ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "ИСКУССТВО"



Дима Мишенин представляет неизвестный альбом, записанный в январе 1998 года в Питере Олегом Костровым и Людой Ракетой. Филигранный трип-хоп и эйсид-джаз, вдохновивший арт-группу Dopingpong на создание культового полиптиха Goldie Girl. Раритетные треки появились в интернете только недавно. Музыка и блиц-интервью с Людой Ракетой.



Новая колонка Игоря Манцова, в которой он говорит о ничтожности уровня общественных дискуссий, спровоцированных панк-молебном Pussy Riot. О специфике современной православной церкви как религиозного института. О социальной функции религиозных институтов и о единственно существенном вопросе в связи с этими институтами и оным молебном.



Игорь Манцов продолжает размышлять об устройстве общинного сознания. По его мнению, таковое — одна из главных причин бед русского человека, поскольку оно исключает возможность «индивидуальной добычи смыслов». Автор иллюстрирует свои размышления, в частности, реакцией общества на недавнее двойное убийство, сопровождавшееся надписью «Free Pussy Riot».



Максим Кантор анализирует известную работу Пабло Пикассо «Герника». Это панно представляет собой отклик Пикассо на варварскую бомбардировку города Герника в 1937 году. «Герника» Пикассо считается символом трагедии ХХ века – хотя не все могут точно пересказать, что на картине нарисовано. Впрочем, точно так же – далеко не все могут внятно изложить, что именно произошло в ХХ веке».



На примере стихов Ф.И. Тютчева и Ю.П. Кузнецова Анна Ретеюм объясняет, что такое апофатическая поэзия и чем она отличается от поэзии катафатичекой, которая в основном практикуется на западе. «Нельзя утверждать, что апофатика – такая особенность искусства слова, которая была чуть ли не запатентована русскими авторами. Но всё-таки именно для нас она срослась с самим понятием поэзии…»



25 августа 1900 года умер Фридрих Ницше. К этой дате Виктория Шохина проследила взаимосвязи, соответствия и рифмы между философией и жизнью Ницше и русской культурой. Горький, Маяковский, Блок, Достоевский, Толстой, Ленин и другие. И Ницше. Русские социалисты и Ницше. «Всё, что Ницше узнал от общения с русскими, всё, что вычитал в русских книгах, он вернул сторицей».



Максим Кантор о том, почему Сезанн, не обращая никакого внимания на бушевавшие вокруг общественные бури, всю жизнь писал гору Сен-Виктуар. «Было бы логично предположить, что этим изображением Сезанн хочет нечто сообщить зрителю. Все, что делал Сезанн, было основательно – данное высказывание обязано быть продуманным». Об упорстве, вере и сущности искусства.



Диалог кинокритика Игоря Манцова и культуролога Вадима Касаткина о фильме «Печки-лавочки» Василия Шукшина перерастает в фундаментальное исследование феномена Шукшина как в контексте мирового кинематографа, так и в контексте российской (советской и постсоветской) истории. Феномена, который многое объясняет и в нашей сегодняшней жизни.



Отвечая на недавнюю статью Сергея Магомета о проблемах перевода, Сергей Казначеев говорит, что наряду с проблемой художественности встаёт проблема адекватности перевода, которая в свою очередь упирается в проблему восприятия. При этом процесс перевода вечен и всепроникающ. Ведь иллюстрации, инсценировки, аранжировки, экранизации и проч. – тоже своего рода переводы. И их разнообразие только обогащает.



13 августа 1899 года родился Альфред Хичкок, король триллера и саспенса. Ему нравилось ставить в тупик — собеседника, актера, персонажа, зрителя. Предлагать почву и тут же выбивать ее из-под ног. Подкидывать интерпретацию и уже в следующий миг полностью ее разрушать. О фильмах, творческом пути и некоторых странностях биографии Хичкока рассказывает Максим Медведев.



Максим Кантор продолжает анализировать сущность авангарда в искусстве и его связь с тем, что творится в обществе. «Авангардное искусство по определению не может существовать автономно – это не автономное искусство. И это не революционное искусство. Это искусство ничего и никогда не хотело утверждать или строить. Как ничего не хочет строить демонстрация на Болотной».



Просматривая фильм Романа Полански «Ребенок Розмари», Игорь Манцов находит возможность поговорить о происходящем сейчас с нашей страной и, в частности, с Православием. В частности, о случае с Pussy Riot. И о том, почему в церковь не ходят русские мужчины. «В России до сих пор не понимают, что потреблять безнаказанно нельзя. Что потреблять неосознанно чревато».



Одно из важнейших произведений Возрождения — девять полотен «Триумф Цезаря» Андреа Мантенья представляют собой изображение того, как устроено наше сознание, утверждает Максим Кантор. Раскрывая значение этого произведения, Кантор замечает: «Когда нас увлекает свободолюбивая идея – попробуйте повернуться лицом ко входу в пещеру и взглянуть, что именно отбрасывает эту волшебную тень».



Рассказ Ольги Погодиной-Кузминой о знаменитом пианисте-гее и фатальном перевороте в его душе. На вершине славы он решает отказаться от своей карьеры и бросить всё. «Каждый воображает себя богом. Или, на худой конец, проводником божественного электричества. Каждый червяк убежден, что высший разум играет его руками».



Игорь Манцов предпринимает отчаянную попытку написать текст про политику и политическое искусство. Итог — рефлексия на тему невозможности занять какую-либо политическую авторскую позицию. «Строгий логический стиль невозможен у нас по причине крайне низкой культуры мышления и зависимости тутошнего мышления от архаических корпоративных воззрений».



Максим Кантор продолжает тему нео-дегенеративного искусства и целенаправленного уничтожения реалистического искусства. В этот раз он весьма эмоционально проходится и по первому авангарду, и по второму и указывает некоторым известным современным искусствоведам, где их место. «Вы разве протестовали? Это вы теперь с белыми ленточками ходите. А предыдущие двадцать лет вы где были?».



Максим Кантор о том, что наиболее точно сегодняшнее состояние искусства определяет словосочетание «нео-дегенеративное искусство». Его часто еще называют «вторым авангардом», хотя оно имеет с первым авангардом мало общего. Это творчество сервильно и декоративно, а главное и самое знаковое, что человеческий образ в нем отсутствует начисто.



Специально для толстого веб-журнала «Перемены» Александр Чанцев поговорил с писателем и эссеистом Сергеем Солоухом о мученичестве Шаламова, переводах Селина, мужестве католиков, литературном сообществе и негативной природе кинематографа.