант Измайловского полка Е.В.Комаровский писал: “Образ жизни наш, офицерский, совершенно переменился. При императрице мы думали только о том, чтобы ездить в театры, общества, ходили во фраках, а теперь с утра до вечера сидели на полковом дворе и учили нас всех, как рекрутов”. Непривычные, невиданные ранее тяготы службы вызвали массовые отставки. В Конногвардейском полку из 132 офицеров выхлопотали отставку за три первые недели нового царствования 60 или 70 человек. Но вновь открывшиеся вакансии позволяли честолюбивым офицерам, даже низкого происхождения, быстро расти по службе. … Все эти полезные меры вызывали резкое и однозначное неприятие со стороны офицерского корпуса в гвардейских полках» (Ю.Н. Власов, «Павел I – коронованный тиран или просвещенный реформатор?», История философии, вып.4 , ИФ РАН, 1999).

Как и его отец, Павел погиб в результате своего противостояния с гвардией. Внутренние реформы Павла сопровождались разрывом с Англией и прекращением торговли с ней, а за счет колониального вывоза в Англию жили и гвардейцы, и дворяне. Наиболее недовольная происходящим гвардия осуществила убийство неугодного императора.

Пришедший к власти Александр Павлович в первом же манифесте объявил, что собирается «идти по стопам бабки своей Екатерины Великой», то есть восстановить привилегии гвардии. Однако именно судьба отца была для Александра, очевидно, самой весомой причиной, чтобы покончить с всевластием гвардии. Ненавистный гвардейцам Аракчеев продолжил начатые при Павле реформы армии. Более того, с 1810 года стали создаваться военные поселения: «К концу царствования императора Александра I было поселено всего: в Новгородской губернии — 12 гренадерских полков и 2 артиллерийские бригады, в Могилевской губернии — 6 пехотных полков, в Слободско-Украинской, Херсонской и Екатеринославской губерниях — 16 кавалерийских полков, в Петербургской губернии — 2 роты служителей Охтинского порохового завода» (ЭСБЕ, Военные поселения). Солдаты этих полков наделялись жилищами и земельными участками, на которых с помощью предоставленных орудий труда и скота вели свое хозяйство в свободное от службы время. То есть у властей в руках были надежные рычаги, управляющие поведением поселенцев. Подчинялись полки военных поселений Аракчееву. Гвардейцы понимали, что военные поселения направлены непосредственно против них. «Со времени введения Аракчеевым в обучение войск муштры, а в особенности после учреждения военных поселений среди офицерства, преимущественно в гвардии, появилось недовольство не только своим положением, но и положением России» (А. С. Гришинский, В. П. Никольский, Н. Л. Кладо, «Исторiя русской армiи и флота» т.2, М:, . Кн-изд. Т-во «Образование», 1911, гл. Возникновение тайных обществ).

«Военные поселения … — в декабристских кругах являлись главным предметом политической агитации» (А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. М.: ГИХЛ, 1959—1962. Т.9, прим. к письму к П.Б. Мансурову).
А.С. Пушкин и сам упомянул их в письме П. Б. Мансурову от 27 октября 1819 г. в следующем контексте: «Поговори мне о себе — о военных поселеньях. Это все мне нужно — потому, что я люблю тебя — и ненавижу деспотизм».
Немедленная ликвидация военных поселений было одним из пунктов программы декабристов. Этот пункт есть и в «Конституции» Никиты Муравьева (гл. 3, 28) и в «Русской правде» Павла Пестеля. (гл.3).

Прямым ответом на угрозу военных поселений стали события 25 декабря 1825 года, которые советская историография назвала восстанием декабристов, а до этого они совершенно справедливо именовались гвардейским бунтом. На Сенатскую площадь в Петербурге вышли Московский и Гренадерский лейб-гвардии полки, а также Гвардейский морской экипаж (батальон). 30 гвардейских офицеров вывели на площадь около 3 тысяч солдат-гвардейцев.

Многие из предводителей гвардейского мятежа были потомками екатерининских (а то и петровских) вельмож, часто тоже гвардейцев.

К примеру:

Сергей Трубецкой («диктатор» мятежа в Санкт-Петербурге) – потомок «сподвижника Петра Первого» Юрия Юрьевича Трубецкого,

Братья Муравьевы – Никита (глава Северного общества) и Александр. Отец Михаил Никитич Муравьев: служил в Измайловском гвардейском полку. Дослужился до генерал-майора.

Братья Муравьевы-Апостолы – Сергей и Матвей. Отец Иван Матвеевич Муравьев-Апостол: служил в Измайловском гвардейском полку, участвовал в заговоре против Павла I.

Павел Пестель (глава Южного общества). Дед Борис Владимирович Пестель – статский советник с 1782 года . Отец Иван Борисович Пестель: тайный советник, сенатор, генерал-губернатор Сибири. Дядя Андрей Борисович Пестель: начал службу в Преображенском гвардейском полку. Дослужился до генерал-майора.

Сергей Волконский. Прадед Федор Михайлович Волконский: князь, участник Петровских походов.

Михаил Бестужев-Рюмин. В роду Алексей Петрович Бестужев-Рюмин: канцлер Российской империи при Елизавете Петровне.

Вернемся, однако, немного назад, в конец 10-х годов 19 века, к Александру Сергеевичу Пушкину. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


Один отзыв на “Пушкин и гвардия. 3”

  1. on 17 Дек 2018 at 8:55 пп Константин Михайлов

    Гвардейцы были, конечно, не совсем самостоятельной политической силой, и производили смену правителя, ориентируясь на политические и экономические изменения в Западной Европе.
    Мой комментарий:
    Напротив, гвардейцы были самостоятельными в аспекте проявления своей силы, но не были едиными, а делились в своей среде на две силы. Грубо говоря, это были притворные пруссофилы и столь же «липовые» англоманы. На самом деле Западная Европа была пустышкой-обманкой (политическим нулём), лишённым самостоятельности. Якобы прусофилы в гвардии России были на самом деле серыми кардиналами, верховодившими всей прусской политикой. Преклонение перед Фридрихом Прусским (особенно в России) было насквозь лживым, ибо все знали, что прусофилы (в России) — это на самом деле кукловоды над всей Пруссией, включая Фридриха. В связи с союзом Пруссия-Франция (времён Елизаветы и позже) прусофилы порой родились и в тогу франкофилов. С другой стороны, так называемые англоманы в гвардии России были на самом деле кукловодами всей политики Великобритании и её союзников (Стамбул, Вена).
    Несколько позже появились в гвардии России и мнимые «поклонники» Турана-Персии (Третьего Рима-Тегерана). Отсюда пугачёвщина-тамерлановщина. Однако, никакой Тимур-Тамерлан, не будучи куклой части Росгвардии, не взял бы Индию, имея Афанасия Никитина в своём «торгово-купеческом обозе».
    http://chronologia.org/dc/dcboard.php?az=show_mesg&forum=263&topic_id=58028&mesg_id=58238&page=

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: