ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "НОН-ФИКШН"



Продолжает развертываться сюжет книги Олега Давыдова «Гений карьеры. Схемы, которые привели Горбачева к власти». Анализируя особенности психики Горбачева, автор сопоставляет их с историческими событиями и делает выводы. В этой главе речь идет о XIX Всесоюзной конференции КПСС, после которой перестройка начала приобретать необратимый характер.



Вдохновившись творчеством советского писателя Юрия Слепухина, Соломон Воложин вскрывает алхимическую природу его текстов, рассуждая попутно о социализме и искусстве. Остается ли искусство собой, будучи исследованием действительности на предмет нахождения в ней оптимистических для будущего элементов?



Дима Мишенин — об одном из самых знаковых и влиятельных фильмов 90-х годов — «The Doors» Оливера Стоуна и о самой сильной и эффектной сцене этого фильма — вечеринка на Фабрике Энди Уорхола и знакомство Уорхола с Моррисоном. В чем была ошибка Оливера Стоуна? Что не было доведено в этой сцене до абсолюта?



23 октября 1742 года (по другим данным — 3 октября 1740 года) родился поэт и драматург Яков Княжнин. В декабре 1793 года в Петербурге, напротив Александро-Невской лавры, публично был публично сожжен текст трагедии Княжнина «Вадим Новгородский». Олег Давыдов разбирается в том, что же именно содержится в этом тексте.



16 октября 1854 года родился Оскар Уайльд. На Переменах — фрагменты книги «Уайльд. Застольные беседы», впервые изданной на русском языке. Устные рассказы Уайльда, записанные его современниками и собранные воедино литературоведом Томасом Райтом, который к тому же подробно прокомментировал их легендами и историями из жизни самого Уайльда.



На днях в издательстве «Время» вышла книга Олега Павлова «Дневник больничного охранника». Хроника приемного отделения одной московской больницы, в которой автор более четырех лет служил охранником, наблюдая и записывая сцены, фразы и свои впечатления. Перемены публикуют фрагмент книги.



В дымную летнюю жару 2010 года Валентина Потолова и Олег Давыдов отправились путешествовать по России на автомобиле. Это была далеко не первая их поездка (за плечами 111 Мест Силы!), но один маршрут им все никак не давался. На этот раз они его одолели, о чем и рассказывают в трипе «Дымок отечества. Нереальная езда по Костромским и Вологодским пределам».



Соломон Воложин продолжает пристально вглядываться в тексты Олега Павлова и анализировать ту идейно-мировоззренческую (если не сказать, мифологическую) структуру, которая вызвала эти тексты к жизни и стала их основой. Обнаруживает глубочайшую народность, особый русский традиционализм на грани ХХ и XXI веков: ненабожность, справедливость, государственность, духовность.



Олег Давыдов продолжает рассказывать о визионерском трактате «Красная книга» и о раздвоении Карла Густава Юнга. Из двух сил, действующих в мире, — Духа глубин (бессознательного) и Духа времени (прогресса), Юнг выбирал то одну, то другую. Но в итоге стремился гармонизировать их работу.



Соломон Воложин анализирует малую прозу Олега Павлова, а заодно — конфликт между Новым временем, в основе которого лежит идея неограниченного прогресса, и Средневековьем (Христианством, Советской властью), устремленным вверх, к духовности, против низости, низменности.



Цикл Василия Доквадзе «Suffering for the masses» — это еще одно трудно поддающееся жанровым определениям пограничное произведение, — на границе между повестью и эссе, физическим и метафизическим… Природа отражений, искажений и погружений в другие миры.



Чтобы видеть грядущее, надо отвлечься от внешних событий и смотреть внутрь себя, где, собственно, и зреет все то новое, что потом случается в мире. К такому выводу пришел Карл Густав Юнг, пережив несколько ужасающих видений, которые вскоре опознал как пророческие. Олег Давыдов продолжает разговор о Юнге.



Олег Павлов рассказывает о своем армейском и больничном опыте, а также — о литературе, времени и реализме. «Я хотел быть честным. Со временем понимаешь, что точность – это и есть честность. Сама жизнь точна в мельчайших деталях, стало быть, если что-то не обладает её же точностью, оно безжизненно, фальшиво».



Железо растянуто по планете в виде миллионов километров рельс, труб, проводов; разбросано в ажурных металлоконструкциях; «пропитывает» в качестве арматуры бетонные строения. Но не только человек использует железо, но и железо человека. Например, во время грандиозных сражений. …Продолжение проекта Юрия Кустова.



В чем разница между психоанализом Фрейда и учением Юнга? «Переживание богоизбранности — род невроза, который мешает жить избранному (и тем, кто его окружает)». Корень конфликта между Фрейдом и Юнгом именно здесь. Подробней об этом и об основах учения Юнга — в новой части цикла Олега Давыдова о Юнге.



С одной стороны, золото – деньги и должно двигаться, двигаться, двигаться, его перемещения – залог экономического преуспеяния. С другой стороны – золото стремится «залечь на дно», – образовать сокровище, обеспечивая надёжное будущее в этом изменчивом мире. Эта парадоксальность заложена в самой природе золота. Новый очерк Юрия Кустова.



26 июля был день рождения К.Г. Юнга. По этому поводу в эфире снова цикл шаманских экскурсов Олега Давыдова о нем. Впрочем, в этом экскурсе больше речь идет о Фрейде. Юнг никогда не соглашался с Фрейдом в том, что сон — это некий заслоняющий смысл «фасад». В чем еще Фрейд был чужд Юнгу?



Статья Олега Давыдова «И мальчики кровавые», написанная и впервые опубликованная 20 лет назад. О том, как предвечная мистерия смены поколений проявляется в литературном процессе. Сегодня — в связи с некоторыми сюжетами, возникшими в ходе Хроники проекта Неудобная Литература. Подробный комментарий по этому поводу написал Глеб Давыдов.