shaman jokes

.SORBID SWAMPS, Zapadna Ceska 2012.

Выходной понедельник начался с того, что я зашёл в гости к Шаману и уселся есть с ним суп.

— Классный супец у тебя получился, кисленький. Что ты туда положил?

— Вообще-то грибы.

*sometime after*

— Слушай, может розетку тебе починить? Всего-то пару шурупов ввинтить надо. – Я нёс какую-то чушь, пытаясь стряхнуть с себя липнувшее чувство абсурдности и страха.

Розетка, среагировав на звук, подобрала под себя провода-лапки и замерла в центре ковра болотно-песчаной расцветки, прибитого к стене. Шаман повернулся ко мне, отвлекаясь от микроскопа, в котором изучал свежие побеги лекарственных трав и иссушенных мух, прятавшихся за стеклом подъезда:

— Себе настройку подкрути, а то беленький совсем.

Висящий над моей головой шаманский бубен свирепо захохотал, явно пытаясь напугать. Или просто шутка очень понравилась. Две совы, сидящие на форточной жёрдочке, переглянулись:

— Что за..? – У молодой совы расширились глаза и поднялись оперенные брови.

— Шаман всегда так смешно шутит. – Ответила взглядом сова поопытней и жирно ухнула. Бубен прикусил мембрану и чуть зашелестел бубенцами, негодуя.

Стены комнаты округлились, и в центре одной, с ковром, прорисовывался трёхмерный шар, полосы слились и я увидел обычную для предвесеннего времени года и нашей местности почву. Где-то пробивалась зелёная трава, в разлитых лужах я видел отражение себя и Шамана. Розетка снова пришла с движение и забегала на месте. Шар же начал крутиться, и скоро моему взору предстала оборотная сторона. Из-за «горизонта» появились огни, и я узнал наше поселение.

— Лучше всякого Google Earth`а.

— Эта штука сенсорная?

Шаман кивнул, снял бубен и стал пританцовывать в ритме. Розетка остановилась и по инерции доехала до своего законного места рядом с окном. Огни посёлка на шаре стали вибрировать в такт ударов. Почувствовалось тепло, идущее от них. Я увидел несколько знакомых, гуляющих по вечерним улицам.

Пристав с дивана, я в полупритопе осторожно приблизился к столу и потрогал варган. Шаман заметил это и усмехнулся:

— Бери смело. Он уже к тебе немного привыкает.

На ощупь податливый, варган лёг на пальцы в обрамлении нескольких волдырей. Когда Шаман первый раз пригласил меня в гости, я по неопытности сразу схватился за варган, за что поплатился невиданными увечьями – один палец крепко обжёгся, второй прилип к обледеневшей нижней части варгана, а губы весь вечер вибрировали и превращали любую попытку заговорить в мямлю с акцентом средиземноморского бомжа. Бубен тогда от хохота сорвался с гвоздя и ещё долго катался по полу, заливаясь караталами.

Оттянувшись на железном язычке, вибрация прошла через всё туловище, остановившись где-то в районе живота.

— А у тебя поди уже до самых пяток идёт.

— И обратно вылезать не хочет.

Свет от ярких свечей и ковра создают тени на всех поверхностях, которые за отсутствием присмотра с моей стороны начинают сливаться друг с другом. Я положил на место варган и подошёл к шару. Довольно быстро договорившись с ним о методе управления (сошла обычная сенсорная методика, отточенная на компьютерах третьего поколения и непосредственно игре AngryPёrds), я приблизил южную часть посёлка и нашёл дом своего университетского приятеля Эдисона. Кликом распахнув окно, я продвинулся прямо к нему, мирно сидящему за рабочим столом, и шепнул заунывно: «Вот и всё, мой мальчик! Я пришёл за тобой».

Эдисон вздрогнул и, не оборачиваясь, произнес:

— Ты уже достал меня со своими шутками.

Раскусил. В прошлый раз более гладко прошло. Явился к нему под видом сахарной феи, когда он бился над одним из своих музыкальных проектов, и подсказал, в какую сторону надо повернуть, чтобы всё получалось и деньги зарабатывались. Даже новый стиль появился, Chip/Step Bounce. Вскрылось это, когда он уже был известен в столичных клубах как DJ Zbinek и дружил с заслуженным чешским тяжелоатлетом Мирославом Щипеттам. Получил от всех по затрещине, зато бубен меня стал немного уважать как человека с чувством юмора и учил музыке. За неё староста, сам не особый ценитель жирных битов (из-за капающих на пол масляных пятен), выделял зелёный жетон, дающий музыкальную неприкосновенность и право на субкультуру. К Масленице целую бутыль собрали.

— Пойдёшь на представление сегодня? Чучело премьер-министра сжигать будут.

Масленица в нашем посёлке самый прокаченный праздник, здесь заметен Шаманский интерес.

— Спрашиваешь. Притащу колонки, на разогрев соберутся «REVENGE OF THE SNUKURS». Слушай, как ты насчёт скинуться на православный Ягер?

Я посмотрел на часы. 19:10.

— Не знаю даже. Ещё рано, а мне уже нормально. Но, конечно, бери что есть, там уже разберёмся.

Услышав шорох рядом, я повернулся и уставился на свои чуть подсвечивающиеся кроссовки, переминающиеся с подошвы на подошву и кивающие носами в сторону двери.

— Слуушай, я пойду наверное… Тебе же тоже надо собраться, как никак менее часа осталось… – Кроссовки закивали язычками и замерли. Бубен начал чуть слышно хихикать и только после этого я понял в чём дело. – Очень смешно.

Шаман рассмеялся и пожал плечами.

— В самом деле, пора. Не забудь варенье принести.

На улице приятный морозец, и валит хлопьями снег. Дети съезжают с горок на санях, ребята постарше и купеческого чина сидят в местной булочной обездвиженные, подключённые к развлекательной онлайн-игре «Macc:ON». Взяв несколько булочек, чтобы не приходить на праздник совсем голодным, я подкрутил таймер общего выброса на 19:55.

Я как-то тоже в ногу со временем залез в эту игру. Достаточно гламурно, и все выёбываются. Пацаны дёргают плечами и с напрягом выдавливают из себя «Чё?», «Чё ты сказал?», но мирно горят рядом, стараясь не испачкать одежду. Девушки пьют коктейли из брусничного отжима и, поддерживая улыбку помадой, покрепче сжимают маленьких псов подмышкой. Музыка плохая, что, кстати, не одному мне в нашем селе не нравиться. Даже местный скульптор Боrисыч не любит хуёво тусоваться. Сразу захотелось одному в еплет сунуть, когда он похлопал меня по плечу и сказал «Вот это мой парень!». Вовремя сообразил: «That`s my boy! только по-английски нормально звучит, будь осторожнее». Хорошо, что ко мне подошёл а не к Эварту. Диджея сменил англосаксонский речитативщик. Видел его клип на днях. У него есть что-то помощнее джипа и полуголых девиц, а именно постоянно мелькающие в кадре две дымящиеся пиццы, что достаточно актуально в условиях растущего расстояния между богатыми и голодными.

Дома я наскоро собрал рюкзак и, с упоением запихнув в себя кружку молока со сдобой, переоделся в старую одежду. Уже перед уходом получил подзатыльник. Обернувшись и забрав варенье, вышел на улицу и направился на центральную площадь, откуда уже доносились первые звуки музыки и один из участников «REVENGE OF THE SNUKURS» давал интервью местной газете:

— Скажите, а как вы записываетесь? Имею в виду вокал.

стоя на коленках и склонив голову над прилепленном к столу микрофоном, который правда улавливает только вибрацию, а не сам звук, поэтому чуть ли не криком.

— Лучше не спрашивай.

Боrисыч заканчивал одно из своих произведений: банку шпрот «Гдянские» на прекрасной подставке морской волны. Но это уже от нечего делать – главный проект – арки из ледовых подков были выпилены и установлены по периметру площади уже к полднику.

Ближе к девяти всё поселение собралось на площади, разводя небольшие костры и помешивая тесто в кадках. Жена Здислава притащила сковородку с метровым диаметром, подаренную ей ещё бывшим старостой посёлка, пойманного на воровстве и повешенному год назад за слишком унылым месяцем. Но сковороде было не до этих мелких сельских неурядиц, и она исправно справлялось с румянами на тесте, и поэтому её костёр был самым ровным и имел большое количество участников и просто бомжей.

Въехала тройка, везя за собой чучело премьер-министра. Старейшина, дождавшись, когда повозка сделает круг и снова подъедет к нему, вскочил на ноги и с разворота ударил пиджаку в район груди, откатив того в центровой костёр. Аплодисменты. Вот это я понимаю – человек держит свои предвыборные обещания. За него проголосовали 95%. Поляки и ирландцы, все в душе любители боевиков, прекратили борьбу за территории болот и стали тащить вместе.

Понемногу сгущающую темноту прожгли яркие угольки, пиджак вспыхнул и золотой орден на груди стал плавиться и падать на подносимые сковородки, где уже было налито масло. Из булочной стали подтягиваться купеческие дети, чуть ёжась от февральского снега. Когда все сковородки вернулись на костры, без конца раскаливаясь, стал слышен стук бубна, Шаман приближался. По толпе прошёл ропот, ревенджерсы расчехлили гонги и тарелки.

Костры померкли в свете, оставив село в почти кромешной темноте. Звук бубна не умолкал, и тревоги не чувствовалось. Я взял одну из сковород и раскаленным днищем подсветил себе на часы. Как по расписанию.

Когда костры снова зажглись, Шаман уже стоял в центре площади, со своей сковородой и тестом. Бубен, увидев в руках одного из музыкантов флейту, пошелестел шейкером, как гремучей змеёй. Флейта застенчиво спряталась за динамик.

Толпа затихла и осматривалась. «Кто первый начнёт?». «Давай, Збынек!» — сзади начали подпирать, Эдисон привстал и подошёл к костру. Открыл свою кадку, но делал не спеша, провоцируя остальных. Я пошевелил ногой, сосед решил, что я поднимаюсь, и распрямился во весь рост. Пришлось тоже вставать, пока он не смутился. Вскоре все костры заполнились сковородками, один лишь Шаман стоял, замерев у своего костра с закрытыми глазами.

Здислав держал жаровню на весу, пока его жена распрямляла комья. Когда угодно, только не сегодня. Если первый блин выйдет ровным и румяным – откроются новые бонусы; морозный воздух пробивало напряжение. Переворот блина – самая ответственная часть. Сначала жарится нижняя часть как основа, а при перевороте проявляется рисунок.

Скинув блин на тарелку, я внимательно изучил его. Лунная поверхность, бегущие за оленем охотники и койот, сидящий на горной вершине. В одном из охотников узнал сына своего соседа. Видимо, подрастает настоящий воин.

Сам я охотился этой зимой с помощью китового уса и без особого интереса. Само приготовление меня занимало больше – срезаешь тонкий слой китового уса, свёртываешь спиралью и заливаешь жиром. Застыв в сугробе, он превращается в аппетитный шарик/лакомый кусочек/последний ништяк. Моя первая охота была странной – медведь нашёл меня, когда я буреломил по лесу. Не дожидаясь, пока он подойдёт ко мне и оторвёт руки, я бросил ему несколько шариков. Медведь съел их и спустя 10 самых долгих секунд в моей жизни заревел и свернулся в клубок. Китовый ус распрямился и разорвал ему желудок. Старейшина хвалил, а я чувствовал себя поддонком с лавровым листом Лачплесиса, прикрывающим голую задницу. Хотя какая разница, китовый ус или снести медведю полголовы из винчестера? В общем, охотник из меня так себе.

Когда последний переложил на тарелку и рассмотрел свой блин, Шаман подошёл к каждому костру и посыпал на сковородки голубой лёд-8. Днища откололись и образовали каркас. Мой оказался с ровными трещинами, делясь на ноты. На блины Шаман мазал своё масло кисточкой, которая, пропитываясь насквозь, превращала их в нечто среднее между резиной и кожей. Протянув проводку по краю, я натянул блин на каркас, пробуя настройку на каждом секторе.

Когда койот завыл, охотник сразил оленя стрелой, и лунная поверхность начала подсвечиваться, я отвлёкся посмотреть на Шамана. Он сидел рядом с костром жены Здислава и грел руки. Шаманский бубен сидел рядом и рычал на саундчек и снующих над площадью мистических существ, залетающих в новоявленные бубна сельчан. Такая свистопляска будет ещё целую неделю идти, пока люди и духи привыкнут друг к другу.

Шаман распрямился во весь рост. По толпе прошёл шёпот:

— Тише, он что-то сейчас скажет.

Бубен забил мелкой дробью, на кульминации замер и до нас по ещё разреженному морозом воздуху донеслось:

— Поздравляю вас с наступлением весны.

* * *

на радость будням идут в строй трутни
над ними хохочет шаманский бубен
стреляет буквами как пулей снайпер
историю в фейсбуке и скайпе стёр
разжигает в камине мистический костёр аквамарина
непременно нальёт соседу из графина
спасёт из сетей дельфина, солдата из плена
смотрят в окно женщины селены
как в трубу вылетает как в двери вселенной
в труде проводит дни, не считает плоды
растит дома перчёные грибы
настойка в чулане яблоками бродит
не стоит на бирже не работает на заводе
утром выходит во двор играет на варгане
стороной его обходит вор и наркоманы
на масленицу жарит блины, и если первый ком
заберёт у соседа сына военком
если комом и второй и третий
утратит силу мудрость столетий
со всей округи слетаются гонцы
отведать богатые на силу голубцы
шаман бьёт в барабан и тут и там
разлетается звук по болотам и лесам
проводит рукой по языку пламени
и село спит затуманенное


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: