ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "ПРОЕКТЫ ПЕРЕМЕН"



«Писатель как раз и должен освещать такие ниши и уголки сознания личности или общества, которые малоизвестны широким массам (или известны, но они этого не осознают)», — говорит Михаил Гиголашвили, автор нашумевшего романа «Чертово колесо» (для которого около полутора лет не мог найти издателя).



Сквозь туман кремнистый путь блестит… Юрий Кустов продолжает серию очерков о самых таинственных и значимых природных веществах. В этот раз речь пойдет о кремне и его разновидностях — от аметиста и сердолика до хрусталя и гранита. Все о проявлениях, о значении кремня и о его силе.



Один из первых авторов проекта Неудобная Литература в интервью Глебу Давыдову рассказывает о том, как он понимает Неудобную Литературу, а также о графомании, мини-юбках, бездарных чиновниках и своем понимании русского языка. Интервью приурочено к окончанию работы над первым томом Мотобиографии.



Шаровая молния – одно из самых загадочных явлений природы. Наука знает много загадочных явлений, но загадочность большинства из них очевидна лишь узкому кругу специалистов. Не то с шаровой молнией: ее загадочность очевидна всем. О шаровой молнии и ее таинственных особенностях рассказывает Алексей Пензенский.



Богиня современной российской литературы Алиса Ганиева, отвечая на вопросы Неудобной Литературы, говорит, в частности, о том, как сегодня важно «соответствовать литературному контексту, эпохе и доминирующему большому стилю», и о том, что «всякая хорошая книга нуждается в продвижении, иначе ее задушит поток проплаченного мусора».



Юрий Кустов рассказывает о происхождении, особенностях и сферах проявления еще одного значительного вещества. На этот раз – известняк. Всем знакомы его разновидности – писчий мел и кристаллический мрамор. И, возможно, что бел-горюч камень русских сказок это тоже он.



Юрия Милославского можно причислить к классикам Неудобной Литературы. В России его не печатали лет двадцать. Как раз по причине неудобности его текстов. Теперь ситуация исправляется. Ответы Милославского и кое-что об оживляющих ударах Неудобной Литературы.



Писателю, который желает добиться массового успеха, не то чтобы каких-то «неудобных» вопросов не стоит касаться, «но решительно – никаких! Покупатель заплатит лишь за желанный товар. Но случается, что действующий режим поддерживает некоторую глубоко неблизкую народу тему в каких-то своих целях». Что тогда? Об этом и не только говорит писатель Виталий Амутных.



8 июля день Петра и Февронии, пары, которую даже смерть не смогла разлучить. Их память отмечают сразу вслед за Иваном Купалой (7 июля), праздником, в ходе которого русский народ чтит божество любви. Логично: сперва любовь, потом брак. Феврония – богиня брака. От нее не отвертишься.



Опубликована полностью Часть Первая романа Валерия Осинского «Предатель». Писатель, в силу обстоятельств близкий к националистическим группировкам, попадает в историю: его запирают в дурку и исследуют его рукопись на предмет пропаганды экстремизма. К делу оказывается причастен его бывший научный руководитель — писатель-чиновник, снедаемый завистью.



Второй очерк из цикла Юрия Кустова о природных веществах и их стихийных особенностях и проявлениях. На этот раз все о глине. Если глину и нельзя считать прародителем живого, то помощником в возникновении жизни она вполне могла быть. Так или иначе, в тесной близости человека и глины есть некая тайна.



«В литературе вообще невозможна справедливость», — говорит Роман Сенчин. О навязчивой самораскрутке, о тревожности положительных отзывов и о писательском камертоне — ответы Сенчина на вопросы Неудобной литературы.



Горбачев совершил очень много великих деяний. Но самым первым таким деянием, потрясшим советский народ, страну и ее экономику, стала антиалкогольная кампания. В текущей главе книги Олега Давыдова рассказано о подлинных причинах этого странного эпизода и предпринят анализ случившегося со страной в тот знаменательный период.



«Гении, работающие для вечности, бывают только в фантастическом кино и детских учебниках литературы», — утверждает Илья Стогов и рассказывает историю, как он, известный уже писатель, решив опубликовать свой новый роман под псевдонимом и анонимно предлагая его издательствам, получал сплошные отказы.



В этой части цикла о Карле Юнге Олег Давыдов рассказывает о сути противоречий и споров, возникших между Юнгом и его учителем Зигмундом Фрейдом. Как анализировали друг друга и в чем разошлись два великих психоаналитика? Оказывается, в самом главном. Во взглядах на божество.



Вокруг ответов Олега Павлова на анкету Неудобной Литературы развертывается полемика. Так в газете Литературная Россия появилась статья Романа Сенчина, в которой Сенчин цитирует ответы Олега Павлова и отзывается на них. Олег Павлов, в свою очередь, отвечает Сенчину на Переменах.