Обновления под рубрикой 'Путешествия':

Гомукх, Индия. Фото: Кай.

Сегодня мы открываем вторую часть проекта RADIOTRAVEL.

Напомним, Первая часть проекта стартовала летом 2007 года и продолжалась 9 месяцев, ее вели Глеб Давыдов и Ольга Молодцова (mo), которые ездили по Индии, Таиланду, Китаю, Вьетнаму и немного по России. После завершения Первой части время от времени работала рубрика Разведка, посвященная краткосрочным путешествиям участников первой экспедиции.

Вторую часть взялся вести постоянный автор Перемен — Кай. В данный момент он в Индии, у истока реки Ганг. Передает всем свои приветы и вот-вот выйдет в эфир из точки, которая называется Гомукх. Это такой легендарный и значительный ледник.

Цитируем письмо Кая: (далее…)

Читатель! У нас две новости:

1. Появилась трансляция анонсов с Главной страницы Перемен в Твиттер: подключайтесь, вот тут!

2. На Переменах открылась новая блог-книга. Она называется «Человек с мыльницей. Путешествия за скукой, грустью, хламом и чепухой».

Санторини

Ее автор — Павел Рыбкин пишет в предисловии:

Путешествия не только уводят нас от обыденности и скуки повседневной жизни. Главное – они нам эту скуку и обыденность, одиночество и грусть, хлам и чепуху возвращают. Причем в явно преображенном виде. В том виде, в котором их больше нечего стыдиться.

Первая история книги называется «Восхождение к Скуке», она о путешествии на греческий остров Санторини.

Тимоти Лири

Биографический очерк Роберта Форте (предисловие к книге «Искушение будущим»):

Давно известно: чем острее и неумолимее сформулирован тезис, тем настойчивее требует он антитезиса.
Герман Гессе, «Игра в бисер»[1]

Тимоти Фрэнсис Лири был одним из самых влиятельных людей XX века. Однако то, в чем именно заключалось его влияние, нуждается в определении. Лири любим и почитаем за его вдохновенную популяризацию психоделических наркотиков в шестидесятые годы, за величайшие достижения в осуществлении своей жизненной миссии, заключавшейся в поединке с авторитаризмом, в чем бы он ни проявлялся. Эта книга не является биографией Лири и не ставит перед собой цели изучения его идей. Принимайте ее как мозаику из воспоминаний и впечатлений, как дань его многогранной личности и той роли, которую он играл каклидер общественного, философского и религиозного движения. Эта книга была задумана одним декабрьским утром, когда я пришел навестить Тима в его доме на Беверли-Хиллз в Лос-Анджелесе. Я только что вернулся с конференции по ЛСД, организованной фармацевтической компанией «Sandoz» и Швейцарской медицинской академией — «50 лет ЛСД: положение дел и перспективы галлюциногенов». Конференцию открыл президент Швейцарской академии Альфред Плетчер, впервые публично оценив экстраординарный научный потенциал ЛСД и затем резюмировав: «К сожалению, ЛСД не осталось только объектом научного изучения, а попало в руки эзотериков и хиппи и использовалось сотнями и тысячами людей на массовых сборищах. Бесконтрольная пропаганда ЛСД имела опасные последствия, например, продолжительные психозы, насилие и попытки самоубийств. В результате, использование этого медикамента было ограничено несколькими юридическими актами» (Плетчер и Ладевиг, 1994).

Всякий раз, когда имя Лири поминалось на этой конференции, это делалось в неприемлемо оскорбительном тоне. Присутствовавшие психиатры-исследователи были едины во мнении, что экзальтированная пропаганда психоделиков, виновником которой был Лири, и привела, в конечном счете, к тому, что их употребление было запрещено законом. (далее…)

20 октября 1854 года родился поэт Артюр Рембо

Ernest Pignon-Ernest, pignon-ernest.com

Ernest Pignon-Ernest, pignon-ernest.com

Он прожил 37 лет. Большую часть своей короткой жизни был нищим, голодным, замерзающим бродягой. Из Франции пешком и без денег уходил в Италию, Германию, Бельгию. Перешёл через снежные Альпы. А умирая, просил сестру только об одном: купить ему билет в Эфиопию.

Стихи, которые он написал в возрасте с 15 до 19 лет, спровоцировали появление символизма и отчасти футуризма. Жар юности заставлял его бежать, искать, создавать и разрушать с немыслимой стремительностью. Он схватил парящую в облаках поэзию романтизма за шкирку. Стащил с неё тесный корсет рифм и размеров. Вымазал её пеплом земли, а затем… в 17 лет Рембо поставил себе задачу стать поэтом-пророком. И принялся рьяно экспериментировать над собой.

Шарлевиль – самый обычный захолустный город. Семья идёт в церковь. Дети построены парами – впереди сёстры, за ними братья – Фредерик и Артюр. Грозной тенью над ними – мать. Госпожа Рембо всегда требовала от детей исключительного послушания. За провинности – домашний арест на хлебе и воде.

На Артюра мать всегда возлагала особенные надежды. Свою одарённость он проявил в раннем детстве. Маленький Артюр был первым учеником по всем предметам. Набожным и послушным. (далее…)

антимир

Лефортово. Церковь Петра и Павла в Солдатской Слободе. Построена в 1613 году, перестроена в 1711 году. Охраняется государством как памятник архитектуры.

Античная красота

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Мои ноги опять чувствуют песок. Горячо. Хочется подпрыгивать, но невидимый туман боли еще сильнее прижимает меня к земле. Слева – море, справа – песок. Все предельно просто. Люди, зонтики, музыка, кровавые тампоны, полуголодные собаки, шикарные груди, воздушный змей, сочно-красные губы, обрюзгшие жопы, простите за французский. Я был здесь десять лет назад. Так получилось, что я вернулся сюда на некоторое время. Картина та же, но что-то изменилось. Камыши по краям дороги стали ниже, дома присели к земле, от некоторых зданий осталась лишь пыль воспоминаний.

У меня в руках фотоаппарат, я в поисках красивого тела, должного украсить собой не менее красивый кадр. А под руку подворачиваются только героини фильмов, снимавшихся в роли главных наркоманок Бруклина.

Девушка в воде улыбается мне. Я смущенно машу рукой и, словив себя на ассоциации «джунгли – река – крокодил», скорее ухожу дальше вдоль берега.

Слишком типичная картина: девушка, явно не смотревшая на себя в зеркало со времен стройки Байкало-Амурской магистрали, по колено заходит в воду, к небу простирает руки толщиной в два мамонтовых бивня, улыбается, оголяя неровные зубы, и сквозь брекеты что-то мямлит, вроде: «Эх, Машка, сфотографируй-ка меня как положено! Давай!» Вот человек, знающий настоящее счастье. Ни тебе кривые ноги, ни отрезанное ухо, ни целлюлит вместо кожи – ничто не мешает чувствовать себя на вершине мира, находясь где-то у подножия битвы за звание «Мисс-Костюковка 2009».

Собственно, в наше время уже трудно чему-то удивляться, коль скоро в поисковиках набирают «фото голых инвалидов». Спасение нашего века – это хороший, здоровый цинизм и охлажденная до известной температуры бутылочка водки. Результаты в любом случае чем-то схожи, за исключением, конечно, алкогольного психоза, бреда ревности, делириума и тому подобных фантастических штучек. Это что же получается? Болезнь нации? Изобретение тысячелетия? Подарок преисподней?

Во имя спасения красоты мира – неба, земли, огня и воды – следовало бы согнать все человечество на нескольких островах Полинезии и повторить историю Хиросимы, а затем свершить над собою ритуал сэппуку, прежде смазав кинжал оливковым маслом. Пусть тогда природа станет нашим сёгуном, а мы покоримся отважной судьбе самураев. По крайней мере, тогда ни одна «красотка» не перепутает свое болото с Лазурным берегом Средиземного моря.

Нет, я вас просто умоляю, смотритесь в зеркало, прежде чем лезть в объектив! У меня был небольшой опыт фотографирования в ночных клубах, и тогда я заметил одну очень интересную тенденцию: чем дальше лицо девушки от идеала, тем ближе она подходит к фотографу и тем сильнее хочет сфотографироваться. Симпатичные же, наоборот, — прячут личики под крылья и небрежно кудахчут в смеси восторга и смущения (явно комплексуя из-за какой-то родинки над бровью).

Я лениво чешу бок и выглядываю местных красоток. Ухожу не меньше чем с пятью новыми номерами, но на следующее утро забываю, кто и почем, и удаляю все неизвестные номера. Земля им пухом.

Все верно, ущербность замечаешь со стороны. Молча жрешь свой манго, смакуешь дикий виноград и плачешь оттого, что кто-то опять попытался спрятаться под метровой штукатуркой. Такие дела, брат, такие дела.

IMG_9228 copy

Поскольку мы так и не смогли решить проблем с плагином LJ-crossposting, а проект Radiotravel тем временем продолжается, было решено создать отдельный Трансляционный аккаунт в ЖЖ, куда будет транслироваться RSS-поток. Теперь, чтобы видеть посты Radiotravel в своей френд-ленте в ЖЖ, вам нужно добавить эту новую трансляцию в друзья.

Мы завершили серию «разведовательных» постов о Мезмае, а скоро начнется полновесная Вторая Часть. Сначала снова будут фотографии и звуки из Индии, а там будет видно. Вести вторую часть будет Алексей Соколовский, известный читателям Перемен как Кай. Он уже отбыл в Индию в четверг.

На Look at me появилось забавное интервью, которое Маша Новикова взяла у меня на днях.

null

— То есть Перемены не очень посещаемый сайт?

— Смотря с чем сравнивать. Это ведь проект совершенно неконъюнктурный. В том смысле, что 95 процентов текстов и фотографий, публикуемых у нас, никак не связаны с какими-либо новостными поводами и поверхностно актуальными темами. А такой подход по определению не может принести популярность и очень высокую посещаемость. По крайней мере, в наше время. Вообще Перемены это такой веб-журнал, который имеет дело непосредственно с вечностью, а не с сиюминутной коммерчески ориентированной повседневностью. В этом смысле мы наследуем литературным журналам 19 века. Так называемым «толстым» журналам. И, если погрузится в историю этого вопроса, Пушкин, например, был весь в долгах в связи с низкими продажами своего журнала «Современник»… Кроме того, надо понимать, что я ведь сделал этот проект в первую очередь для себя и почти без финансовых вложений. А при таком подходе сейчас невозможно сделать что-либо популярное…

вот полностью

свастика

Представляешь, сижу вот я тут за новым маком, навожу лоск на фотографию девушки супермодельной внешности, изображенной под пальмами на пустынно-гламурном Turtle beach в Гоа, Индия. Потягиваю кофе с мороженым. Поглядываю в контакты. И думаю: какой бл*дской х*рней я тут занимаюсь!

Объяснить? Ну вот, взять например любопытный такой журнал National Geographic. Когда-то давным-давно, в незапамятные джедайские времена, он был в какой-то степени журналом первопроходцев – в хорошем смысле, пионеров исследования земли, «рупором» смелых и нестандратных людей и идей. Сейчас – глянь в глянец — смесь рекламы часов Ролекс и визуального плежа неважно какой смысловой направленности.

Мне кажется, на земле немало мест, где белые люди бывают нечасто, и которые только и ждут, чтобы быть освещенными (то есть они-то как раз ничего не ждут, им и так хорошо и плохо независимо от нас, а вот мы тут сидим и ждем, чего бы такого живенького увидеть и услышать).. На самом деле, мир – это не туда, куда можно позвонить по мобильному телефону. В бескрайнем море лесов и пустынь светятся ацким огнем точки – города и села гордого отступника- люда человеческого. Но даже они, созданные по образу и подобию один другого, не похожи друг на друга, и везде люди живут и страдают по-разному. Любопытно ведь посмотреть, как там у других? Желательно, у совсем других и подальше.

Отправляясь в Индию, я подсознательно ждал, вопреки очевидным гугло-фактам, что буду одним белым в куче индусов, что Индия — страна-загадка. И что по итогам человек с фотокамерой сможет показать что-то новое.. Наивно, да? Ну, и в итоге я увидел, как в древнейшем городе йогов Варанаси местных жителей просто тошнит при виде человека с камерой, на фотобанках завались отличных фотографий Индии, Индусов, индийской еды и вообще всего, чего только может вообразить больное воображение среднего бильд-редактора.. На фотобанке, с которым я работаю, меня настоятельно просили, чтобы я не снимал никаких нищих, проблем и вообще всей этой грязи. Им хотелось обваленных в розовой краске слонов. Чего я им дал, в каком-то смысле. Это как бы одна сторона медали — медали ужаса.

C другой стороны — какой -нибудь Magnum photo, viiphoto и другие похожие сообщества, которые (по моему личному мнению) завязли в репродуцировании _чисто человеческих_ конфликтов — съемки в горячих точках, почти гламурные красивые картинки с войн. А ведь вор, который ворует жизни — War — never changes. Ты не можешь изменить мир, фотографируя войну. На выходе — шоу. «Магнум» и «Вип» — фото смотрят не генералы и президенты, не корпорации, которые лезут в политику и принимают решения о том, чтобы начать очередную «зачистку», а простые сердечные интеллигенты, «политические пигмеи», которые и так никого не собирались убивать.

What’s left is the Gap. Великая пустота. Невыносимая легкость прикосновения к миру, в котором ты лишь dust in the wind.

Это все, конечно, невыносимо банально. Но эта сартровская тошнота, по-моему, типична.. Tо есть, я понимаю, что может это «что-то что ушло» мало кому нужно (Oh well, whatever, nevermind), что нужны репортажи с глянцевых курортов в глянцевые журналы, с подробным прайсом лакшери услуг и расценками на лакшери шлюх между строк, но мне лично интересно что-то я даже не знаю что — что-то кардинально другое.. Истинное, земляное, сердечное, может быть даже пугающее и животное, жуткое, но — живое..

В связи с этим у меня появилось смутное намерение.. Что надо поехать куда-то «туда» где совсем никто раньше не фоткал и не писал об этом, зафоткать и написать.. Не чтобы дефлорировать местность, а какой-нибудь благородной целью. Ну, хотя бы чтобы показать, как ЕЩЕ ПО-ДРУГОМУ может быть, не как на ТВ и не в метро в час пик. То есть, чтобы в конечном итоге это — если даже это природа — было связано с человеком, не просто дикий угол бесконечной тайги, где даже дядя вася на вездеходе спьяну не проезжал..

Чтобы не быть скотом, чтобы не быть потребителем, биороботом, и чтобы даже просто не было мучительно скучно – нужно вот это «что-то», «где-то». Назовем это «приключение с пользой для человечества». Это даже не мысль, а скорее ощущение, поэтому излагается оно нестройно, и путано. Сорри за путаницу.

Но ведь на самом деле, все предельно ясно и понятно, как песня «Раммштайн». Тебе это тоже знакомо. Ты ведь понимаешь, о чем я? Тебе ведь тоже нужно что-то такое. Ты тоже, читая эти строки с экрана своего нового макбука про, потягивая обжигающий кофе с фисташковым мороженым, пытаешься вникнуть в весь этот бред, что я тут написал. Мы готовы к действию, у нас есть свобода, и у нас есть силы. Но что делать?

СТРАННИК (путешественник Петр Никитин) пешком и на велосипеде обошел полмира, и веэде он делится знанием и мудростью древних СЛАВЯН. Вот и появился он в редакции телекомпании РЕН-ТВ Брянск.

Серое ничто. Постоянное ощущение грязной и плотной пленки, накинутой на небо. Тускло потрескивающая на низких частотах бессмысленная круговерть. Тут заработать, там потратить, тут подхалтурить, там потерять. Сколько можно? Впрочем, для меня никогда не вставал с такой ясностью этот вопрос, как в то утро, когда я проснулся с одной только мыслью: больше нельзя. Это произошло почти что синхронно: как только возник вопрос, тут же появился и ответ. Помню, что во сне я все время кого-то убивал какой-то длинной острой рапирой, а Земфира в это время пела по телевизору (лицо ее было крупным планом, стрижка короткая, с черными перьями), пела под гитару нечто очень волнующее и эмоциональное, я запомнил только такие слова: «Средство придумать слетать на луну, прикончить его нужно мне одному, но я понимаю, что я рассасываю!». И опять этот рефрен, пронзительно и остро: «Но я понимаю, что я рассасываю!»

Moscow_1909

Кто-то большой и сильный будто бы толкнул меня в спину и закричал: хватит, ты понимаешь, что все это не то. Не то! И Земфира последний раз пронзительно спела: «Но я понимаю (гитарный бой — тудудудуду), что я… рас-сасываю!»

Я проснулся.

Даже в аэропорту, даже после регистрации я все не верил, что с Москвой покончено. С Москвой, может быть, но вот с прошлым…

Bombay_ppc1914

(далее…)

Всем привет! Этот текст был написан для себя, как нота-бене, напоминание на вторую поездку в Индию, потому что многое забывается (особенно плохое), такое свойство памяти. В Индии можно делать почти все, но кое-что делать все-таки нежелательно. Это не приносит кайфа. Поэтому я сделал акцент на негативном, перечислив особенно наболевшее. Это может создать ложное впечатление, что «там все плохо». На самом деле, там как раз очень хорошо, и как только будет возможность, я туда снова поеду. Поеду, и постараюсь избежать повторения своих ошибок, что как известно является признаком законченного белого придурка, особенно в Индии. Приятного чтения и приятного полета «индийскими авиалиниями»! Итак, ни в коем случае:

(далее…)

От жажды умираю над ручьем
Смеюсь сквозь слезы
И грущу играя..
Куда бы не пошел — везде мой дом
Чужбина — мне страна моя родная

Переславль Залесский

Кто видел наяву противоположности? Мне повезло. В жару я ощутила холод ледника, и святость с идолами рядом, и сказку без героя, узость рядом с широтой, богатство — с нищетой. Именно так я могу вкратце сказать о чудесной и волшебной поездке — паломничестве в Переславль Залесский. Именно так я могу сказать и о всей России. (далее…)

Изображение 2132 9501

Вот все цитируют или каким-то образом касаются Кастанеды. А ведь у нас есть свой шаман. Я уже давно хотел об этом написать, но как-то всё… Видимо время пришло.

Шаман, один из величайших людей на Земле. Это без сомнения великая книга. Я её уже много раз перечитывал. Разумеется её писал не Шаман, ему до фонаря все эти дела. Книгу написал, вернее составил Владимир Сёркин, которому посчастливилось быть с ним знакомым.

Первая часть это текст автора. А вторая часть непосредственно беседы с Шаманом.

Я хочу, чтобы как можно больше людей прочитали это. Когда вы прочитаете, вы поймёте, что я имею ввиду. И совсем не хочется, чтобы этот пост затерялся среди других и прошёл незамеченным. Его бы вынести на главную страницу, сделать постоянной ссылкой, что бы книга была постоянно доступной. Это очень хорошая и полезная книга. Я плохих книг не посоветую). Итак, приятного погружения…

Скачать можно по этой ссылке

ЖЖ, конечно, изрядная помойка, я уже говорил. Но и там есть люди… Вот, например, bronepoezd — всякий раз, как натыкаюсь на его дневник, с интересом перечитываю верхние посты. И не потому что мы знакомы (знакомы-то мы довольно бегло и поверхностно, хотя один эпизод — как он фотографировал меня в общежитии МГУ на какой-то вечеринке со словами «не позируй, так весь трагизм уходит» — я отлично помню), а просто потому что человек живой. Сейчас он в Лас Вегасе. Вот что пишет:

очень клево, когда вокруг всем только хорошо. я, в целом, против других вариантов, поэтому подумываю о том, чтобы тут жить. поговорил со многими покерными звездами, которые сюда переехали, у всех похожие причины. но надо еще проверить лос-анджелес и сан-франциско.

когда я уезжал из москвы, то получил несколько предложений в стиле «меня здесь ничего не держит, возьми меня с собой», и ни одного «я приеду через пару недель, встретимся там, может».

здесь уже встретил кучу бесстрашных людей, у которых уже долго все уверенно хорошо без планов, кроме того, что никогда в жизни не будут работать в офисе, или от кого-то зависеть. со многими есть что обсудить, и это будут не новости или сложности, или планы на долгожданный отпуск, ничего такого. в общем, во всем похоже на любимый город.

В общем вот. А вы каких еще живых людей в ЖЖ знаете?