23 июля 2012 года исполнилось сто лет со дня рождения Жана Луи Максимилиана ван Хейенорта, несомненно, одной из самых ярких фигур в истории троцкистского движения. Он был ассистентом и личным телохранителем Льва Троцкого, секретарем IV Интернационала и, в конечном счете, одним из самых выдающихся историков логики, чье различение «логики как исчисления» и «логики как языка» оказалось совершенно парадигмальным в контексте современных исследований по семантике.

Хейенорт родился 23 июня 1912 года в Крейе, небольшом городке на севере Франции в семье Жана Теодора Дидье, голландского иммигранта. Это обстоятельство обусловило сложное положение семьи – мать Жана, урожденная Шарлотта Белагни лишилась французского гражданства. Носить голландскую фамилию во Франции в канун 1914 года было равносильно тому же, что и носить немецкую – в школе за будущим троцкистом утвердилась презрительная кличка «боша».

Неудачи преследовали молодого Жана – после гибели отца и второго брака матери Хейенорт оказался сиротой. Это не помешало, впрочем, ему поступить в колледж Клермона Уаза, где он начал изучение классических языков и математики. Способности Хейенорта впечатляли современников: уже в 17 лет он самостоятельно освоил наравне с латынью и греческим русский язык, что оказало решающие влияние на траекторию его дальнейшей жизни. В 1930 году Хейнорт становится стипендиатом по математике престижного лицея Сен-Луи в Париже.

Мощное левое движение во Франции 30-х годов, несколько забытое на фоне массовых выступлений пресловутого 1968 , создало уникальную по своей насыщенности атмосферу для интеллектуального роста студенчества Парижа. В этой сложной, противоречивой после появления Сталина, атмосфере, Хейенорт знакомится с Иваном Крайпо, одним из пионеров французского троцкизма и секретарем Лиги Коммунистов – местного филиала Интернационала. Крайпо искал переводчика с русского языка для корректуры корреспонденции Троцкого. Разочарованный интеллектуал из рабочей среды Хейенорт подходил как нельзя лучше – и уже через месяц он был тайно переправлен на остров Принкипо (современный Бююкада), где Троцкий со своей спутницей Натальей Седовой жили в изгнании с 1929 года.

Хейенорт прибыл туда 20 октября 1932 года и оставался членом семьи Троцкого вплоть до ноября 1939. Он был личным секретарем, переводчиком, спутником и телохранителем Троцкого, который фамильярно (конспиративно?) обращался к нему «Ван». Турция, Франция, Норвеги и, наконец, Мексика. Ни один из секретарей и охранников не оставался со «Стариком» так долго. Хейенорт выступает с лекциями о марксизме, зачитывает речи Троцкого на пленумах партии, активно ищет спонсоров мировой революции.

Как наиболее преданному члену партии ему в качестве личного эмиссара Троцкого было поручено создать ячейки в США. Именно в США, в Балтиморе 21 августа 1940 года Хейенорт узнает о смерти «вождя революции».

Жан Луи Максимилиан ван Хейенорт (второй справа) с семьей и кругом приближенных Троцкого.

По словам одного из его биографов, Хейенорт позже сказал, что он чувствовал определенную личную ответственность в связи с убийством Троцкого, и, кажется, у него было ощущение, что он мог бы спасти ему жизнь. Это, возможно, стало одной из причин того, что Хейенорт никогда не мог полностью выйти из тени Троцкого.

После возвращения в Нью-Йорк Хейенорт не только реорганизует межнациональный секретариат IV Интернационала, но и «реорганизует» свою собственную жизнь. В течение многих лет в качестве партийного функционера он никогда не забрасывал своего интереса к математике и формальной логике. В 30 лет он поступает в университет Нью-Йорка – и в 1949 году защищает диссертацию. С этого момента бывший революционер живет спокойной жизнью профессора – сначала преподает математику, а затем и философию. В 50-е годы он обращается непосредственно к истории логики, и вскоре приобретает общенациональную академическую репутацию. Он занят публикациями по теории доказательств, логической сложности, редактирует Фреге и Гёделя. Преподает в Стэнфорде, Оксфорде, читает курсы в Индии и Мексике. Книга Хейенорта «Книга основ: от Фреге до Гёделя» 1967 года послужила важной пропедевтикой в историю логики для студентов американских университетов, выполняя функцию институализации знания аналитической философии в виде учебника.

Рассматривая генезис современной логики в 19 веке, Хейенорт отметил существование двух мощных лобби в академической среде того времени, а именно lingua characterica и calculus ratiocinator, логики как языка и логики как исчисления, терминов восходящих к Готфриду Лейбницу. Лейбниц, как известно, гордо провозгласил, что «в диспуте между двумя философами нужды будет не более, чем в диспуте между двумя счетоводами. Для разрешения противоречий достаточно будет взять грифель и, сев за доски, сказать друг другу «давайте вычислять». В действительности этот девиз оказался сильно девальвирован как странными лингвистическими верованиями Лейбница (например, т.н. гав-гав – теориями, предполагающими происхождение языка из подражания звукам животных), так и воззрениями на природу логики современниками. Значило ли это создание языка исчисления, или особой алгебры логики? Хотел ли Лейбниц создать аппарат для анализа языка — lingva или просто математическую теорию -calculus?

«Это лучше всего видно как раз на примере кванторной теории: если пропозициональная логика ограничивается лишь выявлением структуры сложных суждений, а простые суждения заменяются переменными, то мы получаем развернутый язык для формализации атомарных суждений, состоящий из предикатных букв, переменных и кванторов. «Пропозиции, – пишет Ван Хейенорт, – становятся артикулированными и могут выражать смысл. Новая нотация позволяла переписать символическим образом целые научные трактаты, возможно даже все, – задача, которая выходит далеко за пределы пропозиционального исчисления. Мы имеем здесь lingua, а не просто calculus»»1.

Дихотомия Хейенорта вошла в лексикон историков логики, и остается в ней даже сегодня.

Жизнь Хейенорта – революционера и жизнь Хейенорта-логика могут показаться контрарными, но за взаимоотношением марксисткой практики и реконструкциями логических теорий скрывается ответ на вопрос о возможности политической ориентации ученого.

1. Между Calculus Ratiocinator и Characteristica Universalis: спор двух парадигм в философской логике на рубеже XIX-XX веков. Горбатов В.В. // Философский журнал, 2009. № 2(3). C. 118—132


комментария 2 на “Между мировой революцией и наукой. История одного историка”

  1. on 27 Июл 2012 at 11:55 пп Animasion

    Любопытно, с каких это пор Фрида Кало и Диего Ривера стали «приближенными» Льва Троцкого?..

  2. on 30 Июл 2012 at 10:33 дп Болатаев

    По приглашению Риверы Троцкий приехал в Мексику. С Кало была некая любовная линия.

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: