О книге Юрия Нечипоренко «Плыви, силач!»

Худ. Н.Подколзин

Ещё не вечер. Мы сидим с писателем Юрием Нечипоренко в золотом и хрустальном дворце, какой бывает лишь в волшебных сказках. Дворец называется кафе «Пушкин».

Почти двадцать лет назад, на строительстве кафе, Юрий Нечипоренко руководил здесь бригадой художников-оформителей. Они и создали это блистательное чудо. Из-за дружеской прихоти мы заказали чайник чаю и один пирожок.

Чай выпили, пирожок преломили, как это делали в прошлые века все ребята-школята. Мы обменялись подарками. Я ему — повесть для подростков «На спине у ветра». Он мне — повесть для них же (и не только) «Плыви, силач».

Сфотографировались. Это теперь, как ритуальное царапанье ладони лезвием ножа.

Итак, проза о русском богатыре «Плыви, силач!»

Юрий Нечипоренко написал сенсационную повесть. Сейчас поясню, почему она неординарная.

В ней «наше всё», солнце русской поэзии выглядит не как записной бретер и развратник с разными уклонами. Он даже не негр, которому поставили памятник в Эфиопии.

Он обыкновенен, как мы с вами

Пушкин, по мнению автора, оказался родным нашим человеком с большим числом родственников, прочными корнями родового дерева. Оказалось, что Пушкин умел пламенно любить и крепко дружить.

Александр Сергеевич обладал и нашими земными чувствами, был задирист и отходчив — скажем, поссорился с Толстым-Американцем, а потом помирился с ним. Юный Пушкин был по очереди (заметьте, не сразу) влюблен в трёх Наташ. Четвёртая его покорила. Впрочем, и сама-то она была покорена этим живым, невысокого роста стихотворцем с обжигающими глазами. Да и как не влюбиться в автора «Руслана и Людмилы»!

Позволю небольшое отступление. Недавно я листал учебники для средних классов по истории и литературе. Поразила их несгибаемая научность, обилие литературоведческих терминов, о которых, подозреваю, не слышал даже великий филолог Пропп. Как такое может читать современный школьник. И с какой стати этому современному школяру надо знать имена всех жён Иоанна Грозного. Их царь-то не всех знал по имени.

Да как же от таких учебников не отвернуться, зевнув, и не вынести на вольный воздух смартфон, да не потыкать там сенсорную панель.

Так вот. Книга Юрия Нечипоренко написана простым языком, который сразу поймешь и запомнишь. Вкусно рассказывается о лицейских временах поэта, о старике Державине и о поэте-учителе Жуковском, о дяде — тоже поэте Василии Львовиче Пушкине, о друзьях Дельвиге, Кюхельбекере… И знаете, не революционер Пушкин был, сейчас вы ужаснетесь — семьянин. Этому титулярному советнику нечего было делать во глубине сибирских руд. Бог предназначил ему написать несколько сказок, роман в стихах, развить русский язык в прозе, да пустить на свет четырех детей, да глядеться в зеркало вместе с Наташей Гончаровой перед балом.

Разве Пушкин хотел изничтожить царя, ведь царь-то считал его умнейшим человеком своего времени. И все исторические архивы открывал для него. Считай, пиит супружниц Ивана Великого!

Но Пушкин не считал. И мне кажется, никакой он донжуанский список своих похождений не вёл. К огорченью литературных сплетников юный Пушкин в Одессе не флиртовал с женой своего начальника, как делают это современные сержанты.

Я заключил это, твердо поверив автору по прочтении книги «Плыви, силач!»

Название взято из одного письма Жуковского–Пушкину. Автор эти письма зачитал до дыр, потому и проза его детальна и конкретна, со ссылками на первоисточник. И я разгадал тайну Юрия Нечипоренко. Он спрятал её в тексте, хотя обозначил в заглавии. Пушкин — это Поддубный, русский силач из городка Ейска, раздвинувший французские погремушки в литературе.

Какими гирями-двухпудовками он играл! Пушкин — тот самый человек, который повернул дворянский язык в народную сторону. А то, глядишь, мы на своих печах всё бы только вопрошали «кис-кисе», а сказав это, задрыхли.

Пушкин и пловец, и силач. И лётчик. Вот что можно понять из небольшой книги Юрия Нечипоренко, которую он творил пять лет. Ээээ, а ведь такие книги и надо писать одну в пять лет, тогда они и будут вертать нас от Толкиена к русским: Пушкину, Гоголю и Ломоносову. Ничего плохого в авторе «Колец» не вижу, пусть себе. Его герои что-то там ищут, сражаются.

А Пушкин все же нам ближе. Он учит, по мнению автора «Силача», бескорыстной дружбе, любви к нашим, вовсе не эфиопским, корням. Кстати, второй хлеб русского человека, картофель, родом из Латинской Америки. Однако это русский корнеплод.

Как и Пушкин, не арап он, а Сергеич.

Книга «Плыви, силач!» обращена к современному подростку. И она будет любезна ему, потому как Юрий Нечипоренко знает этот подростковый язык, легко владеет им. И легко «на ты» обращается к читателю. И к взрослому тоже. Ко мне, например.

Я рад тому, что прочитал эту книгу. И от неё у меня опять появился азарт к чтению. А то ведь он потухал. Слишком современной зауми много «Дыр-бур-щелов» разных. Еще рад тому, что оформил книгу художник Евгений Подколзин, что рисунки в ней воздушно-небесные с простором.

Хорошо, что мы с Юрием Нечипоренко съели пирожок с национальной капустой на двоих в золотистом кафе «Пушкин».

И выходя из дворца, мы встретились, кажется, с Кюхельбекером, который не глядя совал свой остренький палец в экран смартфона. Да, это был он. Но звали его не Вильгельмом, а Данилой.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: