Будущее | БЛОГ ПЕРЕМЕН. Peremeny.Ru - Part 12


Обновления под рубрикой 'Будущее':

И помните одно..

…сами по себе мы ничего не значим. Не мы важны, а то, что мы храним в себе. Когда-нибудь оно пригодится людям. Но заметьте — даже в те давние времена, когда мы свободно держали книги в руках, мы не использовали всего, что они давали нам. Мы продолжали осквернять память мертвых, мы плевали на могилы тех, кто жил до нас. В ближайшую неделю, месяц, год мы всюду будем встречать одиноких людей. Множество одиноких людей. И когда они спросят нас, что мы делаем, мы ответим: мы вспоминаем. Да, мы память человечества, и поэтому мы в конце концов непременно победим. Когда-нибудь мы вспомним так много, что соорудим самый большой в истории экскаватор, выроем самую глубокую, какая когда-либо была, могилу и навеки похороним в ней войну. А теперь в путь. Прежде всего мы должны построить фабрику зеркал. И в ближайший год выдавать зеркала, зеркала, ничего, кроме зеркал, чтобы человечество могло хорошенько рассмотреть в них себя.

© Рэй Брэдбери. 451 градус по Фаренгейту

… обычно, когда пишу, я взрослый. Это неправильно, но с этим почти невозможно ничего поделать… Так уж получилось, что взрослая часть моей личности научилась писать лучше всех. Но я учусь этому сопротивляться. Пока нет вибрации, нет дела. Пока нет вибрации, нет счастья. И идеальнее всего — вибрация близкая к БОГУ.

3050001133_d9f118aed6_o.jpg

И потом, через несколько лет, перечитывая свои старые детские стихи, начинаешь понимать — «насколько же прекраснее я был тогда!» И когда мы воскликнем так все вместе, хором, невъебическим вселенским хором, прорывающим бездны, тогда и откроется выход на иную орбиту самости. А именно — на орбиту СуперЭго.

СуперЭго это вовсе не то же самое, что обычное наше, приглушенное мнительное эго… СуперЭго это ШАНТИ-ШАНТИ, модус безвременья, проверка на вшивость, белый свет (и нет в нем ничего тоталитарного и навязанного, все есть Он и все из Него).

И тогда, забывая о своем глубоком невежестве, ты заключаешь трансатлантический союз, тот самый союз, что замешен на горе и правде и отвечает только на вопросы типа «да?» или «нет?»

В этом физически никак не оправданном безумии открываются новые степени скрытых возможностей человечества, и ты резко начинаешь понимать, что вся твоя деятельность никуда не вела, а вот она на самом деле подлинная основа движения.

Интересно здесь, в частности, выглядит тезис о том, что… впрочем, да, оставим, наконец, этот блядский лекционно-рефератовый канон, выученный рукой когда-то в незапамятные уже совсем годы. И только закрыв глаза, представляя все самое лучшее и запредельное, когда-либо являвшееся тебе в том или ином виде и качестве, ты начинаешь воспарять, превращаться в дрессированную кобру Высшего Сознания, позволять лучникам сплошь и рядом превращаться в мишени.

То есть, пойми, в данный момент времени мое подсознание увлекают такие вот сдерживаемые сознанием мысли. И только через это можно понять, что подсознание — не вечно. Оно существует лишь в одной временной категории, в третьей. О которой, кстати, часто и весьма напрасно забывают. Называется она — безвременье. Параллельно которой существует такая важная категория мудрости, как неведение («я знаю, что я ничего не знаю», — сократ).

И вот эти две пиратские и никак матрицей и вселенной не защищенные категории (безвременье и неведение) долго еще потом будут хранить наши системные файлы после нашего полного (мера объема) и окончательного (мера времени) исчезновения (мера явленности, или в числовых существительных — мера наличия).

Впрочем, пора рассеять эти облака.

Когда на лестничной клетке раздается голос мирового лидера дадаистов Тристана Тцары, когда вы уверены, что там что-то есть, достойное вашего внимания, когда любая философско-политическая теория, будь то марксизм, империализм или теория группового секса — превращается в праздник и революцию, именно тогда расцветают в вашем космосе самые яркие звезды и предзнаменования. И вот именно тогда происходит очередной постиндустриальный скачок в вечноразвивающихся странах. Вы летите сквозь ледяной бездонный колодец своего ничем более не сдерживаемого любопытства в распахнутые врата огнеподобного счастья. И никто, конечно же, не решается остановить вас в эту секунду и напомнить о том, что вы забыли выпить чай после обеда. А ведь надо бы было, потому что теперь ваша жажда обернулась глобальной экологической катастрофой на всей территории гор вашего подсознания.

Есть только «да» и «нет» — остальное «неважно». Даже если кто-то уверен в обратном, каковая уверенность, безусловно, трактуется нашим Орденом как заблуждение и бесполезная иллюзия (настолько бесполезная, что ее энергию даже нельзя перенаправить на выполнение одной из важнейших задач — а важнейшими мы можем назвать только задачи, явленные в результате склонности к одному из важнейших ответов, т.е. к «да» и к «нет», к согласию или отрицанию, к позитиву или негативу, к гармонии или хаосу, белому или черному, ведь всё остальное — оттенки).

… не будем забывать, что это дадаисты и футуристы разбудили и инициировали вторую мировую войну — в их радениях вы можете за 10-12 лет уже услышать весь грохот, весь хаос, все катаклизмы великого всемирного умопомрачения, некий двойной аналог которого нам предстоит пережить в ближайшие годы. С мыслями и звуками надо быть осторожнее, воображаемое чаще всего воплощается рано или поздно в видимом и осязаемом мире.

и не лишнем будет учесть, что французское слово «dada» переводится как «конёк», «фишечка», «пунктик».

122446374.jpg

А если серьёзно: блог и есть оплот последнего негодяя в наше время. А не что иное там… Вообще блог — это даже скорее женского рода. Например, пластмассовая сеточка в мойке. Теоретически рассчитана уберечь от падения в канализацию случайно выскользнувший из царских рук уникальный бриллиант, но по сути вечно забитая только одной склизкой картофельной шкуркой, чьими-то залётными паховыми волосьями или же обрезками ихних ногтей…

Да, киса, да… Поэтому и не надо тут блять никаких иллюзий. Рисовать себе дальше морду бессмысленно. Особенно сейчас, когда к мировой гегемонии окончательно прорвались «матьих» ниггеры. И белая женщина больше не имеет на нашей планете никаких серьёзных шанстов вообще… (далее…)

Мои «перемены»

Нынче можно стало писать о «переменах», якобы не сильно существенных, но неизбежных.

По большому счету, никаких перемен нет. Есть «стечение обстоятельств», но «Перемен» с большой буквы, в моем понимании нет. Есть восприятие реальности и сопутствующие ему действия. По ходу течения, так сказать. На данный момент, все возможные «перемены» являются планируемыми, и мы их предвосхищаем. Все идет плавно по графику, без рывков и взлетов. Поэтому мы и не ощущаем истинных перемен. Мы могли бы их ощутить, если бы «время сошло с ума», если бы каждый час нас бы «бросало» то на сто лет вперед, то на тысячи лет назад.

В моем понимание – «Перемены» — это нечто большое. То, от чего кровь будоражит и приходит ясное и четкое понимание, что все переменилось или вот-вот переменится, жизнь будет идти совсем по другому руслу. Кардинально другому. (далее…)

Съело

Если ты вдруг заявляешь, что тебе глубоко наплевать на происходящий вокруг глобальный кризис — тебя тут же высмеют, обзовут некомпетентным человеком и вообще дураком. Так ли?
Я каждый день выслушиваю от каждого из своих друзей тонну фактов, которые их беспокоят. Индекс Dow Jones упал на 300 пунктов. Фьючерсы на нефть упали до 67$. Скоро будут 90е. Всем пиздец. Очереди за колбасой. Крах. Паника.
Мне честно безразлично. Мне что-то надо сделать? Денег из банков я не забирал, акции не скупаю. Мне нужно пойти паниковать вместе со всеми?
У меня в банке, в шкафу с одеждой, лежит заначка — 60 т.р. Вот весь мой капитал. Вы скажете что скоро он превратится в пух и прах? Я вам отвечу что рано или поздно вы сами в него превратитесь вне зависимости от каких-либо обстоятельств.
Я предпочитаю с сигаретой, в гамаке, помечтать о цивилизациях, чье общество построено без участия экономики (и многих других вещей). Знакомый сотрудник одного банка заявил мне: «Общества без торгово-рыночных отношений, даже самых примитивных, не бывает». Я улыбнулся, ответил ему: «Всеобщее сумасшествие съело и твою фантазию.»

Рита в августовском городе. Благодаря усилиям жары, окружающий мир напоминает ей кишащий звуками, образами, запахами, переливающимися через край производными людей дурдом. Рита наудачу закрывает глаза. А так и правда значительно лучше, она ловит себя на мысли, что темнота неизменно ассоциируется с прохладой. Рита вслепую, водя рукой по стенам встречных домов, следует по улицам с советскими названиями – последние бастионы, которые не желает отдавать почившая с миром великая держава.

Эти прогулки без цели, времени и маршрута прочно вписались в Ритину повседневность. Рита просто плывёт по течению и слушает, впитывает, вбирает буквы, которые наравне с кислородом входят в состав воздуха. Буквы иногда плотной завесой, иногда чёрным кружевом навязчивой мошкары, иногда смеющимися фиолетовыми призраками преследуют Риту, изобретая всё новые и новые игры, ускользая, как дым от кальяна, и появляясь вновь, доводя девушку до растерянности. Первоначало – буква. Рита идёт и пишет книгу. Рита думает, что так она больше похожа на бога. Бог тоже только и знает, что создавать какой-то полоумный бред, и, не в состоянии довести его до известной степени совершенства, в пароксизме ярости отправляет его в мусорную корзину, убивает своих детей, стравливая их между собой, освобождая место для новых попыток. Рита планирует стать богом получше. (далее…)

1.jpg
По прошествии 25 лет моей, в общем-то, нескучной жизни, я стал отчетливо понимать, что жизнь нужно «прожить» так, чтобы было как можно больше моментов и образов, которые я буду вспоминать в глубокой старости. Вспоминать с улыбкой, так что бы каждый образ вырабатывал во мне адреналиновые приходы. Что я не зря прожил мою текущую жизнь. Да-да.. я понимаю, что есть такое понятие как «семья», «собственные дети», «наследие», какие-то дела, и все это «вместе» ты сможешь проводить гордым взглядом, отправляясь в мир иной. Мол, молодец я – оставил после себя «память» и тешить надеждой свое самолюбие, в том смысле, что о тебе будут помнить. Хотя мозгом понимаешь, что эта память коротка и, через каких-то 10-15 лет, о тебе никто не вспомнит – ибо жизнь быстра и никому не хочется вспоминать «былое», если только это не задумчивое «погружение» за бокалом Глинтвейна у старого камина, покуривая последнюю сигару и мотая пленку жизни от начала к концу. Этакие комбэк в прошлую жизнь. Но я отвлекся.

Так вот. Я бы, подвернись мне такой случай, подписал бы Договор. Я не думал бы долго. Взял бы и подписал. Да.. тот самый Договор, который подписывается кровью. И продал бы свою душу. Возможно это лучшее вложение своего «Имущества», которое дается тебе с рождения.
Я бы взял «красную таблетку» если бы мне предложили. В этом случае, узнав правду, я имел бы все и смог бы прожить жизнь, хоть и виртуальную, но «по своим правилам».
В обоих случаях я имел бы свободу действий и возможность реализовать все свои мечты и желания.
Прожить жизнь как «хочется». Многие говорят, что смысл не в том, что бы «иметь» что-то, а в процессе добывания «этого». То есть типа сами деньги не нужны, нужна «работа» за которую дают деньги. Факт приезда на Мальдивы – ничто, нужен сам «Трип», т.е. сам процесс поездки и вся окружающая обстановка – люди, здания, впечатления.
Жажда. Хочется пить. Чисто физиологически – нам все равно, что пить. Можно просто воду из под крана – этого достаточно. Но нет, в большинстве случаев нас волнует «что» мы пьем. Если есть сок в холодильнике – мы возьмем именно его. Ну или баночку с рассолом, кому что важнее.. Удовольствие нам доставляет сам процесс питья и попутное удаление жажды.

Но мы не совершенны и тратим много времени, что бы добиться лучшей жизни. Некоторые всю жизнь добиваются, но остаются у разбитого корыта – ты стар, дети живут «своей жизнью» если они вообще есть у тебя, сбережений нет (все потрачено на процесс «житья») и в лучшем случае у тебя есть старенькая однокомнатная квартира, пенсия (от которой остается на бутылку кефира и батон хлеба, после уплаты все «взносов») и старая собака, которую лень выгуливать.

Нет ни камина, ни сигары с Глинтвейном ни мягкого пледа на коленях. Ни воспоминаний о прожитых днях, ибо они все были настолько банальны и одинаковы, что всю твою жизнь можно описать «одним днем». О адреналиновых приходах я вообще молчу..

Нет – такие воспоминания не самоцель или причина жить так, как будто каждый день последний, они должны быть следствием такой жизни. И никак иначе.

А чтобы реализовать такую жизнь – надо крутится. Конечно, это все относительно и субъективно. Кому-то надо немногое и до самого своего конца он так и не поймет, что «можно» было бы жить по-другому. Что можно поехать на Мальдивы и подышать природой. А мулатка-шоколадка сделает тебе массаж ступней. Что можно пролететь на дельтаплане по Гранд-Каньёну. Посмотреть закат в пустыни Гоби. Выпить чистой воды из реки, которая стекает с гор Алтая. Полазать по этим горам. В тихую забраться на Башню Эйфеля с мини-парашютом за спиной и прыгнуть в сторону Елисейских полей, а пока летишь сделать пару глотков самого противного коньяка, который был куплен в Ларьке на против Первомайской 30… Проиграть $5000 в Лас-Вегасе в четверг, а в пятницу выиграть $100000. Гонять на Ferrari Enzo по ночному Маями, а потом на пляже развести небольшой костер и пожарить сосиски с хлебом. Набиться в друзья к известному режиссеру и сняться у него в культовом фильме. А потом просрать весь гонорар за три дня на самых дорогих проституток Голливуда и самый качественный кокс из Непала. Разобраться наконец с этой квантовой физикой и сделать великой открытие, а в частности изобрести Фотонный двигатель… возможно Глинтвейн будешь пить уже на Марсе и смотреть закат с двумя Лунами.

Мечты-мечтами. Жизнь коротка и всего не реализуешь. Надо брать лучшее из имеющегося. Прожить жизнь, чтоб у тебя осталось столько внутри энергии, эмоций и адреналина что, подключив к тебе два провода на 220 – ты работал как источник энергии.. даже после смерти.

один

Я простой смертный. У меня врядли все это будет. Хотя кто знает – я еще молод и силен. Можно было бы все «просчитать». Всю жизненную закономерность. И хотя все говорят, что «во всем виновата случайность» или «рок судьбы», но я то знаю – случайностей не бывает, просто мы еще не знаем как получается эта скрытая закономерность. Не доросли еще до этого. Так же, как и не бывает противоречий, просто одно из противоречивых условий – ложно. Но все же я твердо уверен, что я взял бы красную таблетку и вернулся бы в нашу виртуальность «полубогом». Я бы подписал Договор кровью и реализовал бы многие задумки. Возможно я бы сделал мир лучше. Ценой собственной души. И пускай я буду гореть в «эфимерном», «христианском», «православном» или каком-то еще аду, мне все равно. Туда попадают те, кто в это верит.

Ладно-ладно.. попытаюсь добиться всего сам. Ведь чудес-то не бывает…

* В ожидании Турнамента *

287.59 КБ

Принцесса Клея росла тихой и задумчивой, а потому выросла худая, жилистая и упрямая. Даром что красавица, певица, с двух рук стрелять мастерица! К премудростям наук она была равнодушна, к полётам в космос непригодна, к наркотикам толерантна. Типичный ошметок поколения «Икс». Всё больше слушала дип-хаус, писала стихи без рифмы и бейзджампила в одиночку в Драконьих пещерах. Так и жила – непришей копыто. Как говорится, шла срединным путем. А парня у нее отродясь не было, хотя многие претендовали.

Ее венценосная мамаша, не будем называть имени, давно уже к тому незапамятному времени ушла в маха-самадхи. А папа, коммандер всия Черноземья, Квак Анрылович Думер-Вульфенштейн, уже два инфаркта перенес и три почки пересадил, и конечно не раз мутировал, бродя по пустыне. В нем вообще оставалось мало человеческого: полу-бог, полу-бот, так и жил, душой неприкаянный. После славной битвы на полях Пеленнора ему пришлось на скорую руку вставить экзоскелет от киберпса (остальные по группе крови не подходили), а сердце у короля было, конечно, золотое. Вообще, в теле старика застряло столько металла, что в аэропорту на таможенном контроле его узнавали в лицо. Поведение Коммандера всия королевства тоже оставляло желать лучшего: то экспедицию за золотым Спайсом снарядит, то сайлонскую подружку себе заведет, то терминатора пошлет в прошлое… Короче говоря, беспокойный был монарх, и большой выдумщик. В народе даже один раз пошел слух, что у царя в голове засел какой-то инородный организм. Старик уже было и сам засомневался, но проверка на биосканере ничего не показала, кроме кучи патченных-перепатченных имплантов разных эпох, вплоть до сотворения Кольца. Впрочем, здоровье монарха из без того явно колебалось где-то в красном секторе. А времена-то были неспокойные, и Родине ой как нужен был молодой, энергичный наследник с вот такенной харизмой и здоровьем не меньше 130 хитпойнтсов. (далее…)

Раньше, еще минут 7 назад, я думал, что все эти мысли о роботах – не более чем бред, который навязался мне в процессе просмотра бесконечных фильмов, чтения научно-фантастической литературы и, отчасти, технической документацией на всевозможные языки программирования, средства компиляции, отладки и низкоуровневых функций ядра операционной системы…
Сейчас же — я отчетливо понимаю, что в скором времени все измениться… я это осознал в доли секунды, это круче любого квантового компьютера..

Грубо говоря, в моей голове промелькнула такая картинка. Грядет тотальная роботизации человечества, когда любой человеческий труд будет исполнять сильный и послушный робот. Людям останется делать то, что они захотят, заниматься любимым делом (именно любимым, если ты любишь подметать утренние улицы – то пожалуйста, никто тебе не будет мешать, главное чтоб в это время тебя случайно не «подмел» спец. робот уборщик), читать, постигать другие миры, летать в космос! (далее…)

Интересный проект.

moscow_back-to-the-future_image064.jpg

moscow_back-to-the-future_image097.jpg

«С одной и той же точки с разницей в 50-130 лет сфотографирована Москва: улицы, переулки, площади, транспорт, люди. Две, а иногда и более фотографии (старое ретро фото и современное) совмещены для сравнения и сопровождены историческими комментариями-пояснениями. Москва не сразу стоилась, но за целый век произошли удивительные как со знаком «+», так и со знаком «-» изменения (второго, к сожалению, больше). Перенестись на «машине времени» в прошлое — в Город, Которого Нет, и вернитесь в будущее — в Город, Который Есть»

Такое накатывает в последнее время на меня крайне редко, хотя раньше, я бывало знал об этом месяцами.
Сегодня, выйдя на балкон и наслаждаясь солнечными лучами, пробивавшимися сквозь облака, я слушал песню Родригеса «Шугамен», и тут до меня дошло. Мимо пролетела ворона и присела на соседнюю крышу. Ветер растрепал ее перья в районе хвоста, и через перья стало видно голубое небо, а через секунду в этом просвете вновь появились облака. Впрочем, не через секунду, вру. Намного раньше. Всё, что я тут описываю, произошло за одну секунду, не больше. За одно вечное мгновение. Я посмотрел на облака, на провода, на идущих внизу девушек, и понял, что самое большое искусство, самая главная цель, которая только может быть у человека (у любого человека) это жить мгновением. Точнее даже не мгновением, а красотой, которую заключает в себе каждое (любое, вот это вот которое сейчас) мгновение. Если ты видишь эту красоту, то ты вечен. Если ты разглядел небо между перьями вороны, то ты спасен, если в метро в час пик ты задохнулся ароматом волос случайной попутчицы, то ты жив и будешь жить вечно. Чем больше мгновений мы проживаем полно, тем мы богаче. Научиться жить так, чтобы видеть красоту всегда и во всем — такова моя задача и цель на ближайшую вечность как минимум.

Начало — здесь

последний заповедник друзей деревьев

Последний Заповедник – удивительное, исключительное место: на нескольких километрах вдоль берега в полосе леса на плато между морем и приземистыми горами живут разные люди — друзья друзей друзей, друзья деревьев, большая часть которых приезжает сюда на несколько недель в тёплое время года, но есть и те, кто обретается там постоянно, остаются на зиму, сажают весной коноплю в горах… Они ходят по крутым путаным тропинкам босиком, дружат с ежами и енотами, залазят голышом на деревья и улюлюкают, воют, собираются по ночам на пляже рядом со старой жестяной бочкой, передают трубки по кругу, гремят в барабаны, смотрят на звёзды… Поговаривают, что высоко в горах прячутся несколько каких-то совсем мрачных нелюдимых типов, чуть ли ни беглых преступников, и только когда спадает наплыв туристов, отшельники выползают к морю… Если вы боитесь пьяных разбойников, то лучше вам сюда не приезжать. В этом году отдыхающих очень много, место приобрело нездоровую популярность, и с каждым днём появляется всё больше людей, не понимающих настоящую жизнь, даже не пытающихся уловить, почувствовать тайну, атмосферу леса. Такие бросают окурки на пляже, ломают живые деревья — на вид совершенно сухие, мёртвые ветви можжевельника в нижней части ствола могут внезапно распуститься, расцвести даже через полсотни лет. Вода в роднике теперь мутная, и её очень мало — днём выстраивается очередь. Несколько загорелых пацанов взялись смотреть за источником, терпеливо поясняя всем недалёким туристам тему экологии. Ребята приветливы, общительны, постоянно готовят еду в большом котле, ставят чай и поют им прохожих.

Тайфун спускался вниз по ущелью от родника, с тяжеленным рюкзаком за плечами, полным пластиковых баклажек со свежей пресной водой. Для того чтобы попасть на стоянку к родному очагу, необходимо было выбраться на узкую полоску каменистого пляжа, обогнуть по ней мыс, дойти до середины соседней лагуны, подняться с помощью стационарного, привязанного к корню каната по почти отвесной тропинке на невысокое в том месте плато и пройти извилистыми тропинками метров сто по лесу в сторону гор. Уже перед самым выходом к морю ему захотелось отдохнуть и покурить. Сигарет с собой не было, так как он оставил свою пачку примы смотрителям родника. Справа по склону располагалась небольшая уютная стоянка — отлогое место, занавешенное ветхим, истёртым одеялом, с каким-то советско-суфийским чёрным по ореховому фону рисунком, натянутым на верёвке между деревьями. Заглянув через верхний край декорации, герой заметил тощего, высушенного временем, статного, голого старца с длинными седыми волосами и бородой, сидевшего на корточках и накладывавшего еду из котелка в миску.

— Простите, у вас не будет сигареты?

Старик взглянул на вопрошавшего, потом сделал жест в сторону очага, сложенного из камней: «Вон там возьми». Проследив его движение, Тайфун заметил две фильтровые сигареты, лежащие на очаге. Было ясно, что это весь хозяйский табак, да он сам наверняка стрельнул у кого-то из прохожих, но старик легко делился тем, что у него было, и Тайфун протиснулся под верёвкой, с облегчением опустился, не снимая рюкзак, на землю. Взял сигарету, поджёг её и стал курить.

— Если хочешь, поешь гречки, — предложил старый после того, как молодой его поблагодарил — Только есть придётся из кастрюли — у меня нет второй миски.

— Нет спасибо, меня накормили ребята на роднике.

— Они уже продали заповедник, – грустно сказал старик, обводя рукой местность. – Скоро пригонят трактора. И вообще, пора уезжать. В этом году так много людей. Все приехали, из разных времён…

***

Деревья вокруг… Смотри… Какие они высокие, какие красивые, древние, мудрые, родные… Близко Небо… Смотри… Вокруг деревья… Медленное медленное движение, почти незаметное глазу, вытаращенному в изумлении перед совершенством мира… Плавное, мягкое, как тёплый, нагретый уставшим солнцем ветер, которые несёт на восток облака, как малая и великая вода… Смотри… Тропинка… Петляет, петляет, уводит в чащу… Ступай, ступай по ней без страха сомнений… Слушая тех, кто здесь живёт… Видишь пещеру…

***

Тайфун еще раз повстречал Волшебника. В чистом сознании, внутри словно знакомого с детства сна. Друг сидел на корточках рядом со входом в пещеру. На низких спутанных ветвях пели причитали разные странные птицы.

Мертвец протянул ему на ладони большой флюоресцирующий в сумраке гриб.

— Входи! — просипел призрак, и все птицы вторили ему — Убей себя внутри! Убей себя! Входи!

Тайфун проглотил гриб, и сразу почувствовал, как изменился ветер, засвистел, непреодолимо потянув за собой, вглубь земли, в самое логово… Герой сгибался и сгибался, царапая кожу, протискиваясь между холодными камнями в абсолютном мраке, пока не почуял отвратительную вонь, наткнулся на нечто влажное тёплое живое. Он чиркнул зажигалкой и увидел отвратительное Чудовище. Жирного многоглавого, покрытого экскрементами дракона. Головы дракона непостижимым образом являлись головами самого Тайфуна, искажёнными гримасами низменных эмоций, желаний, страстей. Воин выхватил из кармана джинс перочинный нож и принялся рубить головы одну за другой… Окружающая порода задрожала, затряслась, начала осыпаться… Наступила смерть. Вспышка. Сон кончился.

***

Посреди бескрайнего неба, чистого белого света, находились Тайфун и Алиса. Они составляли единое целое, переливаясь друг в друга, совокупляясь, проникая до мельчайших пор, клеток, молекул. Они были нитями скрученной двойной спирали. Были сталкивающимися галактиками. И внутри, в самом центре, зарождался новый свет, начинало биться новое сердце…

***

Тайфун проснулся от гальки, посыпавшейся на лицо, и первое, что он увидел, был тяжёлый армейский ботинок у самого носа. Лениво плескалось море, летали чайки.

— Давай, сраный торчок, подымайся! Ты откуда такой простой приехал сюда валяться? Ща будешь у нас в баночку мочиться… – алчно, злорадно гаркнул лысый толстый, с невыразительным, смазанным, обычным лицом человек в мокрой от пота белой майке с логотипом Службы Контроля на груди, кобурой на поясе…

Тест показал следы употребления каннабинола в моче, и рейд задержал нарушителя. Его вместе с остальными схваченными на пляже неудачниками отвезли в город и загнали в тесную клетку. Стали выводить по одному на допрос и дальнейшее оформление. Принудили спуститься в подвал, усадили на стул, приковали наручниками. В кабинет вошёл, разминая кулаки, резко пахнущий перегаром Майор Путов. Подобрался к пленнику и с размаху ударил поддых.

— Ну что, тварь, говори, кто у вас там в секте самый главный? Колись, подонок, целее будешь, ведь всё равно сломаю! — Изверг ударил вновь. — Или покажешь мне чудо? Ты ведь у нас тоже волшебник, Землян Гагаринов?

— Чудо в том, что каждый из нас родился и живёт, дышит, думает, чувствует… — прохрипел Тайфун спустя минуту, когда смог снова впустить воздух в лёгкие. — Чудо есть вечный дух внутри каждого из нас, который всё знает и всё помнит… Чудо есть истина в сердце каждого…

Взгляды оппонентов встретились, и как будто тысячи веков борьбы пронеслось в этом коротком мгновении. С одной стороны был океан любви, труда, верности, а с другой – пустыня одиночества, отчаяния, страха… Первый вместе со своими близкими много столетий в радости и страдании надеялся и искал, познавал и учился, возделывал землю и растил детей, строил дома и сочинял музыку… Второй грабил и насиловал, разрушал и наказывал, обманывал и предавал, глумился и бесчинствовал… И ОКЕАН ЗАХЛЕСТНУЛ ПУСТЫНЮ… Тайфун вдруг ясно осознал, что именно этот страшный человек убил Волшебника. А майор, почему-то смутившись, решил, что ничего не добьётся от пацана, велел отстегнуть и увести. Через несколько часов суд приговорил героя к короткому тюремному заключению… Когда Тайфуна освободили, он отыскал Алису. Девушка сразу призналась, что беременна его семенем…

Текст основан на реальных событиях произошедших с реальными людьми.

***

Как и отдельному человеку, для того чтобы сильно измениться, увидеть свои ошибки, очиститься от них, чаще всего бывает необходимо пережить серьёзное пиковое потрясение, катастрофу, так и всему обществу в целом… Отравленная атмосфера перегрелась, и ледниковые шапки начали таять. Уровень мирового океана поднимался, береговая линия километрами пожирала сушу, смывая цивилизацию. Эпидемии, стихийные бедствия, военные конфликты, кризисы экономической системы разорили внутриматериковые города. Уцелевшие человеческие существа — потерянные, разочарованные, испуганные — уходили в леса, где активисты Кафедры Экспериментальной Психонавтики И Иследованний Внутреннего Космоса, Друзья Деревьев создавали экологические поселения, помогая вновь обращённым свободным людям учиться чувствовать и понимать себя, друг друга, природу, жить в мире со всем миром, без правительств, денег, оружия, сложных механизмов… Справедливые саморегулирующееся братские племена снова незатейливо возделывали почву, пасли скот, ловили рыбу и собирали плоды во всех уголках планеты…

Посол Тайфун спускался по юрким тропкам с горы, на которой стоял шумный, полный музыки, детей и друзей дом, в журчащую цветочную долину, окружённую хвойными деревьями. Он ступал по лёгкому весеннему голубому насту, хрустящим камням, жухлой вчерашней траве, перепрыгивая через ручьи, обходя кустарник. В небе уже был заметен теряющий высоту, ярко сияющий в пурпурном ореоле космический аппарат гостей. Алиса в доме на кухне доставала из печки румяный пирог с земляникой, который очень нравился большинству инопланетян…

Читайте также: Дромомания. Пособие по материализации зажигалок

Нашел оригинал песни «Sunny». Песня «Sunny» известна главным образом в качестве главного хита диско-коллектива Boney M. На самом деле Бони М эту песню не писали. Ее написал вполне приличный человек по имени Бобби Хебб, черный парень, которому по жизни как-то все время не везло, так что и сама эта песня написана под впечатлением от множества неудач, которые упорно преследовали Бобби Хебба незадолго до ее написания. Окончательно подбили Бобби на создание «Sunny» два события: убийство Джона Кеннеди (22 ноября 1963 в Далласе), а на следующий день — убийство родного брата Бобби. Ему ничего не оставалось, как взять гитару и написать песню, которая многим кажется образчиком неутолимого оптимизма, а мне — чудовищно грустным, обреченным и в каком-то смысле даже саркастическим вызовом, который Бобби бросил небесам.

bobby_hebb_photo.jpg

Вызов был принят, но ответ пришел не сразу. Связь между небесами и землей все же очень по нашим меркам медленна (пора бы сменить передатчик!) — три года Бобби предлагал песню музыкальным издательствам, но никто не хотел ее издавать. Только в 1966, записывая свой первый альбом, Хебб в последний момент решил включить туда и «Sunny». Через несколько месяцев песня достигла 2-й строки в национальном хит-параде США и стала 15-й в Британии. Ну а потом ее стали перепевать все, кому было не лень — от тех же Бони М до Джеймса Брауна и Фрэнка Синатры. Кстати, ушлые реаниматоры стиля соул Gnarls Barkley слизали с нее басовую линию своего хиточка трехлетней давности «Crazy».

Скачать оригинал песни «Sunny» (апд: ссылка побилась, удалил ее, — админ)

***

Ну а я в понедельник улетаю жить на Сейшельские острова. Вот на этот остров:

01.jpg

Остров называется North Island

08.jpg

И жить я буду вот на этой вилле:

13.jpg

Главная новость прошедшей недели — обновленный дизайн Перемен. Новый (четвертый уже) год своего существования Перемены начинают с новым подзаголовком — ПОРТАЛ ВЕЧНОГО ВОЗВРАЩЕНИЯ. Цитата из Ницше: «Пусть все беспрерывно возвращается. Это есть высшая степень сближения между будущим и существующим миром, в этом вечном возвращении – высшая точка мышления!»

Читатель! Хотя новый дизайн ПЕРЕМЕН уже включен, он пока еще находится в тестовом режиме. Мы будем рады получить Ваше мнение относительно того, как обновленные страницы сайта выглядят в Вашем браузере. Если при входе на ту или иную страницу сайта Вы видите что-то странное, и Вам кажется, что страница отображается как-то не так, нажмите одновременно кнопки «ctrl» и «F5» на клавиатуре Вашего компьютера. Если после этого предполагаемые проблемы с отображением страницы не исчезли, пришлите нам пожалуйста описание проблемы и по возможности принтскрин этой страницы. На адрес peremeny собака gmail точка com. Заранее спасибо.

Неделю назад Блог Перемен опубликовал письмо Витторио Надая, в котором он рассказывал об Итальянской художнице Пиппе Бакке (Giuseppina Pasqualino di Marineo), изнасилованной и убитой в Турции во время проведения одного из своих перфомансов (см. здесь). Это событие всколыхнуло Италию. В прошлую субботу прошли похороны, на которых присутствовал и Витторио Надай. Он пишет, что они были просто грандиозны. Из официальных лиц были мэр города Милана и бывший министр образования, Letiziа Moratti (из партии Берлускони), и министр Barbara Pollastrini (из бывшей компартии). Обе выступали за посмертное награждение Джузеппины нобелевской премией мира. Во всяком случае, мэр собирается награждать Пиппу высшим орденом города Милана, Ambrogino d’oro.

inneggia.jpg

Dacia Maraini, известная писательница-феминистка и предпоследняя «compagna» Alberto Moravia, написала статью о Джузеппине в главной газете страны, Il Corriere della Sera. Вот перевод этой статьи в исполнении Витторио Надая: (далее…)