ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "ТЕКСТЫ О ЛИТЕРАТУРЕ"



1 (13) декабря 1873 года родился лидер русского символизма, Валерий Брюсов. Издательство «Вита Нова» предоставило нам главу из недавно вышедшей биографии Брюсова. В публикуемой главе рассказывается о том, как Валерий Брюсов был Неудобным литератором.



10 декабря родился Николай Некрасов. Поэт Некрасов может считаться самой крупной в русской литературе добычей направления. Направление — выдумка Белинского. Критики «с направлением» были своего рода фюрерами, гипнотически воздействовавшими на толпу и на поэтов.



В связи с присуждением Букеровской премии роману Елены Колядиной «Цветочный крест» у многих возник вопрос: а как же на самом деле говорили жители Тотьмы второй половины XVII века? Некоторые утверждают, что мы этого никогда не узнаем. Ну почему же? Очень даже легко узнать.



На днях был объявлен победитель премии «Русский Букер». Елена Колядина, за роман «Цветочный крест». Присуждение столь авторитетной премии этому тексту послужило причиной ругани в адрес жюри и автора романа. Об этом речь в новом выпуске Хроники проекта «Неудобная литература».



Новый экскурс Олега Давыдова о Льве Толстом. После долгих и бесполезных усилий что-то понять с Толстым приключилось сатори, мгновенное озарение. То, что понял Толстой, известно под именем «непротивление». Однако это не совсем то, что под этим обычно понимают. И даже совсем не то.



«Юкио Мисима жил в мире, где журналистка Ульрика Майнхофф уже сформулировала кредо современного литератора: «интереснее выпрыгивать из автомобиля и строчить из автомата, чем печатать на печатной машинке». Рассказ Димы Мишенина о Мисиме, его произведениях и его смерти.



Дневник Александра Блока – документ важнейший, но чудом как-то почти незамеченный читателями. Между тем именно в дневнике Блока можно найти не просто результат его творческих прорывов, но и его самого, живого человека. К 130-летию со дня рождения поэта.



Тяжесть созревшего яблока, теснота в чреве матери, невозможность жить в социальной матке рода. Все это ведет к рождению. А рождение неизбежно оборачивающееся ужасом, ибо человек рождается в бездну. Новый Шаманский экскурс Олега Давыдова о Льве Толстом.



16 ноября исполняется 110 лет со дня рождения драматурга Николая Погодина. Анализируя символы, всплывшие в его пьесе «Кремлевские куранты», Олег Давыдов показывает скрытый смысл этого текста… «Что показывают часы Николая Погодина» — таков подзаголовок.



«Вся эта жизни мышья беготня – ничто в свете разверзающейся перед внутренним зрением поэта ледяной бездны. Все высокоморальные бла-бла-бла исчезают перед ослепительным и страшным сиянием всепоглощающей космической высоты…» Ко дню рождения Георгия Иванова.



Сто лет назад в ночь 9 на 10 ноября Лев Николаевич Толстой покинул свой дом в Ясной Поляне и отправился на близлежащую железнодорожную станцию, где сел в поезд. Это было осуществление его давней мечты о свободе. И его последний путь. Через десять дней он умрет.



К 130-летию со дня рождения австрийского писателя Роберта Музиля, автора культового романа «Человек без свойств» публикуем текст Элины Войцеховской — о Музиле, о «Человеке без свойств», об универсальности империй и о самом имперском жанре литературы — романе.



Похоже, Лев Николаевич решил поставить эксперимент на себе, погрузиться в смысловую стихию народной веры, понять ее изнутри. А это уже не пустая барская болтовня. Это мистическая практика, попытка поймать бога, сделав себя наживкой. Шаманский экскурс Олега Давыдова.



125 лет назад родился Эзра Паунд, американский поэт, издатель и редактор. «Поэзия ХХ века, — писал он, — та поэзия, которая, я ожидаю, будет создаваться в ближайшем десятилетии, отбросит всяческое «сюсюканье», она будет жёстче и естественней, она будет пробирать до костей».



130 лет назад родился самый причудливый персонаж Серебряного века. Виктория Шохина собрала наиболее примечательные истории и сюжеты, связанные с именем этого поэта, прозаика, теоретика стиха и философа. Человека, превратившего свою жизнь в мистерию.



Текст Олега Давыдова о Глебе Успенском публикуется ко дню рождения Глеба Успенского. «Если бы Глеб Успенский родился не в век самодовольного торжества позитивизма, а в какие-нибудь более одухотворенные времена, на него бы смотрели как на пророка и тайновидца».