ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "БЛОГ ПЕРЕМЕН"



В чём сегодня смысл памяти о войне и победе? Как — часто незаметно для нас самих — менялся и продолжает меняться в нашем обществе образ Второй мировой войны в последние, особенно в постсоветские, десятилетия, и почему? Неизбежна ли происходящая на наших глазах мифологизация войны и что можно ей противопоставить? Об этом Ольга Балла говорит с историком русской общественной мысли Андреем Теслей.



Константин Мамаев рассказывает о символической для Японии церемонии — харакири — «сэппуку». Поскольку во многих культурах сохранность тела оборачивается либо залогом, либо знаком вечного спасения или хотя бы загробной жизни, сэппуку — это отказ от потустороннего бытия. Жизнь с её удовольствиями, также как внеземное существование с его внетелесностью при сэппуку оказываются «по ту сторону».



Виктория Шохина к 75-летию журнала «Новый мир». Речь идёт о наиболее заметных вехах на пути журнала с 1925 по 2000 годы. Понятно, что вехи эти как были, так и остались, поэтому редакция «Перемен» считает возможным опубликовать текст без изменений. А также в расчёте на то, что история «Нового мира» будет несомненно дописываться.



В этом году «Новый мир» отпраздновал 90-летний юбилей. В память о Владимире Лакшине, правой руке главреда 1960-х А.Твардовского – времён невероятного творческого взлёта «новомирцев», – Виктория Шохина задала по нескольку вопросов современным писателям, редакторам и критикам: В.Бондаренко, А.Василевскому, Р.Сенчину и др.



«Она была из тех, кто увлажняет сны женатого человека. Кроме того — венецианкой», — так написал Иосиф Бродский об итальянке Мариолине Дория де Дзулиани, чьё очарование захватило московскую богему 70-х годов. И посвятил ей эссе «Набережная неисцелимых». Поэт полюбил мечту. А мечта полюбила Россию. Интервью Кристины Барбано с музой навязчивого, «невоспитанного» Бродского.



При всей известности публикуемых текстов, «Бесчеловечный театр» – первый сборник пьес на русском языке, сконцентрированный на эволюции авангардной драматургии. Объединяя тексты Арто, Введенского, Жарри, Олдисса, Топора, Хармса и др., он заставляет задуматься о том, что Арто или Тцара заслуживают большего внимания российских издателей. Обзор Анатолия Рясова.



Андрей Тесля оценивает творческие и жизненные периоды Сергея Дурылина. Юношеское толстовство, революционные увлечения, декадентские опыты. Есть и совсем иная жизнь – после принятия священства. Лучшие свои тексты Дурылин написал о том, как верят «немудряще»: дети, старики, «простые люди» – эта вера будет для него поистине подлинной.



Существует определённая загадка со днём рождения Вероники Тушновой, ставшая некой сакральной символикой чисел, выгравированных, по её же прижизненной просьбе, на могильном надгробье: «1915 – 1965». И узнать тому причину, разумеется, никому уже не суждено. Текст Игоря Фунта.



Андрей Тесля рассуждает о влиянии книг и, более того, их собраний – библиотек – на душу и ощущения человека, который любит читать и мыслить. Каждая книга, каждый текст претендует на неповторимость – их перечитывают и заботливо откладывают до времени, чтобы потом поднять по необходимости. Уникальная значимость письменного слова – вот самый большой авторитет и ценность.



Два художника – Евгений Цей и Пабло Пикассо. Цей любил Пикассо, чтил его, восхищался, находил параллели с собой, называл «Мой Пикассо». Не раз фантазировал на его темы в его манере. Это не перепевы композиций великого испанца. Цей просто перевоплощался в Пикассо и в этой ипостаси записывал экспромты. Текст В.М. Зимина



Что такое постперестроечная Россия – как не беляевский Остров погибающих, тонущих под тяжестью собственных нерешённых проблем кораблей? Со своими продажными губернаторами, министрами, хитросплетениями, интригами, преступниками-авантюристами, скрывающимися от правосудия. Ко дню рождения великого фантаста – текст Игоря Фунта.



Максим Кантор продолжает свое исследование творчества европейских художников. На сей раз – текст о Рембрандте. Как и всякое ремесло, профессия живописца знала прежде всего узких ремесленников – особенно это видно в Голландии, разобравшей алхимию живописи по жанрам. Но вот среди узких ремесленников появился великий и нашел Абсолют.



Политика, Гитлер, консерватория и детские сады, о чем речь в этом фильме, телевидение, книги в особенности, – все это есть история мужчины и женщины, история войны, страдания, мира. О киноленте Жана-Люка Годара «Прощай, речь» – из конкурсной программы Каннского кинофестиваля-2014 – рассказывает Андрей Бычков.



В основе этих записей лежит личный опыт и результат осмысления содержания разных книг, включая редкий даже для Китая фолиант – двухтомник, принадлежащий перу известных мастеров Гу Люсиня и Чэнь Цзячжэня. Упор сделан на работу с ци – цигун, основу стиля Чэнь. Текст В.М. Зимина.



Детское переживание, так потрясшее Достоевского, определило весь его дальнейший интерес к страданиям человеческим. К душе, находящейся в мучительном напряжении, надрыву и агонии. Творчество Звягинцева питается тем же источником – душевной раной автора. И не суть важно, осознается этот факт самим художником или нет. Текст Дмитрия Степанова.



14 февраля у Всеволода Михайловича Гаршина 160-летний юбилей. К этой круглой дате Перемены публикуют небольшой юбилейный текст. Не будучи особенно знакомыми, Гаршин, наряду и наравне с Чеховым, совместно вонзаются в безбрежный нравственный космос человеческого сознания – в пору великих социальных преломлений.