09 1

09 rem sleep research © ti

Неделю тому назад я отмокаю у знакомой после алкоголя. Завариваем зеленый чай, попеременно переключаем телевизор с евроньюс на 2×2 и обратно. Все лучше, чем смотреть в окно, за которым жизнь: работа, куда совесть попросила отзвониться и прохрипеть получестное ‘болею’, клонированные лица, Солнце и воздух, пусть грязный и пыльный, но заставляющий похмельную голову неприятно кружиться. И правда, лучше обо всем этом не думать, а сутулиться и пить зеленый чай с молоком, уткнувшись взглядом в мультипликацию на экране.

Как и во все подобные моменты, я говорю: нужно все бросать и ехать, ехать отсюда. Лучше конечно, в милый европейский городок. В Прагу от десятого номера, дабы постоянные наплывы туристов не мозолили глаза, когда ты читаешь газету на тротуаре или едешь на велосипеде, слушая аудиокнигу. Непременно евроньюс вносит в мой монолог политический аспект. Девушка закуривает и замечает, что она пожила достаточно, чтобы понять: какие бы ни были у тебя старые и выжившие из ума родители, существует ответственность. Понятно, она говорит о нашей стране.

А я никогда не винил Россию. Советский союз тем более. Не за что мне его винить, я там успел пожить всего-то три года. И более того, с жизнью в советском союзе у меня должны были быть связаны только самые теплые воспоминания: еще бы! Целых три года от тебя ничего не требуют, катают в каляске и вообще всячески нянчятся и гулькают. Разве вот только не воспринимают всерьез, это да.

Об этом я и говорю собеседнице. И чем больше говорю, тем яснее оформляется в голове мысль, что бессмысленно мне куда-то бежать. В Прагу от двадцатого номера, презрительному хмыканью из-под газеты над туристами, к высокомерному взгляду на пешеходов с высоты велосипеда. Бежать из этой квартиры, наивно полагая, что где-то там похмелье пройдет скорее. Я закрываю глаза и вижу слайд-шоу постоянных побегов от себя. Смены городов, перемены блогов, обязательное ежегодное заведение аккаунта вконтакте и его разочарованное удаление через неделю. Возложение надежд на что-то новое, нечто извне, что поможет мне изменить мой внутренний мир, никогда не оправдывалось. Стало страшно.

Но об этом мне не хочется говорить вслух. Поэтому я делаю заметку знакомой о том, что важно не событие, а причина, его породившая. А потом, отгоняя мысль ‘менять себя’, молча допиваю свой чай.

Вечером я нахожу в себе силы выбраться на улицу. Пошатываясь от ветра, добираюсь до подземки. По пути к станции жизнь возвращается, реальность затягивает. Мысли о переменах внутреннего мира уходят, уступая более низким (по мне), зато самым высоким по экономической пирамиде потребностей человека. Пока я еду в полупустом вечернем вагоне, пытаюсь вспомнить абзац из непрочтенной книжки Пепперштейна:

Идеология… …вовсе не мир грез, куда можно скрыться от якобы невыносимой реальности. Она обеспечивает не бегство от реальности, а представляет саму эту реальность как бегство от Реального. ‘Идеология… …это иллюзия, необходимая для того, чтобы бежать от Реального нашего желания’.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: