ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "ИСКУССТВО"


bba
6 августа в Рио-де-Жанейро состоялась торжественная церемония открытия летних Олимпийских игр 2016. К этому событию Дмитрий Степанов подготовил небольшой историко-мифологический экскурс в сущность и происхождение феномена борьбы. «Борьба изначально составляла саму суть олимпийских игр. Олимпийские игры восходят к ритуальным состязаниям, стержнем которых была борьба».



2 августа 1950 года родился Бахыт Кенжеев. В 2016 году Кенжеев награжден двумя значимыми премиями — премией журнала «Знамя» и премией Набокова — «За многолетнее служение русской поэзии». Юлия Горячева находит неожиданный ракурс восприятия творчества Бахыта Кенжеева, исследуя религиозные мотивы его поэзии.



Марина Адамович описывает жизнь Романа Гуля. Автора знаменитого трёхтомника «Я унёс с собой Россию» — об истории эмигрантского движения-«рассеяния» в Германии, Франции, США. В свете телепередачи Ивана Толстого. Где последний, по мнению автора, нарушил журналистскую субординацию и тематику сюжета.


sireny
Глеб Давыдов о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».



Галина Щербова о постижении мужчиной и женщиной неизбежных ипостасей жизни в быту и творчестве. О различных подходах к преодолению. О силе женской «слабости» — и превращении её в массовую литературу. О преклонении и почитании. О низменном и вечном.



Анатолий Рясов о книге Сергея Кудрявцева «Заумник в Царьграде. Итоги и дни путешествия Ильи Зданевича в Константинополь в 1920 — 1921». Предметом исследования являются события, уместившиеся всего в один год. Проведенный Зданевичем в Константинополе в ожидании французской визы.



Игорь Фунт о тютчевских пророчествах по поводу «похищения Европы». Наряду с абсолютно разнополярными А. Хомяковым, Чаадаевым, — касаясь славянского вопроса скорее в прикладном значении, — он дал мыслительный толчок младшим товарищам: Данилевскому, Достоевскому, Вл. Соловьёву, далее Бердяеву. Вплоть до Вебера и Мартина Малиа.



Алексей Колобродов рассказывает о недоумении, возникшем в результате прошумевшего в сети «лозагейта», — о реплике известного музыканта, блогера и продюсера Юрия Лозы по поводу популярных западных рокеров. К тому же из всего не слишком обширного, но знакового для определённой эпохи творчества певца, культурное сообщество помнит только одну песню — «Плот».



В связи с недавним поступком Александра Прохоренко, попавшего в Сирии в окружение и вызвавшего огонь на себя, литературовед Лев Пирогов задаётся вопросом, что происходит с российским обществом. Рассматривая эту проблему на примере литературы. Социальному большинству сейчас просто нечего читать. Им предлагают только развлекательное чтение. Книга же — незаменимое средство отнестись к себе серьёзно.



Максим Кантор о фантасмагорических аспектах письма Люсьена Фройда, любившего изображать греховную, подверженную порокам человеческую плоть. Беззащитную перед временем: «Фройд рисует, как тело человека ветшает и умирает. Фройд агностик; если он и считает, что смертный человек похож на Бога, то лишь потому, что Бога в его представлении — нет, а человек тоже однажды станет прахом».



В.М. Зимин о происхождении таланта — Божьего дара. И отличии настоящего искусства, этрусской бронзы или стихов Пастернака от сущей попсы — гаджета, «культурного суррогата». Большой грех вовремя не заметить светлой искры и не дать ребёнку верное направление в пути: «Смотрите за детьми!» — настаивает автор.



150 лет назад, 15 февраля 1866 года родился художник и скульптор Павел (Паоло) Петрович Трубецкой. Князь Трубецкой долго жил и работал за рубежом, создал там немало памятников известным людям: Гарибальди, Данте, Родену, Арману Дейо. И всё же самое лучшее в его творчестве связано с Россией, где расцвело и определилось в основных чертах дарование блестящего мастера.



Новая глава всемирной истории живописи Максима Кантора: Эль Греко и Рубенс. Два чрезвычайно популярных — и одновременно полярных друг другу мастера. Оживляющих извечный спор апологетов европейского искусства: от барочно-готических рубенсовских излишеств — до сугубо религиозной, «христианской» кисти Эль Греко.


min
Эссе Дмитрия Степанова, новый взгляд на старую историю о герое, одолевшем быкоподобное чудовище во мраке кносского лабиринта. «Если слишком долго блуждать по лабиринту, нужно быть готовым к тому, что лабиринтные изломы войдут в твою плоть и кровь и станут твоими изломами; так что, даже покинув лабиринт, ты будешь видеть только ломаные пути, тупики и бесконечное разочарование».


madon
Иван Зорин предпринимает попытку провести параллели между биологической эволюцией и культурной. Разве борьба, миллионы лет бывшая законом для всей планеты, борьба, регулировавшая на ней все отношения, должна делать исключение для культуры? — спрашивает автор.


christ
Максим Кантор о концептуальных основаниях и неоплатонизме живописи Андреа Мантенья. «Мантенья ценил закон везде – в государственном устройстве, в анатомии, в человеческих отношениях. Художник неприятной правды подобен педантичному врачу, который полагает, будто пациенту поможет знание о смертельном недуге».



Эссеист и японист Александр Чанцев поговорил с поэтом и переводчиком Андреем Сен-Сеньковым о джапанойзе, числе Тау, Музее снежинок на Хоккайдо, золотом протезе носа датского астронома Тихо Браге, стихах о картинах Ротко, а также об уже вышедших, выходящих и только задуманных книгах Андрея.



В.М. Зимин заканчивает книгу «Круг земной и небесный» простыми рассказами. О никому не известной русской бабе Елизавете, наречённой автором «святой». И о прославленном на весь мир Высоцком. «Сегодня поэт запирается в четырёх стенах с кабельным теле, интернетом и тарелкой. Это вовсе не скит, никуда из мира он не вышел».