ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "ИСКУССТВО"



135 лет назад, 26 ноября 1881 года родился выдающийся русско-татарский эмигрант, художник Николай Фешин. Фешин утверждал нечто общее в подходах к живописи между русскими иконописцами, импрессионистами и художниками-абстракционистами и использовал их подходы в своем творчестве…



Игорь Фунт о Серебряном веке. О Ницше, одну половину которого взяли босяки, другую «декаденты-оргиасты», как поругивал, любя, героя статьи Мережковский. Оба они, два ровесника, непререкаемые философские столпы, стоили друг друга. Стоили века, их создавшего. Стоили людей, их окружавших. Этих людей сейчас называют «богами» литературы.



Юрий Нечипоренко повествует о том, что, в общем-то, каждый человек в своей жизни может написать хотя бы одну книгу. Рассказать в ней о том, что было, что с ним произошло. Но драгоценная способность воображать, сочинять то, чего не было, даётся отнюдь не всякому. Поэтому сказочники — народ особый. Даже среди детских писателей.



Креатура своеобразного мира московского писательского «гетто» у метро «Аэропорт», Александр Галич существует как политико-художественный факт прежде всего в сознании его обитателей. Ибо никто лучше и точнее не выразил их коллективное бессознательное. Особенно красочно взыгравшее в 1960-е. Но жизнь его на самом деле куда интереснее, нежели компании, в которых он царил.



Андрея Борозина (27.01.1939—21.08.2016) называют духовидцем и космическим поэтом. Стихи его распространялись сами собой — он писал всю жизнь, но публиковаться не хотел. Визионер, в своих снах — и не только! — он уходил далеко за пределы реальности. И видел то, что потом в действительности и проявлялось.


bba
6 августа в Рио-де-Жанейро состоялась торжественная церемония открытия летних Олимпийских игр 2016. К этому событию Дмитрий Степанов подготовил небольшой историко-мифологический экскурс в сущность и происхождение феномена борьбы. «Борьба изначально составляла саму суть олимпийских игр. Олимпийские игры восходят к ритуальным состязаниям, стержнем которых была борьба».



2 августа 1950 года родился Бахыт Кенжеев. В 2016 году Кенжеев награжден двумя значимыми премиями — премией журнала «Знамя» и премией Набокова — «За многолетнее служение русской поэзии». Юлия Горячева находит неожиданный ракурс восприятия творчества Бахыта Кенжеева, исследуя религиозные мотивы его поэзии.



Марина Адамович описывает жизнь Романа Гуля. Автора знаменитого трёхтомника «Я унёс с собой Россию» — об истории эмигрантского движения-«рассеяния» в Германии, Франции, США. В свете телепередачи Ивана Толстого. Где последний, по мнению автора, нарушил журналистскую субординацию и тематику сюжета.


sireny
Глеб Давыдов о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».



Галина Щербова о постижении мужчиной и женщиной неизбежных ипостасей жизни в быту и творчестве. О различных подходах к преодолению. О силе женской «слабости» — и превращении её в массовую литературу. О преклонении и почитании. О низменном и вечном.



Анатолий Рясов о книге Сергея Кудрявцева «Заумник в Царьграде. Итоги и дни путешествия Ильи Зданевича в Константинополь в 1920 — 1921». Предметом исследования являются события, уместившиеся всего в один год. Проведенный Зданевичем в Константинополе в ожидании французской визы.



Игорь Фунт о тютчевских пророчествах по поводу «похищения Европы». Наряду с абсолютно разнополярными А. Хомяковым, Чаадаевым, — касаясь славянского вопроса скорее в прикладном значении, — он дал мыслительный толчок младшим товарищам: Данилевскому, Достоевскому, Вл. Соловьёву, далее Бердяеву. Вплоть до Вебера и Мартина Малиа.



Алексей Колобродов рассказывает о недоумении, возникшем в результате прошумевшего в сети «лозагейта», — о реплике известного музыканта, блогера и продюсера Юрия Лозы по поводу популярных западных рокеров. К тому же из всего не слишком обширного, но знакового для определённой эпохи творчества певца, культурное сообщество помнит только одну песню — «Плот».



В связи с недавним поступком Александра Прохоренко, попавшего в Сирии в окружение и вызвавшего огонь на себя, литературовед Лев Пирогов задаётся вопросом, что происходит с российским обществом. Рассматривая эту проблему на примере литературы. Социальному большинству сейчас просто нечего читать. Им предлагают только развлекательное чтение. Книга же — незаменимое средство отнестись к себе серьёзно.



Максим Кантор о фантасмагорических аспектах письма Люсьена Фройда, любившего изображать греховную, подверженную порокам человеческую плоть. Беззащитную перед временем: «Фройд рисует, как тело человека ветшает и умирает. Фройд агностик; если он и считает, что смертный человек похож на Бога, то лишь потому, что Бога в его представлении — нет, а человек тоже однажды станет прахом».



В.М. Зимин о происхождении таланта — Божьего дара. И отличии настоящего искусства, этрусской бронзы или стихов Пастернака от сущей попсы — гаджета, «культурного суррогата». Большой грех вовремя не заметить светлой искры и не дать ребёнку верное направление в пути: «Смотрите за детьми!» — настаивает автор.



150 лет назад, 15 февраля 1866 года родился художник и скульптор Павел (Паоло) Петрович Трубецкой. Князь Трубецкой долго жил и работал за рубежом, создал там немало памятников известным людям: Гарибальди, Данте, Родену, Арману Дейо. И всё же самое лучшее в его творчестве связано с Россией, где расцвело и определилось в основных чертах дарование блестящего мастера.



Новая глава всемирной истории живописи Максима Кантора: Эль Греко и Рубенс. Два чрезвычайно популярных — и одновременно полярных друг другу мастера. Оживляющих извечный спор апологетов европейского искусства: от барочно-готических рубенсовских излишеств — до сугубо религиозной, «христианской» кисти Эль Греко.