ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "БЛОГ ПЕРЕМЕН"



Александр Чанцев рассказывает о книге Стюарта Хоума «Загубленная любовь». Это книга о матери Хоума, Джилли О,Салливан, с которой он никогда не был знаком лично, но, после ее смерти пытаясь найти какие-то сведения о ней, обнаружил ее дневники: жизнь Джилли оказалась полна невероятных встреч. «Потрясающе, как она умудрилась знать, общаться буквально со всеми и – оставить о них очень приметливые, точные, иногда даже весьма ехидные записи. И быть во всех стратах, приобщиться ко всем субкультурам». От Джона Леннона до Тимоти Лири.



Эссе Дмитрия Аникина о Георгии Иванове — поэте, писателе, человеке и «уже не человеке». До и после эмиграции. «Похоже, только Иванов и его извечный ненавистник Набоков остались трезвы… Набоков — потому что не пил, Иванов — потому что утерял способность пьянеть».



«Бунт красоты: Эстетика Юкио Мисимы и Эдуарда Лимонова». Второе, исправленное и дополненное издание книги постоянного автора «Перемен», япониста Александра Чанцева. Книга раскрывает загадочного японца со множества неожиданных сторон — в частности, в том, что и как повлияло на самого Мисиму, а также как и в чем он повлиял на других. Новое издание почти в два раза толще. Среди прочего в него вошло эссе, которое впервые было опубликовано на наших страницах в 2017 году: «Для определения генезиса эстетики Мисимы мы сравнили ее с эстетикой немецкого писателя Томаса Манна, автора, который, по признанию самого Мисимы, был не только его самым любимым писателем, но тем, кто более всего повлиял на формирования его стиля и эстетики в целом».



Эссе Натальи Рубановой об исследовании итальянца Амедео Ла Маттины «Я никогда не была спокойна», посвященном будоражащей воображение биографии революционерки, «социалистической святой» по имени Анжелика Балабанова, которая была наставницей Муссолини и соратницей Ленина, но разочаровавшись в них, стала их оппонентом. Будущий итальянский диктатор однажды саркастично заметил: «Если бы при социализме допускалась литургия и религиозные ритуалы, святая Анжелика социализма должна была бы занять значительное место в политическом эмпирее, имевшем Маркса как создателя неба и земли…»



В 1938 году Карл Густав Юнг побывал в Индии, но, несмотря на сильную тягу, так и не посетил своего великого современника, мудреца Раману Махарши, в чьих наставлениях, казалось бы, так много общего с научными выкладками Юнга. О том, как так получилось, писали и говорили многие, но до конца никто так ничего и не понял, несмотря даже на развернутое объяснение самого Юнга. Готовя к публикации книгу Олега Давыдова о Юнге «Жизнь Карла Юнга: шаманизм, алхимия, психоанализ», ее редактор Глеб Давыдов попутно разобрался в этой таинственной истории, проанализировав теории Юнга о «самости» (self), «отвязанном сознании» и «индивидуации» и сопоставив их с ведантическими и рамановскими понятиями об Атмане (Естестве, Self), само-исследовании и само-реализации. И ответил на вопрос: что общего между Юнгом и Раманой Махарши, а что разительно их друг от друга отличает?



Вышла в свет книга «Бхагавад Гита. Песнь Божественной Мудрости» — новый перевод великого индийского священного Писания, выполненный главным редактором «Перемен» Глебом Давыдовым. Это первый перевод «Бхагавад Гиты» на русский язык с сохранением ритмической структуры санскритского оригинала. (Все прочие переводы, даже стихотворные, не были эквиритмическими.) Поэтому в переводе Давыдова Песнь Кришны передана не только на уровне интеллекта, но и на глубинном энергетическом уровне. В издание также включены избранные комментарии индийского Мастера Адвайты в линии передачи Раманы Махарши — Шри Раманачарана Тиртхи (свами Ночура Венкатарамана) и скомпилированное самим Раманой Махарши из стихов «Гиты» произведение «Суть Бхагавад Гиты». Книгу уже можно купить в книжных интернет-магазинах в электронном и в бумажном виде. А мы публикуем Предисловие переводчика, а также первые четыре главы.



Увидел свет Шестой (и последний) том проекта «Места Силы/Шаманские Экскурсы». Этот фолиант (566 стр.) продолжает линию, заданную в предыдущих томах, а именно: действие богов (нуминозов) в коллективном бессознательном и их влияние на исторические реалии. Однако эту книгу можно читать и как самостоятельную работу – жизнеописание швейцарского аналитика Карла Густава Юнга, где в виде несущей конструкции выступают не только факты биографии, но и практические научные изыскания и открытия Юнга, вытекшие непосредственно из его видений, шаманских практик и занятий алхимией. Олег Давыдов анализирует процесс индивидуации самого Юнга, используя юнговские же выкладки. Поскольку книга имеет очень мистический, сокровенный характер, мы рекомендуем заказывать ее сейчас, не откладывая на потом. Потому что ожидать от этого издания можно чего угодно, вплоть до полного исчезновения.



Эссе Дмитрия Аникина о творчестве Иннокентия Анненского, русского Еврипида, сумевшего воскресить традиции античной трагедии. Анализ малоизвестной пьесы «Фамира-кифаред», которая явилась своего рода итогом поисков Анненского и как самобытного поэта, и как филолога-классика, и как историка. Жанровой основной для материала стал фундаментальный труд Иннокентия Фёдоровича — «Книга отражений».



Риши – духовный учитель из США, в настоящее время живущий и дающий сатсанги в Тируваннамалае, Индия. Имя «Брахма-Риши» он получил от Муджи. Позже, когда с ним случилось распознавание Истинной Природы, он сократил его до «Риши» и начал давать под этим именем сатсанги. Манеру ведения сатсангов, которая характерна для Риши, многие сравнивают с тем, как это делал другой известный американский Мастер в линии передачи Раманы Махарши – Роберт Адамс. Это неудивительно, ведь своим гуру Риши также считает Раману, и те указатели, которые транслируются через Риши, достаточно строго соответствуют учению Раманы Махарши. Публикуем переводы трех недавних сатсангов Риши, в которых доступно разъясняются основы само-исследования.



Программный манифест живописца и психолога-терапевта Каната Букежанова. О важности свободы человеческих проявлений. О собственном опыте культивирования этой категории через живопись. Работа перерастает изначальную арт-терапевтическую узость предназначения и приобретает социотерапевтический оттенок, затрагивая комплексы уже не только человеческие, но и социальные.



4 [16] февраля 1871 года в Медине умер отправившийся в паломничество имам Шамиль, легендарный лидер северо-кавказского национально-освободительного сопротивления, в 1834 году признанный имамом Северо-Кавказского имамата, объединившего горцев Северного Кавказа. О том, что предшествовало этой смерти, — о сдаче в плен царю Александру второму и жизни имама в плену, рассказывает публицист Виктор Теркин.



В наше время Второе Иудейское восстание 132–136 гг. почитается выдающимся примером многовековой борьбы еврейского народа за право на самоопределение, а предводитель восставших Бар-Кохба, или «Сын Звезды», – как национальный герой. На русском языке время от времени выходят научпоп статьи, основанные на героических мифах, коими обросла эта трагическая страница еврейской истории. Историк Иван Сахарчук, опираясь на несколько фундаментальных исследований, опубликованных за последние десять лет на английском, без прикрас воссоздаёт картину Второй Иудейской войны в поисках ответа на вопрос: почему евреи в течение почти двух тысяч лет проклинали своего национального героя и нарекли его Бар-Козибой, «Сыном Лжи».



Андрей Пустогаров предлагает своё истолкование знаменитой повести Булгакова «Собачье сердце»: профессор Преображенский хочет стать Богом, а насмешка высших сил состоит в том, что он создаёт существо по своему же образу и подобию. Заботясь не об омоложении организма, как было изначально заявлено опытом, а — полном очеловечивании. В данном случае — собаки Шарика.


О книге «Апология Мэнсона. Об убийствах, конце света, сексе и жизни без совести», которую вполне можно назвать автобиографией Чарльза Мэнсона (он даже и упомянут на обложке в качестве соавтора), пишет Александр Чанцев. А поскольку Александр кратко пересказывает содержимое книги, выходит вполне портретная статья о самом неоднозначном и легендарном убийце прошлого столетия. «Общество давно и безнадежно больно, если дети убегают из дома и, повзрослев, готовы пойти на преступления, лишь бы не становиться несчастными винтиками этой системы».



Одно из ярких изданий уходящего года могло бы одновременно стать одним из самых незамеченных. Однако не для читателей «Перемен», которым автор этой книги знаком не понаслышке, поскольку он — один из ключевых авторов «Перемен» последних нескольких лет. Речь о книге Романа Шорина «Метафизика целого и части». Сочетание пространных эссе с короткими, афористичными скетчами-зарисовками. Для тех, кого хоть сколько-нибудь занимают вопросы жизни и смерти, реализации и счастья, любви и покоя… Роман Шорин философствует так, как философствовали первые философы. Публикуем выдержки из книги, фрагменты её второй части — «Миниатюры».



Философ Иван Сахарчук анализирует аллюзии братьев Вайнеров в «Эре милосердия», романе, не теряющем своей актуальности до сих пор. Диссонансы, возникшие между Шараповым и Жегловым, в свете символизма этих персонажей рождают повод поговорить о всегда актуальных вопросах истории права, морали и религии.