Рай и роскошь

Вдыхать своё счастье нежадно. Это означает дышать воздухом рая.

Вдыхать своё счастье — как случайное и конечное. Это ад. Тогда случайное и конечное становится определением твоей жизни.
Торжественность важна во всём.

Труд ради хлеба насущного — библейское наказание1, поэтому нет ничего важнее досуга. Можно сказать, что мы только тогда и живём.

При этом труд — общеобязательное наказание, то есть малое зло нашей жизни. Тех, кто попытался избежать этого наказания путём обогащения любыми путями, постигает специальное наказание. Поэтому богачи, постигшие эту мудрость, трудятся не покладая рук. Но, так как труд это всё-таки наказание, то результат труда богачей становится наказанием для всего человечества.

Хотя существует относительно безобидный вид труда — это садовники. Конечно, если они не выращивают генномодифицированные виды. Вы, возможно, скажете, что существует сколько угодно безобидных видов труда. Например, уборщица. Но это только потому, что International Sociological Association (ISA)2 ещё не удосужилась подсчитать, сколько людей погибает ежегодно в результате деятельности уборщиц и уборщиков, поскальзываясь на мокрых полах.

Божий закон, наверное, существует в виде особой сети квазиживых энергоинформационных структур, что обеспечивает их всеохватность и действенность.

Конечно, существовали и наверное существуют люди пытающиеся обойти или обмануть эти структуры. Такие хакеры особого вида. Но ведь это сразу меняет их статус. Не знаю, вырастают ли у них при этом рога и копыта, или это мифические домыслы.

Думаю, что быть творцом ради хлеба насущного, значит нести повинность. Истинное творчество развивается только досужим путём. Только путь досуга может придать творчеству необходимую безоглядность.

Так апостол Павел хорошо определяет степень необходимой личной свободы:

«Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или как судят другие люди; я и сам не сужу о себе. …судия же мне — Господь». (1Кор. 4:3—4)

Все работы авторские

Важно:

1) не придавать значения суждению ближних;
2) не придавать значения суждениям дальних;
3) не сидеть в плену собственных суждений.

А ведь это часто происходит, когда человек живёт под властью различных комплексов. Для художника существует только одна власть, да и то только потому, что эта власть неизбежна. Это Бог.

Иногда люди говорят: «Я знаю, что мне необходимо!»

Или: «Я без этого спокойно могу обойтись!»

Или: «Я не хочу заполнять жизнь бесполезными вещами!»

Это означает, что человек живёт только в поле действия необходимости. И это неплохо для выживания. Но тогда вся роскошь этого мира обходит его стороной. По его собственной воле.

Ведь роскошь бесполезна. Поэтому роскошь райская категория. Потому что рай бесполезен. Там не надо выживать.

Райское искусство, если оно возможно, это то, в чём нет необходимости. То, что совершенно бесполезно.

Например, человек и природа, это ведь плоды райского искусства. Это роскошь. Потому что Создатель абсолютно самобытен. Он не нуждается ни в собственно природе, ни в природе человека. То есть ни человек, ни природа не являются объектами пользы для своего Создателя. Он в нас никогда не нуждался жизненно. Мы стали продуктами Его избыточества.

Поэтому избыточество есть подлинное искусство.

Человек неспособен на избыточество, потому что сам подлежит правке. Избыточество — есть далёкая цель человеческого искусства. Для этого человек должен обладать подлинным бытием.

Быть — это состояние, не подлежащее правке и трансформации. Природа, например, не подлежит правке, но поддаётся трансформации. Значит, природа не обладает подлинным бытием. Человек же не поддаётся трансформации, но подлежит правке. Поэтому и он не обладает подлинным бытием.

Для человека не существует категории — быть. Для человека существует категория — стать. А значит, искусство человека неспособно на настоящую роскошь. Это не избыточество, а становленчество.

Ещё искусство человека напрямую связано с природой его искушения. Поэтому это скорее горький хлеб нужды, чем роскошь изобилия. Ведь оно было создано, чтобы способствовать выживанию, борьбе с нуждой и смертью.

Поэтому искусство изначально всегда носило прикладное значение.

Первобытное искусство целиком магическое и прикладное. Это искусство, которое влияет и трансформирует окружающую действительность. Это целиком инструмент влияния. Когда Карл Маркс сказал: «Философы лишь различным образом объясняли мир; но дело заключается в том, чтобы изменить его», то он говорит о том, чтобы искусство философии отошло от функции объяснения мира к функции изменения, трансформации.

Ведь философия в своей сути не есть наука, а искусство. Но изобразительное искусство развивалось другим путём. Оно начинало с влияния и трансформации, а потом, утратив силу и веру, перешло к описательной функции.

Первобытные наскальные рисунки — плоды человеческого становленчества. Становленчество в наскальной живописи развивается от стадии реализма к знаковой, символической форме.

Бытует мнение, что поздние «неумелые» рисунки есть откат назад, деградация. На деле это шаг вперёд — от пробы сил к подлинной магии. Лишь поняв, что знак объекта, обладает силой влияния ничуть не меньше реалистичного рисунка, они перешли к пиктограмме.

Постепенная утрата древних знаний, по неизвестной нам причине, приводит к утрате искусства влияния и трансформации реальности.

Законы реальности изменяются в зависимости от количества убеждённых. Тогда создаётся другое поле реальности. Поэтому возможно существование мест, где поле реальности абсолютно другое. Вторжение в эти места субъектов, присоединённых к другому полю реальности, приводит к колебанию действительности.

Доминирование субъектов иного поля реальности, приводит к смене картины реальности и физики воздействия. Иногда убеждение больших масс населения в чём-либо необходимо для изменения поля реальности и создания другой физики. Это не новая физика, а физика существовавшая в виде вероятности. Иначе говоря, картина объективности создаётся субъектами и зависит от них.

Сейчас, когда изобразительное искусство ушло от своей подлинной становленческой стадии, но не пришло к своему избыточеству, а зависло где-то посередине, ослабевшее и потерявшее ориентиры, раздаются хоры голосов, свидетельствующие смерть живописи. Что сказать?

Люди, говорящие о смерти живописи, лишь подтверждают свою смерть для живописи.

Живопись жива, интересна, полна неожиданных возможностей и перспектив.

Она ещё не пришла от нужды к роскоши.

Её ждёт подлинное возрождение.

Примечания

1 Бытие 3:19.
2 Международная социологическая ассоциация — профессиональное объединение специалистов в социальных науках. Образована 14 октября 1948 в Париже под эгидой ЮНЕСКО.

Все представленные в тексте картины авторские.


комментария 2 на “Рай и роскошь”

  1. on 07 Окт 2019 at 10:24 дп Кемен

    О влиянии и трансформации навсегда запомнились слова Бердяева, что периодически у человечества наступают времена, когда оно должно помочь себе само, сознав, что трансцендентной помощи не будет, и человек найдет бесконечную имманентную помощь в себе самом, если дерзнет творчеством актом раскрыть в себе все силы мира и Бога.

  2. on 11 Окт 2019 at 10:31 пп Канат Букежанов

    Спасибо Кемен! Бердяев многое прозревал. Один из немногих тонко чувствующих!

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: