Отрывки из романа Дугласа Коупленда «Поколение А» (издательство «АСТ»). Предыдущий фрагмент был опубликован здесь.

ЖЮЛЬЕН

Военные прибыли быстро. Спецназовцы оцепили весь парк. Действовали, как всегда, безыскусно — грубо и жестко. Никакого понятия о манерах. Одно слово, уроды.

Старая грымза номер раз сфотографировала пчелу камерой в сотовом телефоне. Потом позвонила в полицию — или в службу спасения, я не знаю, — переслала им фотку и вернулась к своим молитвам. Я поднял пчелиный трупик с земли, положил на ладонь и принялся рассматривать жало. У меня очень хорошее зрение. Жало было совсем крошечным, но все равно выглядело оно грозно. Кожа вокруг укуса слегка покраснела и жутко чесалась. Но я решил потерпеть и не расчесывать, чтобы не стало хуже. Когда я поднял глаза, к нашей скамейке уже подошел целый взвод полицейских. Со злобными лицами и с пистолетами наголо. Старых кошелок подхватили под руки и отвели в сторонку, где оставили под присмотром троих полицейских. Кто-то из офицеров схватил меня за руку и принялся орать: «Где пчела?». Я молча указал на пчелиный трупик, который буквально за пару секунд до того положил на скамейку. Судя по бурной реакции стражей порядка, можно было подумать, что это не крошечное насекомое, считавшееся вымершим, а как минимум пусковое устройство для межконтинентальной ядерной ракеты. Кто-то из полицейских дал подтверждение по рации, что это действительно самая что ни на есть настоящая Apis mellifera. Меня спросили, что произошло. Вокруг уже собиралась толпа любопытных. Наверное, думали, что я какой-нибудь мелкий воришка, задержанный доблестными служителями закона. Ну и ладно. И пошли все в жопу. На парковую дорожку вырулил небольшой автофургон с белым прицепом, какие обычно не ездят по городу. В таких домах на колесах жирные америкосы разъезжают по своим бескрайним пустыням и ждут, когда за ними придет смерть. Машина заехала на лужайку рядом с моей скамейкой и остановилась. Из прицепа выбрались какие-то люди в белых халатах. Я так понял, ученые. Потом послышался рев вертолетов. С севера, со стороны Монтрея, к нам приближались пять SA-330. Больше всего мне хотелось вернуться в мир «World of Warcraft», исчезнуть с этой несчастной планеты с ее деревьями, набожными старушенциями и причинно-следственными связями.

Один из ученых — наверное, главный; про себя я назвал его «альфа-самец» — велел мне забираться в прицеп. И я забрался в прицеп. А что еще остается, когда у тебя перед носом размахивают полицейскими дубинками?! Уже внутри меня запихнули в какую-то тесную кабинку из толстого прозрачного плексигласа. Козлы. Я спросил одного из сопровождавших меня строгих дядек, можно ли мне позвонить по его сотовому телефону. Похоже, они удивились, что у меня нет своего мобильника, и жутко переполошились по этому поводу. Интересно, с чего бы? Мне сказали, что аппарат мне не дадут, но если я назову номер, они сами его наберут, и я смогу поговорить по громкой связи. Вот уроды. Ну и пошли они в жопу. Да и кому бы я стал звонить? Маме? Маму надо сперва оторвать от YouTube. Она вся — в далеком прекрасном прошлом, как воткнется в экран, так и смотрит свое разлюбезное видео с выступлением Торвилл и Дина под «Болеро» на Олимпийских играх в Сараево в 1984 году. Снова и снова, по кругу. Позвонить папе? Ну, да. Дайана Росс поет заглавную песню из фильма «Махогани»: «Ты точно знаешь, куда идешь?»… чернокожая девочка из Детройта в первый раз видит Рим, в первый раз приобщается к истории, сидя на заднем сиденье старого раздолбанного такси. Сплошные блики в объективе. Плохонькая дешевая фотокамера. «Я всего-навсего бедная черномазая девчонка из Америки! Но за эту короткую поездку от аэропорта Да Винчи я стала другим человеком! Если бы все люди увидели Рим так, как я — хотя бы в течение трех с половиной минут, — мы бы жили в эротическом сне генерального продюсера какой-нибудь студии звукозаписи, в его воплощенной мечте о посткапиталистическом будущем!»

Папе хочется верить, что внешний мир легко поддается пониманию. Так что пусть они с мамой увидят меня в новостях по телику. А пока что я просто уселся на синий пластмассовый стул в своей тесной прозрачной кабинке. И сидел под присмотром двух полицейских, пока ученые — про себя я назвал их «ученые обезьяны» — суетились снаружи в связи с прибытием еще парочки передвижных лабораторий в автоприцепах.

Потом к моему плексигласовому «аквариуму» подошел тот самый альфа-самец. Сказал, что его зовут Серж, и принялся задавать мне вопросы. Спросил, живу ли я сам по себе или до сих пор с родителями. Да сих пор? Вот урод. Я сказал, что это не его дело, а он кивнул и улыбнулся:

— Значит, с родителями.

Он был невысокого роста, худой как щепка. В белом халате поверх делового костюма, в каких ходит вся бюрократия.

Женщина, сопровождавшая Сержа, спросила, где работают мои родители. Я ответил, что мама работает в «Asea Brown Boveri», а папа — в ЦЕРНе*, в отделе программного обеспечения расчета зарплаты.

— У тебя есть братья? Сестры?

— Брат работает в отделе маркетинга в «Kellogg’s». Сестра — в «Nokia», в хельсинкском отделении. Наша семья — показательный пример всеобщей глобализации. Я сам изучаю английский всю жизнь. И еще в детском саду ездил в Англию по обмену.

— А сейчас ты где учишься?

— В университете. В Сорбонне.

Ага. Nous avons un genie ici a notre milieu. И что изучаешь?

— А это не ваше собачье дело.

Серж повернулся к женщине:

— Селин, ты понимаешь, как нам повезло? Наш первый европеец, ужаленный пчелой — впервые, заметь, за последние шесть лет, — не кто иной, как Шон Пенн. Будь добра, посмотри в холодильнике, там где-то должен быть антидот от безудержно гениального лицедейства, достойного премии «Оскар».

— Очень смешно.

Серж угрюмо взглянул на меня.

— Слушай, Жюльен, тебе двадцать два года, и у тебя недоразвиты лобные доли мозга. Можешь сколько угодно сейчас возмущаться и спорить, но это научный факт. Кстати, когда человек уверен, что он весь такой из себя замечательный и поэтому якобы вправе презирать всех и вся — это как раз показатель, что его лобные доли еще не развились до конца. На самом деле все твое поведение — это обычное биологическое клише. Для окончательного становления твоему мозгу нужно еще два-три года, а пока что ты просто биологический робот, и все твои мысли и чувства суть продукты неполноценных кортикальных сигналов и минутных капризов, обусловленных буйством гормонов. Так что не надо выделываться, молодой человек. Потому что ты можешь считать себя самым крутым, но для меня твое хамство — не проявление яркой индивидуальности, а всего-навсего нежелательная и до смерти скучная помеха на пути наших исследований.

— И что вы исследуете?

Он выдержал паузу — одну из тех пауз, на которые ты сперва не обращаешь внимания, а потом вспоминаешь и думаешь: «Черт, вот когда надо было быть более внимательным».

— Нам надо узнать, что в тебе есть такого, чего нет во всех остальных, и что привлекает пчел, — сказал он. — Это может быть важно. Для всей планеты.

— Ага.

— Поэтому прекрати выступать и веди себя, как мужчина.

Селин сказала:

— Просто поговори с нами, ответь на вопросы. Ты сегодня пользовался одеколоном?

— Я что, похож на клубного мальчика?

— Вполне подошло бы простое «нет». Когда ты в последний раз принимал душ?

— Дня четыре назад.

— Понятно. Ты пьешь какие-нибудь лекарства?

— Нет.

— Что ты сегодня ел?

Тут я задумался.

— Что значит «сегодня»?

— Прошу прощения?

— Я не спал больше суток. Поэтому слово «сегодня», наверное, ко мне не относится.

— А что ты делал все эти сутки, пока не спал?

— Играл в «World of Warcraft». В гейм-центре на рю Клод Декан.

Селин озадаченно нахмурилась.

— Это многопользовательская онлайновая ролевая игра в псевдореальном времени, — пояснил Серж. — Действие происходит в виртуальном параллельном мире…

— Ага, поняла.

Селин спросила, что я ел за последние сутки.

— Клубничный йогурт. И половинку шоколадки тоблерон.

— Алкоголь? Лимонад? Кофе?

— Нет.

Серж с Селин уставились на меня, а потом Селин спросила:

— А когда ты в последний раз был на занятиях в университете?

— Ну… недели три назад.

— Правда?

— Ага. Родители не знают, и я надеюсь, что вы им не скажете.

— Через пару часов о тебе будет знать вся планета, — заметил Серж. — Твоя прежняя жизнь завершилась, Шон Пенн. Хочешь не хочешь, но у тебя теперь новая жизнь.

В кабине фургончика что-то бибикнуло. Я выглянул в окно. Люди в белых халатах закрывали фасады особняков, примыкающих к парку, белым брезентом. Меня уже начали доставать эти шуточки насчет Шона Пенна.

Мистер Пенн заперся у себя в трейлере? Мистер Пенн о чем-то задумался или просто грустит? Шон, здесь не курят. Это муниципальная собственность!

В этой тесной прозрачной кабинке я себя чувствовал хомячком в аквариуме.

— Меня зовут Жюльен!

Серж покачал головой:

— Шон, Шон, Шон… не кипятись.

Селина сказала:

— Шон, я тебя очень прошу, не надо на нас бросаться.

Мы же не какие-то папарацци…

— Хотя мы все-таки будем тебя фотографировать, — объявил Серж, доставая из сумки профессиональный «пентакс» самой последней модели, способный снимать триста кадров в секунду. — Ну-ка, где у нас жало?

— А мне его вытащат?

— Да, сейчас.

Селин держала линейку, а Серж выставлял фокус. Снаружи ревели сирены — полицейские и пожарные. Судя по шуму и грохоту, сюда вызвали армейское подкрепление и теперь оцепляли весь Венсенский лес. О чем я и сказал своему дуэту комиков. В смысле, Сержу с Селин.

— Лес? — переспросил Серж. — Они оцепили весь округ. Перекрыли движение к северу от Сены и на окружной. Теперь будут обследовать каждое дерево, каждый куст, каждую клумбу, каждое здание в этом районе. Будут искать улей.

— И найдут?

— Очень надеюсь, что да.

— Вы, как я понимаю, ученый. А в какой области?

Серж сердито хмыкнул.

— Ага, все-таки поинтересовался. Не прошло и часа. Типичный представитель подрастающего поколения — весь поглощенный собой. Скажи-ка мне, Шон, тебе, наверное, всю жизнь говорили, что ты какой-то особенный? И все, что ты делаешь, неизменно прекрасно и удивительно?

Я сказал:

— А не пойти ли вам в жопу?

— Какой невоспитанный мальчик…

— Серж, прекрати. — Селин поймала мой взгляд. — Серж — специалист по… протеинам.

— Да? — В протеинах я не разбирался. — Однажды я видел изображение молекулы гемоглобина. Вся такая загадочная и извилистая. Если бы я рисовал компьютерную игрушку, я бы взял эту молекулу за основу системы пещер. Получилось бы круто.

Серж повернулся к Селин:

— Сразу видно, что человек до сих пор живет с родителями. В одной из стенок моего прозрачного аквариума было проделано два отверстия, из которых торчали толстые резиновые перчатки. Как в каком-нибудь хранилище радиоактивных отходов. Серж сунул руки в перчатки, попросил меня пересесть поближе, схватил меня за руку и ловко вытащил пинцетом пчелиное жало. Я так и не понял, откуда он взял пинцет. Тоже мне фокусник! Прямо цирк Солнца!

— А теперь будем брать кровь.

— Кровь?

— Ага, кровь.

Я боюсь вида крови. Собственно, это одна из многих причин, по которым я не принимаю реальный мир.

— А много?

— Ведро, — усмехнулся Серж. — Как в «Кэрри».

— Серж, перестань! — Селин ободряюще мне улыбнулась. — Литр, не больше.

— Литр?! Но я же худой. Литр для меня — много!

— Нам нужны образцы, — сказала Селин. — Для сравнительных тестов.

Я отвернулся, чтобы не видеть, как мне в вену втыкают иглу. Но потом совершил ошибку: уже в самом конце всетаки мельком взглянул на прозрачный пластиковый контейнер, куда стекала моя кровь. Она была такой красной… такой густой. Я дернулся. Игла вышла из вены. Кровь забрызгала все стены моей прозрачной кабинки.

— Ну, вот, — сказал Серж, недовольный и злой как черт. Потом повернул какой-то вентиль, и дальше я ничего не помню. До того, как проснулся совсем в другом месте.

Еще один фрагмент романа «Поколение А» — здесь!

__________________
* Asea Brown Boveri Ltd. — шведско-швейцарская компания, специализирующаяся в области электротехники, энергетического машиностроения и информационных технологий. ЦЕРН (CERN) — европейская организация по ядерным исследованиям, крупнейшая в мире лаборатория физики высоких энергий. Также иногда переводится как Европейский Центр ядерных исследований. Аббревиатура CERN произошла от французского названия Conseil Europеen pour la Recherche Nuclеaire (Европейский совет по ядерным исследованиям).


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: