ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО ЗДЕСЬ. ПРЕДЫДУЩЕЕ ЗДЕСЬ

6. Рабовладельцы против крепостничества

Пока Пушкин едет из Петербурга в Екатеринослав, попробуем разрешить парадокс: отчего же представители гвардейской корпорации, могущество которой стояло на крепостном рабстве, к 20-м годам 19 века стали выступать за освобождение крестьян?

Не пилили ли они сук, на котором сидели?

Может быть, на них так повлияла Великая Французская революция?

Да, согласимся мы. На них повлиял главный экономический результат Французской революции.

В чем же он состоял? Заглянем в учебник.

«Промышленный переворот во Франции начался позже, чем в Англии. Он проходил медленными темпами, что объясняется… отсутствием значительной пролетаризации … крестьянства… революционные события конца XVIII в. ускорили переход страны к промышленному перевороту… Крах феодального режима ускорил дифференциацию крестьян и облегчил их миграцию. Складывался столь важный для фабричной промышленности рынок рабочей силы»» (История мировой экономики: Учебник для вузов/ Под ред. Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. — М.: ЮНИТИ, 2002, 20.2. Особенности социально-экономического развития Франции).

Ключевые слова здесь, на наш взгляд, это – пролетаризация крестьянства, Она же – индустриализация крестьянства. Первой этот процесс начала Англия. В начале 17 века эта страна лишилась опоры своего экономического могущества – Московской компании. В результате австрийско-польской интервенции 1609-1618 гг. деятельность Московской компании прекратилась, вывоз англичанами товаров из России (Московии) оборвался. Как следствие, Англия погрузилась в тяжелый экономический кризис, результатом его стала Гражданская война (так эти события называют сами англичане; марксистская теория нарекла их Английской буржуазной революцией). Революция, то есть кардинальное изменение экономического строя, в Англии, действительно, произошла, но несколько позже, когда крестьян согнали с земли. В Англии этот процесс получил название «огораживания». Лишенные средств к существованию крестьяне образовали армию пролетариев. «В рядах крестьянства, разоренного и экспроприированного переменами в сельском хозяйстве, промышленники находили резерв дешевой рабочей силы» (Хилл К. , «Английская революция», М.: Изд-во «Иностранная лит-ра», 1947). Сверхприбыль, полученная за счет дешевой рабочей силы, была направлена английским правящим классом на осуществление промышленной революции. В результате в 18 веке Англия постепенно возвращается в европейскую и мировую политику.

Как метко написал современный автор:

«И уже в 20-е гг. XVIII века континентальная Европа обнаружила, что эти странные англичане на своем туманном гриппозном острове создали оригинальную экономическую и социальную систему, и именно в ней кроются причины небывалых британских успехов» (Валерий Бондаренко, «Лики истории и культуры. Туман вокруг Альбиона»).

Система эта была основана на сгоне крестьян с земли.

Французы прекрасно усвоили английский урок. В ходе Великой Французской революции под лозунги о свободе, равенстве и братстве крестьяне лишились общинных земель.

«Крестьянство, составлявшее 90 с лишним проц. населения страны, … страдало от малоземелья (в некоторых местах оно осваивало не больше 20 проц. наличной земли), впадало в крайнее нищенство (перед революцией Франция насчитывала 11 млн. остро нуждающихся в помощи)» (Софья Андреевна Лотте, «Пролетариат и буржуазия в Великой Французской революции», Борьба классов. 1933, № 6. С.52-71).

Часть общинных земель была на момент начала революции уже изъята у крестьян. Та же, что оставалась, как правило, целиком сдавалась в аренду. Доход от нее позволял держаться на плаву самым бедным.

«14 августа (1792 г.) Законодательное собрание… постановило под шумок следующее:
1) Начиная с нынешнего года немедленно после уборки хлебов все общинные земли и общинные права, иные, чем на леса, будут разделены между всеми гражданами каждой общины; 2) эти граждане получат свои участки в полную собственность; 3) общинные земли, известные под названием пустошей и остатков (sursis), будут также разверстаны между жителями…

Таким образом, исподтишка наносился общинному землевладению смертельный удар в ту минуту, когда общественное мнение, взволнованное взятием Тюильри, занято было совершенно другим…

Почти везде деревенская буржуазия, т. е. крестьяне побогаче, поднимали вопрос о разверстке общинных земель; но этому противилась масса более бедных крестьян, как тому противятся теперь крестьяне в России, в Болгарии, в Индии и т. д. — везде, где еще удержалось общинное землевладение…

В пользу разверстки общинных земель и перехода их в частную собственность всегда ратуют, как известно, крестьяне, нажившиеся какой–нибудь торговлей и надеющиеся скупить впоследствии за бесценок участки у обедневших хозяев…. лишая этим более бедных крестьян права пользования угодьями, без которых им прожить было трудно….

Теперь нам понятно озлобление, вызванное этим законом среди более бедного крестьянства против республиканцев… Это был прямой грабеж на пользу сельской буржуазии» (Кропоткин Петр Алексеевич, «Великая Французская Революция 1789–1793», XLVIII).

Декрет «О способе раздела общинных земель» от 10 июня 1793 г. гласил: «Каждый гражданин пользуется полученным им после раздела участком на основе полной частной собственности…Если 1/3 голосов выскажется за раздел, то таковой будет произведен».

В результате этого раздела беднейшие крестьяне были лишены постоянного дохода от сдачи в аренду общинных земель и, чтобы не умереть с голоду, вынуждены были пополнить армию пролетариев, влившихся во французскую промышленность.

«Лион, в котором насчитывалось не более 6800 ткачей в 1800 году, имел их до 15 500 перед кризисом 1811 года;

Ним производит тафту, шелковый трикотаж, смешанные ткани; с 1800 по 1812 год число его станков увеличилось с 1200 приблизительно до 5000, число рабочих — с 3450 до 13 700…

Металлургическая промышленность быстро вырастала… Продукция (в 1812 г.) составляла 99 000 тонн чугуна в чушках, что давало 69 000 тонн сортового железа против 61 000 тонн чугуна и 46 000 тонн сортового железа в 1789 году. Чугунное литье увеличилось с 7000 тонн до 11 000» (Эрнест Лависс; Альфред Рамбо, «Время Наполеона. Часть первая. 1800-1815», ОГИЗ, 1938, гл. XII).

Таким образом, за десятилетие численность текстильных рабочих возросла от 2-х до 4-х раз, Более чем в полтора раза увеличилась металлургическая продукция.

При этом «рабочие находились в бесправном положении и всецело зависели от хозяев. Заработная плата была низкой и отставала от роста цен. 14-18-часовой рабочий день являлся обычным даже для квалифицированных рабочих» (Лотте, там же). Также широко эксплуатировался женский и детский труд

Вот на эту сверхприбыль, получаемую от труда созданной армии пролетариев, Франция и осуществляла в 19 веке промышленный переворот.

Кроме того, «за счет спроса на амуницию, оружие и прочее в период революционных событий и наполеоновских войн расширился внутренний рынок» (История мировой экономики: Учебник для вузов/ Под ред. Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. — М.: ЮНИТИ, 2002, 20.2. Особенности социально-экономического развития Франции).

Иными словами, часть свехприбыли шла на создание и оснащение армии – уже не армии пролетариев, а настоящей армии. Ее-то и пополняли эти пролетарии, которым во Франции нечего было терять. Сгон французских крестьян с земли и стал основой «чуда Наполеона» — его обширных завоеваний.

Все это прекрасно понимали российские гвардейские заговорщики, стремившиеся перепрыгнуть из рабства в капитализм, сняв сливки с процесса индустриализации согнанных с земли крестьян.

Все преимущества создания армии пролетариев осознавало и российское императорское правительство. «Указ об освобождении крестьян в Эстляндии был издан в 1816 году, в Курляндии — в 1817 году и в Лифляндии — в 1819 году… главное основание реформы всюду было одно и то же: узы личной крепостной зависимости были разбиты, дворянство сохранило право на всю землю… крепостной получал свободу, но он не получал земельного надела, который бы позволял ему жить. Лишенный средств к существованию, освобождаемый принужден был поступать на службу к помещику в качестве арендатора или поденщика. Свобода … создала пролетариат…» (М.А. Литвинов, «История крепостного права в России», М:, Общеполезная библиотека для самообразования, 1897, с. 124).

Но Александр I не спешил отменять крепостное право в России и создавать российский пролетариат. И у него были весьма основательные причины.

Во-первых, этому сопротивлялись помещики-дворяне. Создавая в противовес гвардейской корпорации союзника в виде дворянства, правительство, конечно, не могло рисковать его лояльностью, отменяя крепостное право. (В этом еще одна причина провала восстания декабристов – дворянство не поддержало их программу освобождения крестьян и стало опорой императорского режима).

Во-вторых, на крепостном праве покоилась сила (то есть размер) русской армии. Так у солдата в английской армии начала 19 века «годовое жалованье было в одиннадцать раз больше, чем у русского солдата… Система ежегодного набора рекрутов давала возможность российской армии оставаться крупнейшей и самой дешевой в Европе…» (Доминик Ливен, « Россия против Наполеона. Борьба за Европу. 1807-1814»: М., Российская политическая энциклопедия, 2012, Россия — великая держава).

В-третьих, на крепостном праве основывалось продовольственное снабжение русской армии. Проблема продовольственного снабжения войск возникла одновременно с появлением в Европе массовых армий. Особенно остро она стояла во время Тридцатилетней войны 1618- 1648 гг. Как раз в это время во французской армии стала складываться так называемая магазинная система довольствия.

Напомним, что именно недостаток продовольствия привел к поражению армии Наполеона в войне с Россией. Причем проблема эта возникла сразу после перехода российской границы: «Люди и лошади большой армии Наполеона переносили ужасные лишения, что вызвало страшный падеж лошадей и скота и мародерство в войсках, вынужденных отыскивать себе пропитание. Бедствовали даже войска, остановившиеся в Вильно. Вот как описывает свое положение командир гвардейской батареи, простоявшей десять дней в Вильно «От Вильна до Витебска каждый корпус, каждый полк, каждая рота должны были продовольствоваться собственным попечением; каждый капитан был интендантом своей роты. Как только становились на бивак, войска брели во все стороны, отыскивая продовольствие. Солдаты приносили снопы или муку, но им не удавалось найти хлеба. Если случалось найти печь, то ночью пекли хлеб. Утром масса повозок, нагруженных мукой, в виде авангарда двигалась с бивака в поисках печей и мельниц. За неимением лучшего сыпали муку в бульон. Большинство солдат в течение всей кампании не имели другой пищи» («История русской армии от зарождения Руси до войны 1812 г.», СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2003, От Немана до Смоленска).

А вот задача продовольственного снабжения русской армии была решена более успешно. Опиралось это снабжение на хлебные запасные магазины. «Хлебные запасные магазины – это продовольственные склады, создаваемые в Российской империи в XVIII — начале XX века… Наполнение хлебных запасных магазинов и формирование продовольственных капиталов осуществлялось за счет населения… Изначально хлебные запасные магазины создавались для обеспечения армии в случае военной интервенции для максимально оперативного обеспечения войск продовольствием. ..» (С.И. Чудов, «Хлебные запасные магазины на Европейском севере России в XVIII – начале XX века», Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук «Сыктывкарский государственный университет имени Питирима Сорокина» 2017).

В мирное время хлебные запасные магазины должны были предотвращать голод в неурожайные годы. В случае же войны хлебные запасы направлялись на нужды армии. К примеру, «хлебо-запасная система Псковской губернии располагала огромными запасами хлеба — не менее 3890806 кг, — которые можно было пожертвовать в русскую армию в Отечественной войне 1812 г.» (там же). «Согласно указу императора Александра Iот 13 марта 1812 года губернии в театре военных действий должны были беспрекословно выполнять требования главнокомандующего по сбору и доставке запасного провианта. Оплата за выданный под квитанции провиант должна была производиться в полевой конторе при штабе армии по заранее утвержденным расценкам. Фактически, оплата либо задерживалась, от нескольких месяцев до нескольких лет, либо местное дворянство из патриотических соображений отказывалось от денег… Незадолго до начала войны в России была создана система «сельских магазинов», в которых под наблюдением властей хранился «помещичий хлеб». В случае военных требований государство могло его взять у помещиков, либо с предварительной оплатой, либо «взаимообразно» и обеспечить боевые действия русских войск в данной местности. Только при наличии данных предпосылок стал возможным своевременный сбор и отправка провианта и фуража в армию » (Шведов С. В. «Роль запасных провиантских магазинов в планах командования русской армии в 1812 году.Обзор источников»:Отечественная война 1812 года и российская провинция в событиях, человеческих судьбах и музейных коллекциях: Материалы Всероссийской науч. конф. (24 октября 2009 г.). Малоярославец, 2009. С. 49-69)..

Фактически, производилась реквизиция собранного с крестьян при помощи помещиков хлеба: оплата производилась по установленным губернаторами ценам и, как правило, с отсрочкой. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: