ПРОДОЛЖЕНИЕ фрагмента книги Елены Шварц (1948–2010) «Габриэле Д’Аннунцио. Крылатый циклоп (Путеводитель по жизни Габриэле Д’Аннунцио)» («Вита Нова», Санкт-Петербург, 2010).
НАЧАЛО ПУБЛИКАЦИИ — ЗДЕСЬ.

Габриеэле Д'Аннунцио

В ноябре прибыла герцогиня Д’Аоста, якобы для того, чтобы посетить военный госпиталь, но это было только поводом для поездки, смысл которой заключался в поддержке фьюманцев. Возможно, герцог Д’Аоста, адмирал, брат короля, путешественник, возглавлявший экспедицию на Северный полюс, принадлежавший к ветви Савойского дома, соперничающей с правящей, связывал с мятежным городом честолюбивые надежды. Д’Аннунцио приветствовал герцогиню «крылатыми словами», как он привык называть свои речи. Нитти и король видели в этом «театральную демонстрацию», подозревая герцога и жену в честолюбивых замыслах.

Но ближе к зиме начались настоящий голод и безработица. Не было угля и теплой одежды. Надо было что-то предпринимать для поднятия духа.

В ночь на 14 ноября в море вышел большой торпедный катер «Нулло» в сопровождении корабля «Кортелаццо» с двумя батальонами легионеров на борту, миноносца и «маса». На торпедном катере находился Д’Аннунцио, и с ним Джурьяти, Хост Вентури, Гвидо Келлер, летчики Кабруна и Рейна, герой «Буккарской издевки» капитан Риццо. Они направлялись к Дзаре (ныне Задар), чтобы прекратить всякие разговоры об эвакуации итальянских войск из Далмации. Когда они достигли этого города, итальянский адмирал Энрико Милло, назначенный губернатором Далмации, поклялся перед легионерами в том, что войска не уйдут с этих берегов. Д’Аннунцио произнес речь. Взволнованная его словами толпа повалилась на колени, и экспедиция вернулась во Фьюме, оставив в Дзаре с разрешения адмирала отряд во главе с Джурьяти.

Настроение жителей улучшилось еще и потому, что флибустьерам удалось захватить торговое судно «Трапани», груженое продовольствием.

С искусством и культурой, как всегда в смутные и голодные времена, в республике Муз дела обстояли гораздо лучше, чем со снабжением продовольствием. В сентябре Луиза Баккара вместе с младшей сестрой Иоландой (Йола), скрипачкой, дала концерт для всех желающих. Через год приедет Тосканини с оркестром, но это будет уже финалом драмы (или оперетты) Фьюме.

<…>

Голод, неустройство и угроза войны спровоцировали обратное движение из Фьюме в Италию. 6 мая отряд карабинеров под командой Рокко Вадала и пехотная бригада «Флоренция», желая присоединиться к регулярной армии, покинули город. Ардити пытались помешать им выйти из казарм, а когда это не удалось, преследовали их до границы, вступая в стычки. В результате — двое убитых и двое раненых.

Но положение улучшилось — на другой день «ускокам» удалось захватить венгерский пароход «Барон Фейервари», на котором нашли шесть тысяч тонн муки. Ее раздали по карточкам. «Это нам Бог послал, — заявил Д’Аннунцио, — вчера мы причастились со скорбью крови. Причастимся же сегодня хлебом, который нам послал Господь».

Нитти разрешил пропускать в город только самое необходимое для жизни. Запрещен был въезд даже для машин «Красного Креста». Хлеб исчез.

Но в городе все равно царило веселье.

Блокада (хотя и носившая до поры до времени формальный характер) вдохновила Д’Аннунцио на дерзкую мысль — поскольку море было свободно, и к Фьюме постоянно прибывали новые силы, в том числе эскадрильи и корабли, он дал разрешение (и благословение) грабить проходящие в Заливе суда. Д’Аннунцио, претендовавший на звание сверхчеловека, еще раз доказал, что стоит по ту сторону добра и зла. <…>

В городе все жили практически без денег, наступил своего рода анархо-коммунизм. Магазины закрылись, все добытое и награбленное распределялось между солдатами и жителями по карточкам. Часто солдатам приходилось заимствовать висящее на веревках белье, но жители не обижались, не ходить же защитникам свободы в рванье.

Д’Аннунцио впервые мог не заботиться, на что жить. Стоило ему высказать любое желание, и оно исполнялось верными ардити немедленно. Однажды он сказал, что ему нужна лошадь под седлом, наутро под окном стоял небольшой табун. Солдаты, пробравшиеся ночью в расположение регулярных войск, блокировавших город, похитили сорок шесть лошадей и морем перевезли их во Фьюме. Возмущенное командование пригрозило полной блокадой города, если их не вернут. Город вернул лошадей — но вместо откормленных боевых коней сорок шесть полуживых от голода кляч. <…>

С наступлением лета стало легче, и началась череда празднеств, безумный фьюманский карнавал. Поэт носил маску властителя, сладострастник — маску аскета, проститутки — валькирий, солдаты и летчики — воров и пиратов, жители мирного города — партизан.

15 июня 1920 года во Фьюме пышно праздновали день святого Вито, патрона Фьюме. Д’Аннунцио шествовал во главе процессии вместе с посланником папы и присутствовал при открытии памятного камня с изображением льва Сан Марко, привезенного венецианской делегацией. Он произнес речь и открыл спортивные игры, за которыми последовал народный бал. Если верить Кохницкому, танцы быстро превратились в непристойную вакханалию.

Никогда не забуду праздник святого Вито… Освещенная площадь, знамена, лозунги, лодки, украшенные разноцветными фонариками (пусть море тоже празднует), и танцы. Танцевали повсюду: на площади, на перекрестках, на молу, ночью и днем, непрерывно танцевали и пели… Фанфары задавали ритм, военные кружились парами и в хороводах. Солдаты, моряки, женщины, горожане… Куда ни посмотришь, всюду танец — фонарей, факелов, звезд. Голодный, разрушенный, беспокойный, возможно на пороге смерти от пожара или бомб, Фьюме подкидывал вверх факелы и танцевал на краю моря…

И каждый день по городу шагали военные оркестры с тамбурмажорами, и за ними бежала веселая толпа, сопровождавшая их до дворца, где с балкона не уставал всех приветствовать Команданте.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: