Картина маслом. О новом романе Мишеля Уэльбека «Карта и территория»
В формате. О книге Романа Сенчина «Информация»
Реальный отжиг. О книге Михаила Елизарова «Бураттини. Фашизм прошел»
Многоточие. О книге Романа Сенчина «На черной лестнице»

Афедрон: сиквел. О романе Елены Колядиной «Потешная ракета»

Два ядра в одну воронку, как известно, редко попадают. А когда второй снаряд вовсе не ядро, а залп фейерверка или, скажем, потешная ракета, вероятность этого трюка сводится к нулю. Праздничный карнавальный салют не то что в воронку, а даже в царский терем не угодит, зато зрелище ротозеям подарит прелепое.

Как же, должно быть, обрадовались те, кто проклинал Елену Колядину за ее «богохульный» и «кощунственный» «Цветочный крест», якобы поставленный на русской литературе! Точнее не за сам роман, а за премию, которой его удостоили. Почти целый год они бегали, схватившись за голову и за сердце, вопя: «Конец ‘Русского Букера’! Конец литературы! Конец культуры! Афедрон! О, ужас!». А теперь, когда впопыхах вышло неожиданно-предсказуемое продолжение скандального романа, вроде и успокоиться можно и, может быть, даже похвалить его. Самое страшное миновало: вспышка успеха померкла, начался мейнстрим…

Облегчение у критиков Елены Колядиной должен вызвать сей факт, что «Потешная ракета» — это явное повторение уже увиденного публикой фокуса, повторение на бис. Ну и, конечно, естественное превращение лесковского драматизма в голую сюжетность тоже не может не порадовать книжников фарисейской закваски.

В остальном же, если это еще имеет какое-то значение, Елена Колядина планку не уронила. Ее юмор остался таким же искрометным, говорок героев и рассказчика – таким же нелепым и смачным, фабула яркой и выпуклой.

Феодосия Ларионова, обвиненная в колдовстве, чудом спасшаяся от православного аутодафе, обнаруживает себя в обличии кроткого монаха. Так ее вырядил стрелец Олексей, дабы спасти и себя, и «ведьму» от скорого суда тотьмичей. Цель Олексея – сбежать вместе с Феодосией в Москву, подальше от мракобесов Тотьмы, поближе к светозарному царю Алексею Михайловичу. Цель Феодосии – вознестись на небо, хоть бы и техническим путем, где обитает ее пропавший сын Агеюшка. В Златоглавой выясняется, что Феодосия не просто умная девица, но человек эпохи Возрождения. Этакий Леонардо да Винчи в юбке. Вернее в рясе. На ходу освоив латынь, Феодосия, замаскированная под женоликого монаха Феодосия, жадно постигает все новые и новые премудрости. А Олексей, между тем, ловко взбирается по карьерной лестнице к пределу своих мечтаний – должности стрельца Его Царского Величества. Читатель, вместе с героиней книги, постигает чудесное устройство мира – узнает о сферах земных и небесных, о диковинных заморских зверях, о разных чудо-механизмах (привет лесковскому Левше!). Колоритная Матрена, источник скабрезных шуток, самый яркий персонаж «Цветочного креста», в этом сказе отсутствует, следовательно, читая «Потешную ракету» боцманы и грузчики краснеть не будут. Отец Логгин, погрязший в невежестве, поповском тщеславии, антипод Феодосии, тоже появляется на секундочки – в начале и в конце произведения. Начавшийся в «Цветочном кресте» конфликт между этими типажами утонул в феерической развязке, со стрелецким бунтом и взлетом потешной ракеты. Все персонажи разбежались в разные стороны – кто куда…

«Цветочный крест» был трагедией с христианской надеждой. Но надежда обернулась долгими, правда, очень светлыми и веселыми лубочными приключениями. Так что продолжение наверняка последует! Олей!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Картина маслом. О новом романе Мишеля Уэльбека «Карта и территория»
В формате. О книге Романа Сенчина «Информация»
Реальный отжиг. О книге Михаила Елизарова «Бураттини. Фашизм прошел»
Многоточие. О книге Романа Сенчина «На черной лестнице»


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: