НАЧАЛО (Trip 1) — ЗДЕСЬ. ПРЕДЫДУЩИЙ ТРИП — ЗДЕСЬ

Магия, улыбки, учащенное сердцебиение, ощущение абсолютного счастья. И холода за окном не помеха, ведь отныне пришло счастье, а счастье – оно греет. И я засыпал с этими мыслями в башке. А проснувшись, увидел за окном лишь камни и первый снег. И ощущения счастья как не бывало, словно всё это было не более, чем мечты.

Ощущение полной беспомощности. Вечная погоня за счастьем вновь продолжается. На то, собственно, она и вечная…

«Что ж, значит, не всё уж так хорошо», — скажу я

«Вряд ли может быть долго хорошо, иначе это уже повседневность», — отвечает кто-то мне из-за угла.

Что ж, невидимые собеседники, почему бы и не поговорить, слишком долго мы отдельно друг от друга.

«Достали меня уже эти мухи, постоянно ползают по мне, только и успевай убивать их. И ведь мучает совесть потом за этих жужжащих в уши тварей».

— Я постоянно хочу напиться. Прихожу с работы – и думаю: пора бы и выпить. Но при этом я один. Я один и одинок, и прекрасно понимаю, что если выпью, то уж точно буду выть волком, ибо плохо быть одному.

— А мне как-то сказали, что я свободолюбивый на самом деле. И это при моей яркой рабской личности. Мне сказали тогда, что мои раболепские замашки – всего лишь моя заморочка, в которой я не нуждаюсь. И было в этих словах что-то такое, что коснулось чего-то очень сокровенного в моем сознании. Я думаю, это был момент, когда Правда достучалась до меня.

— Я абсолютно лишенный амбиций человек.

— Я живу без тайн.

— Быть может, первое воспоминание во многом предопределяет жизненный путь человека? Может, ничуть не слабее, чем первая любовь?

— Я не перестаю верить в некое подобие судьбы, но я чувствую всем своим телом и душой – сейчас я не на том пути. Я словно на краю пропасти.

— Я противоречу сам себе. Мне стыдно признаться себе во многих мерзких вещах, что я совершил. Всё дошло до того, что я взял ручку и бумагу с целью написать все самое мерзкое. Но даже моя рука отказывалась меня слушаться – настолько я был напуган своей же ничтожностью. Но я всё же написал, но не уверен, что действительно написал всё. Но я, наверное, стал сильнее после этого.

— Я хотел бы сейчас оказаться с ней на том дереве, которое я даже не видел. Именно сейчас, в этом возрасте, с этим взглядом на окружающий мир. И всегда быть рядом, даже там, где меня быть не должно.

— Я бы хотел делать всё правильно. Не ошибаться. Путь расчета и логики.

— Мне не хватает силы воли. Не хватает даже настолько, что порой я едва ли могу поднять свой зад со стула. При этом я даже не мечтаю.

— Я В СТРАХЕ ПЕРЕД ПРАВДОЙ.

— Я тоже.

— Думаю, что если бы у меня выросли крылья, я бы все равно остался бы дома.

— Я боюсь, что больше никогда не смогу влюбиться, и что меня никто никогда не полюбит.

— Я боюсь одиночества – раз уж пошел разговор об этом – хотя я и живу в одиночестве. Значит ли это, что я живу в страхе? В РЕАЛИЗОВАННОМ страхе?

— Я боюсь смерти. Боюсь потерять родных и близких. Я чувствую, что когда это случится – я сойду с ума, или же тоже умру.

— Порой меня отвращает моё отражение в зеркале. Думаю, тут важен психологический настрой.

— Хорошо. Я просыпаюсь, стряхивая с себя остатки дурного сна. Просыпаясь, я вижу ЖИЗНЬ как проклятье. В ожидании чего-то нехорошего я слоняюсь из угла в угол. В ожидании нехорошего я просто неспособен расслабиться и улыбнуться, насладиться моментом жизни. Я весь в напряжении. Быть может, смерть рядом, я не могу расслабиться.

Я немало слышал об этом состоянии. Вообще, говорят, что ЭТО – болезнь, и что ЭТО даже лечится всякими психологами (личными и не личными). Психологи заставят смотреть на другую сторону реальности, отучат бояться, заставят забыть о бедах и о смерти. Забыть об изменах, забыть о том, как твоя женщина в тридесятый за два дня раз говорит о том, что ты ей не нужен, а твоя слабая и затраханная психика привычно закрывает УШИ ОСОЗНАНИЯ. Забыть. А хотел бы я? Видеть другую часть правды? Перестать жить и дышать болью, страхами и нервными срывами? Может, от этого даже волосы бы начали лучше расти? Я – стресс. Ходячий стресс, олицетворение помутнения рассудка. Не предлагайте мне чай.

Страшно и больно становиться ещё более одиноким, чем ты уже есть. Люди словно утекают сквозь пальцы, как песчинки. Мы все потеряли свою дорогу, мы слепые, которых что-то неправильное разлучило. И шаришь, шаришь… Ведь ВНУТРЕННИЙ взгляд уже утрачен. Мне не хочется думать о том, что в какой-то момент я сделал что-то не так. Но я думаю. Пытаюсь нащупать, найти этот момент. Словно я способен что-то изменить, вернуться в тот ключевой момент, как в фильме «Эффект Бабочки». Но я не способен. Поиски самого себя – что может быть бессмысленнее? Скучный путь из ниоткуда в никуда, и так до самой смерти.

Показать на кота, и спросить – сойдет за собаку? – и получить при этом утвердительный кивок. Словно люди вообще перестали думать, лишь слепо соглашаются.

Хочу светиться изнутри, быть очищенным любовью, или же – очищенным от любви? Страх, боль, уныние, скорбь – это всё моё, но не в моей власти. Скорее, напротив, я во власти этой непроглядной тьмы…

— А ты боишься? Боишься, когда рассудок покидает тебя, вливается в странную песню на непонятном тебе языке, быть может, АНГЕЛЫ?

— Я хочу научиться верить и понимать. Чтобы эти вера и понимание меня сбалансировали, стать уравновешенным. А я лишь плачу. Гнилая душонка, холодное сердце, пропитанный ненавистью – я имею смелость плакать. И не боюсь. Ибо я безнадежно слеп.

— Я думаю, пришло время перейти на стихотворения. По-моему, самое то. Позволь, я начну. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: