без названия

«Это» было четыре года назад. Публикую без редактирования. Никаких моих моральных сил не хватит, чтоб изменить хотя бы одну строчку. Так что не судите строго=)

Шесть карт. Шестая открыта. Первый ряд — занятия бездельницы. А дальше — пять карт, пятая открыта, и так до одной. Лестничной очередью выстроились её лучшие друзья. Те, с кем она когда-либо искренне делилась. Ближе всего червовый король, потом трефовая семерка и бубновая девятка. В конце, на самом верху — червовая семерка.. Но их она трогать не станет. Прежде всего она отложит в сторону бубновый и пиковые тузы, что возглавляют четвертый и пятые ряды. С момента, как она убирает тузы и раскрывает две нижние карты, разгорается борьба за выживание.

«Если б сейчас была весна… Сосновый сад ждал бы нас с ним. Мы бы забывали про все на свете. Мне не было бы так одиноко. Но что ж я о себе только и говорю? Ведь все эти его холодные взгляды, безразличие и грубость — все это просто хорошо выкроенный и вышитый костюм для маскарада. Ведь под этим таится легко ранимая душа, чувственность, грусть и чистая детская радость каждой мелкой удаче в жизни. Ведь над всем этим висит тяжелый груз в груди. Груз от немощи, неопределенности и, возможно, страха. Он не знает, как поступить со мной, с родными, он боится думать, что же будет с ним… Казалось бы, обычный пофигист, грубиян, холодное отродье 21-ого века… Неееет! Не смей даже так думать о нем! Ты больший эгоист, чем он. Да, он всегда молчит, ему все одинаково, якобы не нужно. Но в нём есть то, чего нет ни в ком другом. Он не разливает слёзы людям на душу, он даже и не пытается сбросить с себя на другого этот тяжёлый груз. Он всё терпит, тащит это на себе. И не покажет ни своей грусти, ни тоски. Ни у кого сердце не болит от того, что этому человеку худо. Вот зачем он всё таит: не причинить боль людям, не расстроить человека… Но мне больно, мне тяжело, я знаю всё: и грусть, и счастье и любовь… На этот раз я не о себе. Это его груз мне известен, от того и тяжело. Видела! Онемела от страха, когда увидела, что творится у него внутри. Я там была!…

Через мрак, туман и голоса мученников ада ведёт куда-то узкая тропа. Тропу окружают тёмные леса и вдруг… Пусто! Ничего вокруг не оказывается. Я оглядываюсь — нет ни тропы, ни грешников несчастных, ни деревьев, ни души. Я наедине с холодным, мерзким туманом. Чуть слышен шум ливня. Я проделываю шаг, поставив ногу в пустоту, потом другой, и третий, и четвертый, и направляюсь в то невидимое никуда, откуда слышен дождь. Выхожу на маленькую серую полянку. Льет дождь. Шорох и топот холодного дождя сопровождается отрывистым, тихим, жалким свистом. Вдруг появляется за стенкой грозного ливня маленький ребёнок лет пяти. Ах это же не свист! Это дыхание ребёнка. Бедненький, он весь замёрз! В лохмотьях, босой, с мешками под глазами, голодный и беспомощный малыш тут кажется радугой во время дождя. Видимо он болен, раз его маленькие лёгкие так свистят. Он промок до ниточки, но на унылом мокром личике можно с легкостью отметить маленькие слезинки. Он смотрит на меня просящими о помощи глазками и так тяжело вздыхает, что я тут же поднимаю его на руки и крепко-крепко сжимаю его к груди, чтобы согреть. Он так мучается, крутит светленькую головку то в одну, то в другую сторону. Стонет от какой-то мучительной боли и кричит. Кричит, будто ему только что снился кошмар. Ему страшно, холодно и больно. Я спрашиваю сама себя, где же его родители, есть ли они вообще, есть ли кто-нибудь, кто о нём позаботится.

Малыш уныло качает головой в знак отрицания.

Опять в уме я спрашиваю: ”Неужели ты один?!”

Малыш кричит громче, так, что охриплый, тонкий голосок пронизывает сердце, режет слух. Я невольно плачу. Хочу, чтобы всё это исчезло. Но уже поздно! Я одержима этим ребёнком и этим мрачным миром. Я хочу спасти ребёнка. Пытаюсь увести его оттуда. Закрываю глаза, предварительно рукой нежно прикрыв и его тусклые глазки, и пытаюсь заглянуть к себе в душу. Я уверена, там ему будет лучше. Помню, что когда я покидала свою душу и заходила в другую, в моей душе царила светлая весна. Цвели цветы, маленькую лужайку окружали зеленые деревья, чуть моросил дождик, но светило солнце и грело всё вокруг. Да! Так оно и было! Но я увидела то, что было тайной для меня, я свидетель всего, что происходит в том тревожном мире, и эти мрачные мысли не покинут меня.И теперь в моей душе царит такой же хаос…»

Тут мысли незаметно для неё прерываются, и снова борьба! Красные карты ложатся на чёрные, открываются и откладываются многие другие. Она пытается всё сделать правильно, будто бы всё зависит от карт.

«Но ничего, сейчас я всё улажу, милый. Ты не волнуйся, я загадала желание для твоего спасения. Если карты раскроются, то оно сбудется. Я стараюсь, я думаю, у меня получится, не переживай. Скоро всё уладится, и ты будешь улыбаться, любимый! Потерпи ещё 5 минут, карты раскроются и тебе полегчает! Обещаю, мой кусочек солнца, ты будешь улыбаться!»

Карты не раскрылись…

«Это ничего не значит! Они по идее должны были раскрыться… Это, наверняка, я в чём-то ошиблась… Верно! Я должна была взять червовый валет, а не другой… К тому же я во всё в это не верю! Суеверие — глупость! Не волнуйся, любимый! Всё будет хорошо!.. Это карты, кусочки толстой бумаги, они ничего не способны изменить… Мне просто было нечем заняться!

Мне не нравится твой друг! Тот, что только появился… Он хочет, чтоб ты вырос, но ветром дует тебе в душу — а малыш всё дрожит!»

Опять она заглядывает ему в душу. Малыш еще у неё на руках. Вдруг он смотрит ей в глаза и резко отталкивает её. Будто она превратилась в монстра, ворвавшегося в его комнатку. Она не находит слов… Просто молчит. Даже мысли нет, чтоб на миг задуматься — молчит и не думает! Дождь прекратился, но солнце всё ещё кроется за толстым слоем беспощадно-серых туч. И ему тяжело, и ей. Она плачет, не может протереть слёзы с лица. Через минуту слезы опять появляются, так же много, так же тяжело зависают на лице и тянут за собой в подземелье. Она смотрит на него и постепенно утопает в пустоте.

«Взгляни, что ты со мной сделал, смотри, как мне плохо, сделай что-нибудь! Не покидай меня, спаси, мне больно!»

А в ответ- ничего. Он смотрит на неё холодным, суровым взглядом и молчит.

Всё, осталась только её рука, безнадёжно протянутая в его сторону. Но и она ползёт вниз- в пустоту.

Конец. Она погибла. Погибла, даже не успев попрощаться со своей собственной душой… Этого отважного сердца, готового разорваться на части, но только спасти и приютить в себе ещё кого-то, не осталось и кусочка. Её больше нет ни для родных, ни для друзей, ни для себя!

«Но надежда горит, она бессмертна! Я готова ещё на подвиги. На то, чтобы перевернуть свет, чтоб согреть малыша в твоей тревожной душе, любимый! Хоть без сердца, но я тебе снова помогу, даже если для этого мне придётся покончить с жизнью ещё раз!»

* Любите
* Берегите любимых
* Не ломайте сердца
* Любите просто,
* Любите задаром!
* Все достойны того, чтоб их любили и любили. Все этого заслуживают, раз уж за это гибнут миллионы-миллиарды любящих сердец!


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: