Один день

Фото: Владимир Яцин

Полочка для телефона, висевшая на стене, подавала, как на ладоне, телефончик, насмешливо предлагала воспользоваться им. Стены вполне по-мещански были оклеены чем-то напоминавшем о дереве, от них исходил приятный, в общем-то, холодок. Шум морозильников, которых было слишком много, исполнял партии современной музыки.

Бесцельно бродя по квартире, я переходил из комнаты в комнату и удивлялся изгибам коридоров и разнообразию покрытий, лежавших на полу. Ступал на разноцветные ковры и сходил с них. Ощущения стремились от ног к мозгу, и это вполне занимало меня.

Становилось не по себе вот уже двадцать минут вплывать и выплывать из двери в дверь. Логика комнат перестала меня волновать.

Моя фотография… Может позвонить… Музыка? Идея послушать музыку показалась удовлетворительной. Одеваю черные очки, включаю The Doors и буквально отрешаюсь от эстетики предков. Переливы нот рождают адекватные мысли.

Сочность эмоций и непрекращающееся ощущение кайфа. Кайф – это одурманенное сознание, которое может означать только одно – легкую иронию ко всему происходящему.

Совершенно точно откуда-то изнутри выползло желание встать и пойти на террасу. Очки были отброшены, музыка забыта, и все отношения с кроватью и ее будничным костюмом тоже были разорваны.

С первым шагом, сделанным в сторону от лени, которая, как жевательная резинка, могла властвовать довольно долго, но в итоге надоедала и отвергалась, телефон, как эхо, в ритм моей походке убедительно попросил подойти к нему. Трубка лежала на его голове, а он кричал, как разбуженный младенец. «Да! Алло» — сказал я в пятку руки телефона, смотрясь в зеркало и поднимая нос кверху, чтобы посмотреть как реагируют на свет мои зрачки.

Пронзительно кричащий из-за стены голос, шум телефонного звонка, привычка думать проснувшись: все смешалось в моей голове – меня разбудили… Обычный сон… Что сейчас? День или ночь? Нужно все это кончить. Путаясь в халате, наступая на пояс, лениво проходя мимо всего, поднимаю трубку и, затаив дыхание, слушаю гудки, частые, как дыхание беглеца. Опоздал. Маразм какой-то!

Лестница, змеей заполняя пространство, подползала к моей двери. С ритмом моего сердца халат упал и освободил мое тело. Я стоял в луже в виде тряпок, лежащих на полу.

Кран в экстазе спускал воду и манил меня звуками, отлетающими и расползающимися вокруг. Закрыв глаза, ощущая чистоту собственного желания, я представлял себе чудные картины. Солнце сквозь окно ложилось на красные цветы на полу. Это означало, что сейчас четыре часа дня. Улыбаясь, с закрытыми глазами, погружаясь в воду, мой мозг дарил мне эмоции. Рука скользила по бортику ванны, стремилась вдаль и на пределе удаления соединяла тепло воды и холод формы. День начинался. Вся атмосфера рождала запах юности.

Пик возбуждения…

Алекс Ентяков, 1997 г.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: