Афиша литературного фестивала на БалиМое знакомство с Бали началось окололитературно. С книжки Элизабет Гилберт «Есть. Молиться. Любить». Я как раз вернулась из Италии, где безудержно Ела, совершенно не интересовалась Индией, где полагалось Молиться, и отдаленно знала о Бали, где, судя по заметкам американской писательницы, мне предполагалось Любить.

Нет, не так.

Мое знакомство с Бали началось с испорченного отпуска. Испорченного настолько, что я (впервые в жизни, клянусь!) решила принять участие в конкурсе, соблазнившись главным призом – поездкой на один из крупнейших в мире литературных фестивалей Ubud Writers & Readers Festival, который по счастливой случайности проходит в октябре именно в Индонезии.

В конечном итоге я искала фестиваль, а нашла что-то гораздо большее.

— «Пушкинскую осень в Одессе»

— Олега Борушко

— «Телескоп»

— Великую русскую литературу

Ах, да. Еще я нашла себя. Прямо-таки «Есть. Писать. Любить.»

«Есть. Писать. Любить.»

«Пушкин в Британии» – международный фестиваль русской культуры и поэзии, созданный для продвижения русской культуры в Европе. Мало того – это крупнейший форум русской поэзии, где успели побывать 117 авторов из 46 стран мира, а в жюри Турнира поэтов отметились Римма Казакова, Людмила Улицкая, Сева Новгородцев, Авдотья Смирнова, Дмитрий Дибров и другие известные деятели культуры, одни фамилии которых заставляют трепетать мое девичье сердце. Отборочный тур проходил в Одессе. Собственно он так и назывался «Пушкинская осень в Одессе», а организовал это один особенный человек, которого зовут Олег Борушко.

Олег Борушко

Я не стану пересказывать вам фрагменты его биографии, мало того — Олег грозился написать книжку мемуаров. Но должна, просто-таки обязана отметить – хороших поэтов у нас гораздо больше, чем хороших организаторов, и совсем здорово, когда оба качества объединяются в одном человеке.

К конкурсу со столь наглым и одесским названием я отнеслась скептически, но была приятно раззадорена, встретив в списке участников таких классных авторов, как Катя Чудненко, Дима Лазуткин и Аня Грувер, а в жюри – Льва Данилкина. Тем ценней было держать в руках бронзового крылатого Пушкина, и тем веселей было за две недели упаковать чемоданы и, пролетев в общей сложности часов 17, выйти в аэропорту индонезийского города Денпасар и выдохнуть: «Мамочки, кажется, я на Бали».

Литературный фестиваль на Бали

Что я вам скажу, отправлять на литературные фестивали девочек, которые по 15 минут могут любоваться хоть пальмой, хоть плюмерией – занятие рисковое. Девочки в таких случаях (даже если они попадают под категорию «писательницы-поэтессы») забывают о том, сколько восхитительных мастер-классов они хотели посетить, и безалаберно шатаются по Джалан Рая Убуд, улыбаясь собакам экваториальных широт.

Попасть на литературный фестиваль подобного масштаба – абсолютная удача.

Ты год за годом смотришь на мир в подзорную трубу, сложенную из ладошек, а потом в руки тебе попадает настоящий телескоп, и целая вселенная, мириады планет расстилаются перед глазами. Пафос? – пусть так, но подобная поездка – это воистину «волшебный пендель» любому «молодому дарованию», потому как кубик Рубика, который ты собирал кропотливо, умно и, кажется, правильно, кто-то, совершенно не отягощенный ни прозой, ни поэзией, берет – и разбирает играючи. И теперь только ты решаешь, собрать его, этот кубик, по накатанному или рискнуть отличить красное от синего.

Современному автору необходимо знать английский. («Учи матчасть, Аня!») Мало того, необходимо читать и переводить еще больше. Побороть чувство стыдливости и переспросить, кто же такой Шел Сильверстейн и почему послушать Джуно Диаза собралось столько людей. Не комплексовать от литературной безграмотности, а идти и знакомиться с голландским поэтом иракского происхождения Родааном Иль Галиди, который первую свою голландскую поэму написал на арабском и перевел в Google Translator. Можно даже смотреть издалека на Роба Лайвола, который написал книгу о том, как на велосипеде приехал из Сибири домой, а дом у него, на минуточку, в Лондоне.

Я поняла, как важно быть честным и на своем родном языке. Публика абсолютно точно воспринимает на слух эмоцию, посыл, который ты ей выдаешь, будь она хоть трижды англоязычная. В эпоху энтертеймента, когда чуткое ухо западного зрителя настроено на юмор, тем ценнее объяснять далеко не юным зрителям, о чем именно твой текст, и встречаться с весьма осмысленным взглядом «Да я понимаю тебя. От тебя просто веет грустью». Ну как это происходит? Как?

Современному автору не нужно быть сирым, убогим и кутаться, прости Господи, в какую-нибудь сеть. Он должен не только питаться духовной пищей, но и уминать рис, запивая его фрешем из авокадо. Как сказал семинаристам премии «Дебют» писатель Александр Терехов: «От счастия не пишется. И поэтому мне жаль вас, дорогие мои. Жаль, что вы стали несчастными в столь раннем возрасте». А раз так, то тем, кто связал жизнь с ручкой-пером-клавиатурой, нужно получать «молоко» за вредность профессии. Или как минимум раз в год выбираться на международные (да любые на самом деле) литературные фестивали. Других посмотреть и только потом – себя показать.

Впрочем, себя показать у меня тоже как-то невзначай получилось.

Анна Гераскина

В рамках фестиваля в ресторане Casa Luna в центре Убуда состоялся вечер русской поэзии «Russians with rhythm». В его организации отметились Егор Борушко (сын Олега Борушко) и Вадим Грановский, те редкие счастливцы и умницы, которые живут на Бали не потому что, а просто так. Гостям вечера наверняка запомнились не только стихи, но музыкальный джем от интернациональной венгерско-колумбийско-индонезийской команды. Впервые, и я хочу сделать на этом акцент, «Катюша» звучала уместно, залихватски и совершенно не пошло. А так, что англоязычные гости вечера, пережив красоты русскоязычной поэзии, просто пустились в пляс.

Некоторые поговаривали, что «русский вечер» был самым ярким на фестивале – ну а я так совершенно в этом уверена.

Вадим Грановский

Вадим, организация подобных вечеров – это способ поделиться с миром русской культурой или все же бегство к себе, к тоненькому такому чувству ностальгии?

— Сложно игнорировать тот факт, что среди русских туристов появилась тенденция проводить на Бали несколько месяцев в году, а иногда и просто переезжать на остров. Возможность наслаждаться климатом, культурой и кухней острова Бали не означает, что нужно терять связь с родной страной и ее культурой. Поэтому подобные творческие мероприятия всегда будут интересны достаточно широкому кругу проживающих на Бали россиян.

Литературный фестиваль Ubud Writers & Readers Festival является одним из наиболее значимых событий культурной жизни острова. Участие представителей России и Украины в фестивале, на мой взгляд, вполне закономерно и свидетельствует о том, что местная русская община «созрела» не только для пляжных вечеринок. Полный аншлаг на Вечере русской поэзии это красноречиво подтверждает. А организация подобных мероприятий просто приносит мне огромное удовольствие, давая возможность встречаться с массой очень интересных людей. Тем более здесь, в Убуде, который называют культурной и духовной столицей Бали.

Расскажи поподробнее о твоем проекте Russian Friendly.

— Последние несколько лет я работал коммерческим директором крупнейшего русского еженедельника Великобритании. Что дало мне возможность принять участие в организации наиболее значимых событий в жизни русской диаспоры. Например, лиги КВН Великобритании, собравшей русскоязычных студентов британских ВУЗов. Пришло понимание, насколько подобные инициативы важны и необходимы. Поэтому и здесь, на Бали, постараюсь реализовать свои идеи и проекты.

Владимир Севриновский

В тот вечер мне довелось не только почитать стихов на одной сцене с Олегом Борушко и послушать изящные переводы Владимира Севриновского, но и познакомиться с Никитой Замеховским, который был представлен мне как поэт, а вдобавок (ха — вдобавок!) оказался Первым и главным теоретиком и практиком российского серфинга, да и просто выдающимся парнем.

Шагал сквозь дождь и на листах ладоней
Держал крупинки падающих туч…

Никита Замеховский

Никита что ты сам читаешь, что любишь?

— Читаю классику и зарубежную, и отечественную. Среди предпочтений поэтических выделяю Лорку в переводах Цветаевой, люблю Лонгфелло. Что касается прозы, то мной владеет безраздельно Гоголь, за мастерство прозу сделать поэзией. Читаю Бунина, Мандельштама, люблю Эдуарда Багрицкого, Фета, Маяковского и кое-что из Хлебникова. Относительно прозы зарубежной — то Туве Янссон, которую считаю одной из самых мощных авторов ХХ века.

Расскажи, пожалуйста, поподробней о своей книге «Гармония волны». О чем она?

— О книге… это книга о моем серфинге, о том как он начинался, каким представлялся мне. О том, как нашел меня и добавил в меня тех элементов, которые и сделали меня таким, как я есть сейчас. Помимо автобиографических моментов, в книге есть ряд философских рассуждений, взгляд на жизнь сквозь призму серфинга.

Интересно, написать книгу – это была необходимость (для читателей и поклонников) или твоя внутренняя потребность?

— Внутренняя необходимость в начале, потом она подкреплялась интересом случайных читателей рукописи, а потом я закусил удила.

* * *

В романе «Нет» Линор Горалик и Сергея Кузнецова есть чудесная штука. Называется она «бион». Надеваешь – и бион записывает твои ощущения, да так, что человек, который потом наденет его, сможет все это прочувствовать. Ну не находка ли!

К сожалению, бион пока еще не придумали, поэтому за меня, безалаберную, все доскажут фотографии.

Ведь вы знаете, есть моменты, когда слова совершенно бессмысленны, будь они в рифму или нет.


Один отзыв на “Репортаж с литературного фестиваля Ubud Writers & Readers Festival, прошедшего в октябре на о.Бали в Индонезии”

  1. on 16 Ноя 2011 at 10:55 дп Елена

    Анечка, волшебный пендель, я так смотрю, тобой вполне прочувствован. Тем более что любые подобные семинары, встречи, слеты, конференции имеют, кроме непосредственного, еще и отдаленное воздействие. Пройдет много времени, а ты будешь вспоминать это, причем вспоминать совсем другое, нежели сейчас. Успехов тебе и нескончаемого удовольствия от этой «сладкой каторги» — писания.

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: