ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "ИСКУССТВО"



Игорь Фунт к 130-летию основоположника новокрестьянства Н.Клюева, жертвы сталинского террора. Учитель Есенина, друг Блока, повлиявший на взгляды последнего. «Торфяной» самородок, прошедший через все круги сталинского ада, Клюев сызмальства понял, что кроме видимого жизнеустройства России существует тайная, скрытая иерархия, церковь невидимая – Святая Русь…


kk
Игорь Манцов продолжает анализировать новое отечественное кино и сопоставлять его с западным. На этот раз речь зашла о нашумевшем фильме Ивана И. Твердовского «Класс коррекции». «У нас ещё не пройдена стадия социального анализа, стадия прямого наблюдения за реальностью, стадия учёбы и честности. …Тутошняя культурка стремительного перехода на рельсы мифопоэтики не выстрадала, не заслужила. Советская-то была почестнее».


sur
В октябре 1924 года (90 лет назад) в Париже увидел свет первый «Манифест сюрреализма». А в октябре 1969-го манифест в «Монде» объявил о конце движения сюрреализма. Виктория Шохина рассказывает о сюрреализме, его корнях и персонажах.


Тема третья: Михалков (и Кончаловский)
Новая колонка Игоря Манцова. О кино Андрея Кончаловского и пользе Никиты Михалкова. В своем новом фильме «Белые ночи почтальона Тряпицына» Андрей Кончаловский как бы спрашивает: «А если жизнь не сводится к отношениям и к семье? Не сводится к «благопристойности» и к «жить для других»?» И отвечает: «Жизнь это тайна, непостижимое. Перестаньте увлекаться «интересненьким»».



Продолжаем читать книгу В.М. Зимина. Глава о сути культуры. В частности, американской. А также о Киплинге и 10 заповедях. «Явить человеку виртуальность, незримое присутствие Единого – вот что вернёт целостность, ощущение неделимости с Мирозданием».


fargo
На примере сериала «Фарго» Игорь Манцов рассказывает о сущностных отличиях отечественного кинематографа и западного. А также показывает, как работает «метод проекций» и что это такое. «Метод проекций актуализирует идею равенства. «Все под Богом ходим»».



Игорь Фунт к 120-летию со дня рождения Михаила Зощенко. Который хотел открыть рецепт исцеления, омоложения, радости и упоения восторгом вечной жизни. Жаждал по-толстовски проповедовать во имя призрачно-неясного благополучия и людского счастья. Будто примеряя к себе евангельский сюртук, так не свойственный его истинному предназначению. Даже написал пару-тройку «добрых» повестей…



Первая колонка из нового цикла Игоря Манцова. На примере оценок фильмов Балабанова и Германа Манцов говорит о профессиональных критиках, которые «плюются в сторону провинциальных ватников, а сами при этом хитрят и засоряют ментальное пространство мусором». «Что особенно интересно: то ли лгут, а то ли лукавят те же самые люди, которые упорно обвиняют во лжи теперешнюю госпропаганду».


sun
Эссе В.М.Зимина о детском творчестве и его значении. «Все дети рисуют, кто реже, кто чаще. Если родители отнеслись со вниманием, это может войти у них в привычку. А если привычка родилась, то у взрослых появляется возможность заглянуть в незримый мир своих любимых чад».



Кинематограф Артура Аристакисяна: отказ от движения в струе. Отказ от разума. Выйди из Системы, сойди с ума – это не безысходность, а шанс. Стань нищим – ты инфицирован Матрицей. Стань свободным настолько, что тебе даже свобода не будет нужна. Ведь блаженство – это не талант, не труд. Это просто блаженство. Текст Александра Чанцева.


vdoh
Глеб Давыдов о поэзии Владислава Ходасевича и Федора Тютчева в контексте темы «просветления» и слияния с Абсолютом. «Все великие поэты были если не просветленными, то, во всяком случае, имели неоднократные проблески, сатори. И кого-то из них эти сатори приводили к окончательному просветлению…»



Новая глава «Мотобиографии» Димы Мишенина. В которой он подробно излагает историю своего непростого знакомства с культовой московской тусовщицей и моделью Машей Галактикой. Слабонервным, высокодуховным, а также людям с (не)обостренным чувством прекрасного читать не рекомендуется: много трэша, мата, порнографии и омерзительных подробностей из жизни российской арт-богемы.


l
Александр Чанцев рассматривает со всех сторон кинокартину покойного режиссера Балабанова «Про уродов и людей». «Однозначности нет, но спасения тоже нет. Старые вещи уйдут сами, героев убьют, а хорошие женщины есть, но они умрут. Как все темы большинства фильмов Балабанова можно найти в одном (и одном из лучших у него) его произведении, так и все эти тематические дороги приводят к одному».


sl
Максим Кантор продолжает свой искусствоведческий труд, на этот раз рассказывая о Питере Брейгеле-старшем. Возрождение и Брейгель, Босх и Брейгель, Лютер и Брейгель. «Ренессанс – удел благородных и свободных; крестьянин не благороден и не свободен, следовательно, Ренессанс не для него. А вот Брейгель это обстоятельство опроверг – он остается художником Ренессанса и одновременно является крестьянским живописцем».


bleeg
Вышла в свет на русском книга Брюса Ли «Путь опережающего кулака». «Перемены» публикуют фрагмент этой книги. «Обладание полнотой видения означает быть способным следовать «тому, что есть», которое постоянно движется и изменяется. Если вы связаны определенной точкой зрения, то неспособны следовать за стремительными изменениями «того, что есть»».


pdd
Колонка-рецензия Игоря Манцова на фильм «Иван Поддубный». «Эта картина – страшная. Она показывает, в каком ключе тутошняя элита представляет себе русский народ. В ключе «универсальный солдат». Туша, мышцы, сентиментальность, жертвенность и обидчивость, без мозгов».


Анна Ахматова
23 июня 1889 года родилась Анна Ахматова. Эссе Андрея Рудалева об Ахматовой и исихазме. Об укорененности поэтессы в отечественной православной культуре и об особом инстинкте веры, который проявляется в ее стихе. «Чтобы осознать значение и гениальность Анны Ахматовой, которой в этом году исполняется век и еще четверть, достаточно прочесть стихотворение «Молюсь оконному лучу»».


ca
Максим Кантор о том, как преодолевались «пляски смерти» маньеризма. Караваджо, Веласкес, Эль Греко, Рембрандт, Жак Калло, Александра Дюма и, наконец, Никола Пуссен. «Мы называем маньеризм демисезонным стилем; мы утверждаем, что он возник при распаде Ренессанса и предвосхищал Барокко. Но поразительным образом это межсезонье затянулось на века».