Современные средства мобильной связи позволяют каждому желающему стать участником общения в планетарном масштабе. Представления о ноосфере становятся технической реальностью (1). Но какому разуму соответствует такая ноосфера?

Почти 100 лет назад Владимир Шмаков изложил учение о диалектическом процессе познания, который раскрывается в бинере (антиномии), где тезис – высший разум, а антитезис – низший разум (2). Поскольку во всяком бинере, как обосновал этот гениальный мыслитель, тезис раскрывается только через антитезис, то в процессе эволюции сознания низший разум неизменно раскрывается первым. «Это одинаково справедливо как для отдельных людей, так и для целых эпох истории. Познание в высшем разуме центрально и органично, а познание в низшем разуме периферийно и формально; первое есть разум духа, второе есть разум плоти» (2).

Шмаков отметил, что двойственность видов разума и раскрывающих их познаний аналогична двойственности видов мистического начала, раскрывающихся в любви духа и любви плоти. Он подчеркнул, что «акт познания, отторгнутый от разума, из всепросвещающей и всеумиротворяющей стихии, насыщяясь дерзновенной злобой, превращается в орудие борьбы. Всякое собрание при этом вырождается в толпу – естественное олицетворение демонического оргиазма». Как известно, когда людьми перестаёт двигать жажда знания, если вместо поисков иных точек зрения, которые могут разъяснить, дополнить и расширить субъективное мировоззрение, они увлечены исключительно пафосом собственных мыслей, то у них атрофируется способность не только воспринимать, но даже слышать иные взгляды и мнения.

Если в основе религиозного фанатизма лежит низшая мистика, то в основе современного научного фанатизма лежит низший разум. На основе обстоятельного исследования диалектики познания Владимир Шмаков с гениальной проницательностью детально описал картину господства в обществе эмпирической науки низшего разума – полунауки, основанной на индуктивном миропонимании, когда степень расхождения низшего разума с действительностью прямо пропорциональна сложности его понятий, претендующих на всеобщность. «Чем иерархически выше индуктивное построение, тем более оно далеко от действительности… Гордый своей бесстыдной нищетой, низший разум преклоняется пред своими схемами и формулами, почитает их более совершенными, чем сама жизнь». Орудием, результатом и проводником низшего разума является полунаука, сущность которой определяется её полной отчуждённостью от жизни, отрицанием всех корней бытия.

На взгляд Шмакова, заслуга ясного осознания природы низшего разума и его отличия от высшего принадлежит русскому философу Владимиру Эрну, который был убеждён, что для истинной культуры нет врага более ужасного, чем рационализм. «Борьба с традициями и индивидуальностью составляет лозунг воинствующего низшего разума… Мир должен быть насилием превращён в рай, а потому море пролитой крови есть необходимая плата, искупительная жертва пред алтарём Интеллекта» (2). Отличительными чертами жрецов полунауки, как полагал В.Шмаков, являются полная бездушность, безнадёжная оторванность от жизни, свирепый догматизм, фанатичное упорство, сатанинская гордость, лютая безжалостность и жестокость. Эта характеристика вполне соответствует современной научной «инквизиции» в РАН, если судить по словам тех исследователей, кто имел дело с борцами за «чистоту» науки.

Под леденящими веяниями низшего разума, как прозорливо предвидел Владимир Шмаков, вырождается сложная культура человеческого общества. Напомним основные положения этого предвидения, актуальность которого несомненна. Органичность и непосредственность жизни замещаются искусственностью норм и форм общественного устройства, уродливой извращённостью руководящих стремлений и мнимых идеалов, бездушностью и поверхностностью всех человеческих взаимоотношений. Общественный организм превращается в машину, безмерно угнетающую всех, сколь совершенной ни казалась бы его отвлечённо задуманная идея. Законы большинства и механически образуемое общественное мнение, нивелируя все самобытные проявления, парализуют не только творчество, но и способность надлежащей оценки происходящего, угнетают всякое свободное восприятие. «Врождённое дерзновение и жажда подвига у огромного большинства заглушается ещё в юношеские годы; рано наступает старческая немощь духа, холодное безразличие ко всему, выходящему за рамки повседневности, начинает царить только циничная насмешка над всяким порывом ввысь».

Соответственно этому происходит механизация сознания и самоощущения человека. Увлекаясь построением схем, человек сам незаметно приспосабливается к искусственно созданному им виду жизни. И чем дальше он отошёл от реальной жизни, тем неизбежнее столкновение с нею, тем упорнее борьба и с миром, и внутри собственного сознания. «Безжизненный пессимизм царствует во всех исканиях, как в области науки, так и в области искусства, когда они перестают искать источник, причины и цель по ту сторону мира изменчивых форм и преходящих явлений» (2).

В своём фундаментальном труде Владимир Шмаков обстоятельно изложил, каким образом на пути истории человечество последовательно проходит этапы диалектического развития в категориях мистики, разума и воли. Как древний мир в своей периферической жизни определялся главным образом культом тела и плотской любви, так наше время есть эпоха служения низшему разуму. Призвание этого этапа, как считал автор основ пневматологии, состоит в выработке в человеке многообразности элементов интеллекта, в развёртывании периферии категории разума. Эта эпоха также чужда нравственной регламентации разума, как древний мир был чужд нравственной регламентации плотской любви. «Определяющим лозунгом древних культур была свобода любви, аналогичным лозунгом современности служит свобода слова. Иногда в обществе возникают споры о необходимости внешней цензуры над проявлениями разума, но никому и в голову не приходит органически вводить в стихию разума нравственный закон». Наше время есть период развития стихии низшего разума, а потому свобода слова, беспорядочность мыслей и хаотичность словесных оргий, когда «всезнайки впадают в интеллектуальный экстаз, необходимо вытекают из сущности данного периода развития человечества. «Но будет день, когда новая нравственность также включит под свою юрисдикцию проявления низшего разума, как христианская нравственность включила в свою юрисдикцию проявления низшей мистики – половые общения. Тогда беспорядочный поток мыслей и хаотический их обмен будут встречаться с тем же удивлением, возмущением и негодованием, как встречаем мы древние повести о храмовых оргиях и бесстыдных публичных сношениях» (2).

Когда наступит такой день – сказать никто не сможет, а пока интернет стал ареной оргий низшего разума, средства массовой информации превратились в средства массовой дезинформации и оболванивания людей. Виртуальный компьютерный мир, в который современный человек погружён с детства – апофеоз низшего разума. О последствиях такого отрыва от реальной жизни для психики человека можно только догадываться, оптимизма они не внушают. Многочисленные телешоу и интернет-форумы позволяют всем желающим продемонстрировать свой культурный уровень, когда словоблудие зашкаливает, «тормоза» неисправны и создаётся впечатление, что человек не понимает, о чём он вещает.

Излагая основы логической социологии, Александр Зиновьев подчеркнул, что эмпирические методы социальных исследований стали не столько методами научного познания, сколько методами пропаганды и идеологического оболванивания масс. «По научной несостоятельности описания информационного общества превосходит даже бредовые идеи марксистского полного коммунизма». (3). Что касается словоблудия современных СМИ, то интересно почитать впечатления этого замечательного человека, выдающегося логика и социолога, который в 1978 году из русского коммунизма оказался в западном капитализме, а в 1993 – в российском «либерализме». Зиновьев считал, что Россия оказалась на инволюционной ветви истории, а «российская интеллектуальная среда стала стремительно превращаться в поле, зарастающее сорняками словоблудия, невежества, мракобесия, жульничества».

Важную роль в переходе к высшему разуму – преображению человека, играет умение контроля и управления деятельностью своего сознания. Эта тема являлась главным приоритетом для мудрецов Востока и Запада, которые для достижения соответствующего состояния разрабатывали медитативные и молитвенные практики. Публикации на эту тему достаточно полно представлены, в частности, на сайте «Перемены» под рубрикой «Указатели истины».

Энергоинформационные основы такого преображения, механизм эволюции самосознания и разнообразие форм творческой реализации Человека Космического детально исследовал современный метафизик Орис на основе интуиции в состоянии «глубинной медитации» (4). Аксиоматические представления этой космологической парадигмы в ряде важных аспектов созвучны соответствующим доктринам философской системы Владимира Шмакова, в том числе относительно вибрационно-полевой и голографичной природы функционирования сознания, роли эгрегоров в личной и социальной жизни.

Тексты Владимира Ерёмина на блог-книге «ОСЬМИНОГ»
https://www.peremeny.ru/books/osminog/author/ervl
_________________________________________________

Литература

1. Яшин А.А. Феноменология ноосферы. Развёртывание ноосферы. Ч. 1-2, М., 2010.

2. Шмаков В. Основы пневматологии. М., 1922.

3. Зиновьев А.А. Фактор понимания. М., 2006.

4. Орис. Ииссиидиология. Т. 1-3, Крым, 2013-2014.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: