Обновления под рубрикой 'Мысли':

Через полчаса после того, как рассвело, мне показалось, будто вокруг тысячи бесплотных призраков поют и танцуют, искрящимся белым светом озаряя пространство. За молниеносным осознанием того, что это все галлюцинация последовало сомнение: «А вдруг – нет?».

Бледно розовые и фиолетовые блики на оранжевых стенах поблескивали как нечто само собой разумеющееся, а мраморные бюсты в нишах, казалось, улыбаются и смеются над всеми собравшимися в небольшом зале клуба.

Девочки на танцполе кружились в нескончаемом танце, а я сидел в углу и смотрел на них, широко раскрыв глаза: бедра, оголенные руки, улыбчивые лица – все это было не ново, но интересно. Нет, интересно – не то слово. Это было как-то по-детски радостно: я просто не мог оторвать глаз, потому что не хотел! Ведь оттого, что я смотрел на них, меня самого переполняла неземная радость, блаженство, которому нет начала и конца.

Секундный страх был способен разрушить эти чары, но я уже ничего не боялся. Я плыл по безбрежному океану любви, постигая всеми своими чувствами смысл мира, я понимал, что все это существует на самом деле, а вселенная понимала, что существую я, Веня.
Так я впервые узнал, что вселенная знает обо мне. Я был счастлив.

№ 7

Каким образом занесло в этот мир, не помню. Нас было трое, мы ехали в сторону огромной пустыни на огромных верблюдах с клювами-присосками. Позади нас грохотал невероятной силы водопад, он был очень высоким и простирался от горизонта до горизонта. Здесь заканчивался оазис, и начиналась пустыня, мы ехали в пустыню. Тут же за нами началась погоня. Он выехал из оазиса, и приближался всё быстрее и быстрее. Он сидел на огромном, с пятиэтажный дом, слоне-броненосце. С одним (метров 10) окровавленным бивнем. В результате долгой погони (я её не помню) мы спрятались от него в какой-то огромной комнате с уступами. До этого мы долго бездельничали в этом секторе, смотрели по телевизору какое-то дурацкое местное шоу и пробовали самостоятельно переместиться. Посередине комнаты стоял куб. Я забрался в угол на потолке, чтобы он не достал меня своим копьём. И тут он сказал:

– Равновесие установлено.
И ушёл. Я начал слезать и коснулся ногой куба. Мгновенно в комнату влетел стражник. Что-то пробормотал про равновесие пространства (видимо, мы своим появлением нарушали равновесие этого сектора, а когда я спрятался , — оно восстановилось). Я ему говорю:

– Как нам уйти отсюда?
— Очень просто. Сказал он.

Он нажал на еле заметный квадрат в полу, куб отъехал в сторону, и из пола выехало устройство, что-то среднее между банкоматом и игровым устройством. Он что-то там нажал для перемещения. Мои компаньоны не захотели продолжать путешествовать по мирам и захотели в свой сектор. А я взял краски, ещё какую-то ерунду и залез в коробку для перемещений, со сторонами 2,5 на 2,5 метра. Там ещё лежал какой-то хлам, коробки какие-то. Ничего не изменилось, но я понял, что нахожусь уже в другом мире. Я вылез из коробки и очутился на вокзале. Огромный зал, залитый золотым светом с золотыми витыми колоннами, мраморным полом и неизвестными растениями. Очень красивое зрелище.

P.S.

Когда мы были в комнате с кубом, там был ещё компьютер. О нём хочу рассказать поподробнее. Винда, как я понял, работала, непрерывно с мыслями человека, мои приятели не смогли в ней что-либо понять. Вместо одного курсора там их было штук шесть и все разные. При движении мышкой, движении курсоров – хаотичные, не подчиняющееся логике. Возможно, через мышь осуществлялась связь компьютера с биоритмами существа. (Только сейчас я подумал, что, возможно, такая система разработана для существ, которые могут одновременно и целенаправленно мыслить сразу о многих вещах.) Главное чётко знать и хотеть, что вам нужно, и компьютер сам всё сделает. Хорошая штука, навороченная. Я довольно хорошо им овладел. (Ну ладно, я только сумел войти в систему…)

P.S.S

Как только я переменил своё отношение к преследователю, он тут же превратился из врага в друга и помощника.

Вначале мы очень слабые. Смотрим на мир как бы сквозь пленку и говорим вещи настолько тонкие и точно определяющие суть происходящего, что взрослые пугаются и заходятся в истерике. Некоторые от одного сверхчеловечески умного света наших глаз начинают нас ненавидеть и в тоже время с опаской тянуться к нам, как к источнику какой-то неуправляемой мудрости – раздавая тумаки и подзатыльники. Сверстники тоже боятся нас и пытаются вытеснить за пределы своего какого-нибудь детсадовского социума, объединившись в группы и определив какие-то совершенно чуждые нам нормы поведения. Если в этот момент у нас не хватит решимости возвыситься над ними и провозгласить свои законы и с этого момента провозглашать их все время, то мы рискуем быть уничтожены – это как болея гриппом выйти в тридцатиградусный мороз на улицу голым.

После этого у нас есть две возможности: жить быстро и довольно скоро погибнуть. Или постоянно превозмогая себя все-таки исполнить свое предназначение и, медленно уничтожая себя, перенести на окружающее мир, изначально существующий внутри нас. И то, и другое очень больно, но третьего не дано.

картинка от yuka amaguchi

biglogo-copy.jpg

В последнее время в Блоге Перемен имя этого человека появлялось очень часто, и на это есть причины. Хотя и непреднамеренно, но все шло к тому, что вы увидите здесь, в комментариях к этому посту. Сегодня — официально открывается новая важная Точка в Сети Интернет — www.dopingpong.info Этот блог станет информационным ресурсом знаменитого арт-проекта dopingpong.com

По этому поводу мы начинаем сейчас в комментариях к этому посту виртуальное интерактивное интервью с Фронтменом Допингпонга, астральным гуру цифрового петтинга, поэтом и писателем Димой Мишениным.

В комментариях я буду задавать вопросы, а Дима будет отвечать на них. Интервью будет длиться в течение нескольких дней (а может и месяцев!) — до тех пор, пока кто-нибудь (я или Дима) не остановит его, сказав «Хватит!» Это новая форма интервью (назовем ее «блог-интервью»), и она будет впервые опробована здесь, в Блоге Перемен. Важный момент в интерактиве: кроме меня вопросы в комментарии может задавать ЛЮБОЙ ЧИТАТЕЛЬ. Просто оставьте свой коммент под этим постом, и Дима, наверняка, ответит на него своим комментом. Можно уточнять мои вопросы, можно задавать самостоятельные вопросы, можно просто говорить что-нибудь, не задавая вопросов!

Итак, Дима, мой первый вопрос. Я, во-первых, поздравляю тебя с открытием Допингпонг-блога! Ваша команда очень долго работала над этим проектом, и вот, наконец, вы его закончили. Расскажи поподробнее, что это будет такое и зачем?

Update: наша антиспам-система не выдерживает натиска и просто механически банит всех, кто постит комменты чаще одного в минуту…

Дервиши это такие мусульманские святые люди, которые постоянной внутренней работой и специальными практиками добиваются прямой связи с Богом. Дервиши, как и их практики, есть разные. Наиболее известные из них — «вертящиеся дервиши», которые впадают в транс посредством специального кружения на одном месте, и «плачущие дервиши», которые входят в контакт с Богом через постоянные рыдания…

У дервишей очень сложные отношения с ортодоксальным Исламом, так как многое в образе их жизни и в их практиках идет вразрез с внешними правилами и обрядами официального служения Аллаху… Правоверные мусульмане не раз утверждали, что танцы сект дервишей унижают религию. К тому же, многие дервиши не считают чем-то греховным иногда выпить и даже напиться…

Считается, что первая секта дервишей появилась в Йемене, она датируется 37 годом Хегиры (657 г. н. Э.). По легенде Ангел Гавриил призвал умершего мусульманина Ювеса эль Карани вернуться в материальный, земной мир и избрать жизнь аскета. И тот, воскреснув, основал первый орден…

Послушаем один из треков тайно записанных радений дервишей из Курдистана (горная область в Западной Азии в пределах Армянского и Иранского нагорий). Эти записи передал нам фотограф Сергей Мишин, который переписал их у какого-то суфия в Марокко.

Качаем — 8 мб. Сделаем погромче и, закрыв глаза, представим, как отрешенные люди в белых одеждах и коричневых фесках в экстазе крутятся по подземной пещере, освещенной огнями факелов и другим, каким-то неземным бело-оранжевым светом. А потом падают в стороне от общей круговерти и «разговаривают» с Богом.
de.jpg

Спешу ознакомить вас этим абсолютно ебанутым, восхитительным и моментально смещающим точку сборки музыкальным инструментом. Знакомьтесь: БРАГОФОН

aus1337.jpg
Это оригинальный авторский инструмент для звукоизвлечения и музыкальных экзерсисов, в основе которого лежит процесс брожения (вода, сахар, дрожжи). Под давлением газы выходят через трубки в две окончательные бутыли, разнообразно и завораживающе булькая. Два микрофона в «выходных бутылях» снимают звук. Оператор брагофона управляет звуковым рядом, прикручивая и откручивая пять краников на основной бутыли с 20 литрами браги.

bragofon.jpg

Послушать композицию, исполненную на Брагофоне, можно

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.


Если вас под конец прослушивания начнет немного подташнивать — не пугайтесь, ведь это же брага… просто по старой русской традиции нужно выпить еще чуть-чуть, и все пройдет…

14 оригинальных треков (март 2007 г.) — 81.37 Mb

зеркало: http://ifolder.ru/1587693

еще про брагофон + фото

Интересный познавательный проект «Неизвестная планета«. Особенно радиопередачи.

Эту магическую картинку я обнаружил, зайдя в лайвджорнал frd…

vremja.jpg

 Тут есть она большая.

Зима. Снег слегка припорошил мёрзлую землю, стояла тихая, безветренная погода. Военные сидели на капотах уазиков, по четыре человека, с автоматами. Какой-то железнодорожный перегон. Дальняя станция. Впереди стоят старые товарные вагоны, а справа — состав с заключёнными. Много машин, шумно. Дальние составы, играют роль стенки, от них до вагонов с заключёнными десять-пятнадцать метров. Но конвоя чрезмерно много. Немало и женщин. Началось. Из вагона выпрыгнули двое, в военных зелёных бушлатах. И бегом, вниз головой, под окрики конвоя, через несколько метров упали на снег.

— Лечь! Руки за голову! Быстро!

И буквально через секунду:

— Огонь!

Тела задёргались в такт автоматным очередям. Стрелявший не стрелял прицельно, он просто водил дулом в направлении тел. Вокруг них, фонтанчиками мёрзлой земли в виде пыли, взрывалась земля. Всё это длилось около четырёх секунд. Это достаточно долго. Когда пули попадали в тела, было видно, что они просто попадали и всё. Ни брызг крови, ни кусков рваной одежды, как в кино. Отверстия в бушлатах маленькие, диаметром с пулю. И звук. Глухой, ни с чем не сравнимый. Солдаты затихли. Было холодно, но холода не ощущалось. Лишь какое-то странное чувство, что это происходит. Постоянно какие-то передвижения. Этих двоих не оттаскивали. Затем, вывели двух пьянющих блатнячек лет сорока. Идут, держась друг за друга, хохочут, что-то обсуждают. Как будто окружающее их не касается. Поручили расстреливать молодому солдатику, с большими глазами. Почему не стреляют традиционно, в затылок, непонятно, видимо экспериментируют. Стоят, смотрят друг на друга, а они смеются, подшучивают над ним. Стрелял он в них не прицельно, с плеча, а как-то произвольно держа автомат. Очереди прошили их несколько раз.

– Аххх… Ништяк! — Прохрипела та, что справа, смеётся, что-то лапочет по фене. Что слева, под натиском пуль сделала шаг назад, плюхнулась на жопу и завалилась на бок. Умерла сразу. Всё это произошло очень быстро. Другая тоже, как-то неуклюже упала, попыталась встать и, опершись на руки, смеялась и что-то говорила солдатику. Тот опустил автомат и наивными глазами посмотрел на начальство, те, видимо кивнули, и он снова наставил на неё автомат. Голова блатнячки дерзко упёрлось лбом в дуло и беззлобно уставилась на стрелявшего. Бах! Голова не сильно, но резко, дёрнулась на зад, и она завалилась на спину, поджав под себя ноги. Седой военный с большим округлым лицом сидел у меня на подоконнике и смотрел на меня.

– Ты только утром туда не выходи, понял.

Я хотел что-то сказать, но не смог даже проглотить слюну. Хотел возразить, мол и не такое видел. Но горло не подчинялось. Тогда я зачерпнул горсть снега и бросил в рот. Только потом увидел, что он весь в крови и в чём-то жёлтом. Я не мог даже выплюнуть снег. Стал быстро пальцами вытаскивать его изо рта. Тем временем, на станции началась настоящая бойня. Люди, (расстреливаемые) в основном молодые военные, стояли человек по десять в ряд, у вагонов. Многие кричали. Интересно наблюдать, как ведут себя люди перед смертью. Шквал пуль прошивал их насквозь, рикошетя от вагонов и превращаясь в снопы искр и пыли, от разрывавшихся на спине бушлатах. Запах смерти. В такие минуты мозг не думает, смотрит не анализируя. Понимание приходит потом. Из двери с торца вагона, что стоял ближе ко мне, появился годовалый ребёнок, в голубом комбинезончике. Оступился и упал головой на рельсу.

— Ты что! Детей нельзя! — Шёпотом выкрикнул я в никуда.

Шерстяная музыка

вспомнил недавно о своем зимнем изобретении — шерстяные наушники. звучит диковато, но на деле просто супер. мотивом для создания таковых послужила моя шапка, в которой у меня почему-то всегда мерзли уши. приходилось выбирать между теплом и музыкой. результат не заставил себя ждать-

потребовалось лишь немного шерсти + время на вязку. (вязал, конечно, не я=), так что если еще подключить немного фантазии, то можно получить просто суперский аксессуар. на мой взгляд следующей зимой такие наушники будут в моде)

Позорные Кудесники и прозорливые засранцы из Финландии! Новое поколение адских фриков! Сейчас вроде бы — в Питер-yeahhh!…

lc5.jpg

сайт

видео!

Эльвира, подстриженная под «каре» . Мы, бывшие выпускники, всем классом пришли к ней в гости. Кто-то сделал пирамиду из стульев. Она с грохотом развалилась. Эльвира начала орать и рыдать, у неё началась истерика. Мы стали расходится, некоторые убегать. Эльвира кричала, что это она нам аттестаты сделала и какая она добрая, а мы – неблагодарные, ничего ей не подарили. Кто-то сказал – Да заткнись ты. Кто-то покрутил пальцем у виска. Она продолжала то орать, то рыдать, потом упала на пол. Распластавшись на полу, продолжала рыдать. А мы уходили. Ей не помогли. Ни один человек.

sound immersion

3D звук… Лучше слушать в наушниках

У меня очень болит правый бок. Правый бок и левая нога. Боль не покидает меня с тех самых пор, как этот дрянной наркоман-мексиканец своими трясущимися лапами пытался заплатить мною за чашку кофе в забегаловке и надорвал меня… Сейчас боль уже не такая острая, но все же не менее сильна, чем тогда. Он поранил меня сразу в двух местах, будь он неладен… Впрочем, он и так, наверное, уже не ладен, потому что долго такие придурки не живут. За те восемь часов, что я провела у него в кармане, чего я только не натерпелась… Идиот!

Дело было рядом с мексиканской границей: полицейская тачка за стеклянными стенами бара, испуг наркомана, отраженный в глазах бармена, острая боль. Я зажата в кулаке. Полицейские надевают на мексиканца наручники. Бармен требует заплатить за кофе, полицейский отбирает меня у мексиканца и швыряет на стойку! Четыре царапины, десять переломов и два незаживающих шрама… Так больно мне было разве что только в те минуты, когда меня печатали…

Да, эти шрамы достались мне, когда я была совсем еще молода. Всего две недели, как меня отпечатали и из Федерального резерва отправили в банк. Я сидела в банкомате и первые пару дней вообще ничего не понимала. Помню только, чувствовала себя очень приятной, прямо-таки наслаждалась своей прямотой и чистотой. Рядом со мной лежали еще десять таких же свеженьких, как я, долларовых банкноты, и мы мечтали о большом и красивом будущем!

Ведь даже мы, однодолларовые банкноты, мечтаем о том, чтобы прожить эту жизнь ярко… Я, например, хотела стать частью бумажника какого-нибудь приятного во всех отношениях засранца, и чтобы он радостно потратил бы меня и еще нескольких моих подруг на цветы для какой-нибудь милой красотки… Ну и, конечно же, чтобы подобные случаи на моем веку выдавались постоянно! Но… Реальность оказалась намного суровей.

(далее…)

d43d1f38ac28792c0d.jpg

Так среди раскаленного неба отзвучали мои последние сигналы. Горн трансцендентного счастья затих, и с тех пор я был обречен вечно возить этих двух очаровательных бродяжек. А они – только и знали о том, чтобы прощаться со всеми, уносясь на мне в многоликие полдни, постоянно покидая свои пристанища, все время куда-то двигаясь и подрываясь. Не делая остановки даже на час. Не делая поблажки даже для того, чтобы дать мне поесть. И я оттого только все сильнее увеличивался в размерах, раздувался под ясным первопричинным небом. «Эй, Белый Кролик! Вперед!» — кричали они мне. «До свиданья, дети, мы были рады вас видеть! Прощаааааайте!» — кричали они остающимся. И мы неслись дальше.