ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "ПРОЕКТЫ ПЕРЕМЕН"



Для русских художников женщины служат символами, для французcких – объектами страсти — такое наблюдение сделал Константин Рылёв, анализируя работы трех разных живописных школ на трех разных выставках в Москве (шестидесятников, супрематистов и Модильяни).



«Вот когда бывают настоящие сны: на этой вот самой границе. Граница — обиталище снов, а не сон и не бодрствование. Лишь в их (сна и яви) зазоре сновиденье плетет свои замысловатые узоры, а реальность — только память об этом плетении, так же как сон — воспоминание о засыпании.».



«Вчера коллега Александр заговорил со мной о поэзии, — пишет Глеб Давыдов. — Его интересовала одна простая вещь: а есть ли поэты?» А сегодня вот статья Марии Степановой на Openspace.Ru — о современном состоянии русской поэзии — тоже просто вызывает на разговор.



Тяжесть созревшего яблока, теснота в чреве матери, невозможность жить в социальной матке рода. Все это ведет к рождению. А рождение неизбежно оборачивающееся ужасом, ибо человек рождается в бездну. Новый Шаманский экскурс Олега Давыдова о Льве Толстом.



16 ноября исполняется 110 лет со дня рождения драматурга Николая Погодина. Анализируя символы, всплывшие в его пьесе «Кремлевские куранты», Олег Давыдов показывает скрытый смысл этого текста… «Что показывают часы Николая Погодина» — таков подзаголовок.



10 ноября христиане празднуют память мученицы Параскевы, жившей в III веке и погибшей под мечом языческого палача. А для русских это день замордованной Вечной Женственности, которая несмотря ни на что ведет человека по жизни к прекрасной, хотя и неведомой, цели.



Сто лет назад в ночь 9 на 10 ноября Лев Николаевич Толстой покинул свой дом в Ясной Поляне и отправился на близлежащую железнодорожную станцию, где сел в поезд. Это было осуществление его давней мечты о свободе. И его последний путь. Через десять дней он умрет.



Никаким народным единством 4 ноября 1612 года в Москве и не пахло (как и сейчас). Например, ворвавшиеся в Кремль казаки под горячую руку чуть не прикончили будущего царя Михаила Романова и его мать Ксению Ивановну, которые сидели в осаде вместе с поляками.



3 ноября в 4 часа утра скончался бывший премьер-министр России Виктор Степанович Черномырдин. Умер не просто премьер-министр России периода смутного времени перемен, умерла целая эпоха. Эта смерть знаменует окончательный отрыв от прошлого.



Похоже, Лев Николаевич решил поставить эксперимент на себе, погрузиться в смысловую стихию народной веры, понять ее изнутри. А это уже не пустая барская болтовня. Это мистическая практика, попытка поймать бога, сделав себя наживкой. Шаманский экскурс Олега Давыдова.



Часть пятая труда Константина Рылёва «Философия Вертикали+Горизонтали» открывается небольшим эссе по поводу знаменитого триптиха Иеронима Босха «Сад земных наслаждений». Автор подробно разбирает содержимое этой картины, пропуская ее сквозь призму своей системы.



Трек по горному хребту ЛангТанг в Непале. Девять часов на раздолбанном автобусе от Катманду – и ты в горах. А дальше – пешая тропа, и только вверх. Кай отклонился от проторенной тропы, обозначенной в путеводителе, и благодаря этому привез пару очень ледяных кадров.



23 октября РПЦ отмечает день памяти одного из своих самых великих святых, Амвросия Оптинского. Он жил в XIX веке, был духовидцем, пророком, психологом, добрым советчиком, собеседником модных литераторов и простых крестьян. Одним словом – старцем.



22 октября — день праведных Авраама и Лота, его племянника. Первый славен тем, что является праотцем евреев и отцом вообще всех верующих. А второй жил среди похотливых содомитов и сохранил душевную чистоту. Новый текст Олега Давыдова — о богах, евреях и женщинах.



Новая история в блог-книге Павла Рыбкина — о путешествии на Байкал. Шаман по имени Соломон (бывший сотрудник газеты «Баргузинская правда») лижет раскаленные камни, а нетленный лама Этигелов транслирует коаны, которые ламы Иволгинского дацана толкуют на свой лад.



Многие из нас мыслят магически: скинем памятник, и все пойдет по-другому. Не пойдет. Памятник – это просто железка, которая вбирает смыслы и дает нам увидеть их со стороны в концентрированной форме. И в этом отношении монумент Церетели великолепен, правдив и очень полезен.