ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "НОН-ФИКШН"



О бесприютности, попытке сопротивления (судьбе)… и смирении. Два эссе Анатолия Николина, в которых, с присущей ему утонченной субъективностью и автобиографичностью, он повествует о двух разных писателях и личностях. «Две разные протестные судьбы сошлись в одном финале, в уходе из мира», — сказал об этом совмещении автор. «Что такое биография – подлинная жизнь человека или искажение? Как определить, когда заканчивается одна жизнь и начинается другая? Существует ли граница между той и этой?»



Эссе Анатолия Николина о событиях 21 августа 1968 года, когда Советский Союз ввел танки в Прагу и закончилась «Пражская весна». Разговоры очевидцев, размышления о свободе, историческая, этническая и эстетическая подоплека тех событий рассматриваются автором через призму текстов чеха и полемиста Милана Кундеры и славянского язычества.



Анатолий Николин о невозможности вернуться в прошлое и о разном видении — с высоты времён — текстов Набокова. У которого сегодня 120-летний юбилей (род. 22 апреля 1899). О перманентном изменении, мимикрии образов Лауры в неоконченном романе. От Флоры — через римские аналоги Хлориды — в кантовские мысленные сущности: теорию самоуничтожения.



В этом году просвещённый мир отмечает 235-летите со дня смерти великого французского философа-гуманиста и драматурга Дени Дидро. В дискуссиях об эпохе географических мечтаний Дидро уловил жажду Екатерины, идущей по стопам Петра Великого, европеизировать Россию. Европейцы были против. Об этом — статья журналиста The New Yorker Адама Гопника — в переводе Ирины Вишневской.



Если верить многим учениям и учителям, ради самопознания все средства хороши. Абсолют вообще разделяется надвое, чтобы разобраться с самим собой. Ведь задача эта столь важная… А сколь она важная? — задается вопросом философ Роман Шорин. Утверждая, что место своего оценщика занимают отнюдь не для самооценки. А место своего свидетеля — не для того, чтобы свидетельствовать о самом себе.



Юрий Денисов о процессе перехода культуры в энтропийное состояние равновеликости значительных и ничтожных произведений. О постепенном отторжении понятия «значительность» и девальвации эпитетов «великий» и «гениальный». «Это одно из существенных проявлений энтропии актуального искусства, которое зачастую даёт повод назвать его «так называемым искусством»».



Садо-мазо маньяк Ларс фон Триер снял свой осевой фильм. Режиссёр с целым букетом фобий — от страха посещать бассейн до невозможности летать самолётами — сделал запредельное по жестокости кино про серийного убийцу. Который каждое из своих злодеяний рассматривает как… произведение искусства. Радикальный писатель Андрей Бычков подробно анализирует картину, раскрывая секреты, о коих догадается не каждый продвинутый зритель.



Ирина Вишневская представляет две разнохарактерные рецензии на недавно изданный английский перевод книги Гуннара Декера «Путник и его Тень»: Gunnar Decker, «The Wanderer and His Shadow» — новая биография новеллиста Германа Гессе. Обозреватели популярных изданий с обеих сторон океана вспоминают непосредственного свидетеля и описателя того катастрофического времени.



Выплаченные Иуде за предательство монеты назывались в разное время и в разных странах денариями, шекелями, пфеннигами. В России же, при переводе Евангелия на старославянский язык, в качестве аналога было использовано славянское слово «сребреник» или «серебреник». Галина Щербова о том, почему возникла недобрая связь между деньгами Иуды и первой на Руси серебряной монетой.



Вдохновившись шаманизмом третьего сезона Twin Peaks, Дмитрий Степанов решил произвести экскурс в идею, лежащую в его основе. Герой, одолевший смерть, человек, спустившийся в преисподнюю и вернувшийся в мир людей. Архаические мифы, Ницше, Дойл и Сэлинджер. Лермонтов, Достоевский, Шуберт, Кафка, Булгаков. И многое другое. Это исследование мы публикуем теперь по частям. В виде сериала.



В февральские, октябрьские революционные дни русская интеллигенция немало растерялась. Да, она умела создавать высокие духовные ценности, но была за редкими исключениями беспомощна в деле создания государственности. Александр Горбатов о митинговых, откровенно бандитских беспорядках 1917 года сквозь призму видения непосредственного свидетеля событий — репортёра-газетчика Паустовского.



Андрей Бычков взялся за невыполнимое — поставил ребром вопрос об авангарде! В наши-то времена, — где, казалось бы, симулякры только множатся, забыв классическую натуру. Мало того, автор ещё проходится (в шутливой форме) по столбовой литературной дороге искусствоведческого бытия. Превратив свой текст из творческого нарратива — в сущее обвинение последнего.



Представляем философское эссе Владимира Зулкарнеева о вневременном искривлении парадоксов сущего. Повествование пронизано математикой, так как автор предлагает некую универсальную формулу «небытия», «бытия» и собственно их Создателей — именно что во множественном числе.



Что случится, если мужественный, добрый и честный человек согласится с тем, что он мужественен, добр и честен? Роман Шорин полагает, что это не вопрос гордыни и скромности, а — вопрос философии. Контуры своей эзотерической позиции автор пытается обозначить, обратившись к теме выдающихся человеческих атрибутивов. И уместности их оценки в качестве таковых.



Эта статья — о современных СМИ, журналистике и кризисе в них. О том, что внешние причины глобальных изменений института Прессы — видны явно. С метафизическими же намного сложней. Об изменении и восстановлении коллективного воззрения на мир и себя как способе формирования и реализации этих воззрений — Игорь Козырев и Владимир Езерский.



Софья Маленьких продолжает своё неспешное повествование о жизни китайской провинции Шаосинь: «Есть здесь такой обычай — по выходным все многочисленные семьи со старушками во главе отправляются на ближайший водоём, обвешанные корзинами, тазами и ведрами, наполненными бельём… Бельё и посуду привозят на велосипеде. Иногда тут же ощипывают и потрошат куриц»…