Ночь Яна

Мой герой стоит у окна и смотрит на снег, держа в руке стакан с коньяком. У серого лица на миг пропадает выражение, потом снова появляется, оживает, задумчиво тает, чтобы появиться еще раз и еще, и еще. Неясные образы в глазах кажутся бликами, всплесками крови, струящейся через сердце в мозг, обращая страдальческие стоны в легкое покраснение на щеках.

Как мало надо, чтобы влюбиться. Как много надо. Образ, сочетающий в себе ожидание и красоту, ее глаза, такие глубокие, чистые и полные эмоций, пережитых, кажется, так быстро, как срывает с ног и разбивает дикая волна прибоя. Томные мечтания о двух обнаженных телах в кровати, дымках сигарет, сплетающихся к потолку и тихих разговорах отражаются в двойном стекле обретая второе рождение.

Этот новый вид боли в сердце уродует разум. Стонать ночью некуда, все закрыто, спит, холодно. Представляя себе ее губы, плавно накрывающие чей-то член, он сжимает бокал еще сильнее, разрывая суставы. Сигарету сменяет другая.

В ней, такой прекрасной секунду назад мечте, в этом изящном, упругом теле уже сидит, потирая корявые ручонки, чье-то отродье. Она целовала своего избранника теми же губами, которые касались тебя, Ян, и тебя тошнит от этого.

Представляя себе подробности той ночи, когда она стала тяжелой, как говорят, мой герой гордо выворачивается наизнанку. От омерзения дрожит бокал, дрожит стекло. Словно через черную дыру, поток нефтяного цвета мыслей, проносятся грязной, рассыпающей пепел молнией, ее стоны. Его стоны.

Тяжелый комок подкатывает к горлу, отвратительный привкус рвоты появляется во рту, лишь затем, чтобы быть снова смытым коньяком. Каждую позу, каждый миг нужно представить в деталях, прочувствовать, прожить вместе с двумя корчащимися в воображаемой постели тварями, одну из которых так любил и так хотел. Каждый раз, когда он разворачивает ее, чтобы вставить еще раз, в другой позе, мысли замирают и картина заставляет ноги дрожать от ярости и отвращения. Крики в голове оглушают.

К утру все кончено. В зеркале — почти старое лицо, исковерканное нездоровой усталостью. Доползая до кровати, Ян улыбается себе разок, очень осторожно, чтобы понять, способны ли губы исказиться в улыбке. Это больше похоже на оскал хищника, пожирающего плоть жертвы. Охота удалась. Стоит лишь отоспаться, не день, несколько больше, чтобы прочувствовать. Засыпает с оскалом, но без тяжелой массы в груди. Каждый вдох и каждый выдох кажутся ветром перемен. Все. Дальше будет легче.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: