В ноябре 1982 умер Леонид Ильич Брежнев. Игорь Фунт экстраполирует реальность, созданную воображением, в те далёкие времена, применяя её к поколению 80-х. Оказавшемуся на распутье. Главный герой, ушедший в лагерь «плохих», анализирует «непрошедшее» прошлое, находясь в местах не столь отдалённых.



«Хочешь мира – готовься к войне». Это давно известно, но сегодня, с переходом в постиндустриальный век, появился совершенно новый тип войны. Игорь Козырев называет этот тип войны «сетецентричной». Такая война уже идет, хотя сегодня она ведется относительно мирными средствами. К ней готовиться поздно, уже поздно. Тогда как быть? Надо разобраться…



Еще одна статья Максима Кантора по истории искусств. «Ренессансов было несколько. Возрождение имманентно истории Запада». Все, что можно сказать о Ренессансе и об авангарде. «Постепенно новый авангард задушил все, что уцелело от короткого Ренессанса двадцатого века… Мы находимся внутри победившего авангарда, упоенного своей победой».


mir
Максим Кантор. Еще одно эссе (или вторая часть первого эссе) о Пабло Пикассо. «В Диагнозе Пикассо нет ничего антикультурного, это не безумный жест шамана. Пикассо пришел не убивать культуру – но лечить; правда, операция потребовалась беспощадная – но и проделана она была величайшим врачом человечества, не уступающим Микеланджело и Авиценне».


Андрей Белый
Мистическое эссе Мины Полянской. История антропософского храма, уничтоженного и воссозданного. Странное исчезновение ясновидящей, завещавшей Андрею Белому кольцо и послание неведомым пришельцам, сверхъестественным существам. Андрей Белый и антропософия. Ко дню рождения поэта.


mooji
Глеб Давыдов встретился с Муджи, одним из самых известных и сильных духовных учителей современности, одним из тех, кому удается открывать людям истину. И взял у него интервью. Муджи — прямой ученик известного мастера адвайты и святого Пападжи, который в свою очередь был прямым учеником индийского святого Рамана Махарши. Муджи и сам, можно сказать, святой старец…


122
Андрей Рудалев вглядывается в тексты писателей Сенчина, Прилепина, Шаргунова и Александра Кирова. И ищет в них ответ на вопрос «что стало с мужчиной на излете восьмидесятых, в девяностые, когда новые реалии растаптывали людей, причем зачастую наиболее достойных?» И что с мужчиной сейчас?


k
Андрей Тесля предпринимает попытку прояснить ситуацию с понятием «консерватизм». «Консерваторами» оказываются и те, кто поддерживает любую существующую власть как существующую, и те, кто желал бы радикально переустроить мир на основе своего представления о содержании традиции, и те, кто противостоит переменам – все равно, откуда они исходят».


1
В связи с сороковой годовщиной октябрьской войны «Судного Дня» 1973 года постоянный автор «Перемен» полковник разведки Андрей Девятов вспоминает, как он, будучи курсантом Военного института иностранных языков Красной Армии (ВИИЯ КА), поучаствовал в этой войне. Правда, поучаствовал, так сказать, по касательной, но, тем не менее, удостоился государственной награды.


fomenko
Олег Давыдов о рациональных ростках, которые были во взглядах математика Анатолия Фоменко до того, как он стал писать книги в соавторстве с Глебом Носовским. Какие рациональные ростки были затоптаны, когда он обратился от исследования древних текстов методами математической статистики к вольной интерпретации исторических сведений? И что из этого рационального может оказаться полезным?


k
Максим Кантор рассказывает о своем отце, Карле Канторе и о своих с ним взаимоотношениях. «Я даже думал, что мой папа – аргентинский поэт. Папа был высокий, горбоносый, черноглазый и смуглый. Читал стихи и пел песни. Говорил о философах и о гаучо. Все, что он говорил, было особенным – не похожим на жизнь вокруг, как непохожи на обычные вещи пончо или сомбреро».


gde
Действие романа Дениса Мюллера «Где-то в России. Обыкновенная история необыкновенного времени» разворачивается в 1989 – 1990 годах в одном из маленьких городков. Период Перестройки и Гласности. Жизнь людей стремительно меняется. Попытка художественного осмысления того, как начиналась Россия, которую мы приобрели в результате реформ конца ХХ века.


kant
Максим Кантор о той морали, которая царит в либерально-артистической тусовке. О морали мафии, основанной на страхе – выпасть из своего кружка, выделиться из теплой лужицы, где тебя поймут и согреют. «Страшно увидеть, что ваш кружок занимается дрянью. Страшно остаться одному с большим миром – и с честными идеалами».


es
21 сентября (3 октября) 1895 года родился Сергей Есенин. К этой дате Алексей Колобродов подготовил статью, в которой подробно рассматривает природу есенинских скандалов и приписываемого ему антисемитизма. «Как устроена природа национального гения. Какие механизмы работают у него внутри, чтобы вся грязь этого мира, пропущенная через душу и ум, не выводилась наружу…»


zona
Главная тема только что вышедшей в издательстве «Вече» книги Бориса Земцова «Жизнь строгого режима» — российская зона ХХI века. Автор, в бытность заместителем главного редактора Независимой Газеты, был осужден на 8 лет строгого режима. В неволе вел дневник, ставший основой этой книги. «Перемены» публикуют отрывки из книги.


pis
Глеб Давыдов рассказывает о том, чем отличаются псевдописатели от настоящих писателей. И чем отличается литературный процесс от подлинного сотворения мира. «Не узнавших своего предназначения, а потому вынужденных заниматься не своим делом персонажей полно и в других уважаемых профессиях».


china
Андрей Девятов отвечает на вопрос, как концептуальным властям из ЦК КПК решить сложную задачу соединения к 2019 году Китайской мечты с Духом Китая. Исторический экскурс, теоретическое обоснование, а также отношения России с Китаем. «Если с мечтой всё более или менее понятно, то, на вопрос: что такое Дух Китая в современных условиях, пока четкого ответа нет».


pi
Максим Кантор продолжает серию статей по истории искусств. На этот раз — разговор о Пабло Пикассо. «Пикассо рисовал постоянно, это была форма существования: думал линиями, дышал цветом; переводил жизнь в искусство каждый миг, то есть, делал смертных бессмертными. Пикассо отнюдь не профессиональный художник, он не занимался искусством с десяти утра до обеда – он сам был искусством».