ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "ТЕКСТЫ О ЛИТЕРАТУРЕ"



Игорь Фунт к 130-летию основоположника новокрестьянства Н.Клюева, жертвы сталинского террора. Учитель Есенина, друг Блока, повлиявший на взгляды последнего. «Торфяной» самородок, прошедший через все круги сталинского ада, Клюев сызмальства понял, что кроме видимого жизнеустройства России существует тайная, скрытая иерархия, церковь невидимая – Святая Русь…


marina
Культурологическое эссе Мины Полянской о Коктебеле, Максе Волошине, Марине Цветаевой и Сергее Эфроне. О таинственности и неотвратимости событий, случившихся более века назад. О Гении Места, вечных легендах и мистериях, связанных с ним. И о том, как эти легенды и мистерии входили в жизни поэтов Серебряного века и определяли их судьбы.



Этой осенью в Кембридже вышел третий том писем Сэмюэля Беккета, из предполагаемых четырёх. Охватывающие период конца 50-х и первую половину 60-х гг., написаны они уже не начинающим и даже не признанным, а – если принимать подобные клише – всемирно известным автором. Которому через несколько лет будет присуждена Нобелевская премия. Текст Анатолия Рясова.



Продолжаем читать книгу В.М. Зимина. Глава о сути культуры. В частности, американской. А также о Киплинге и 10 заповедях. «Явить человеку виртуальность, незримое присутствие Единого – вот что вернёт целостность, ощущение неделимости с Мирозданием».



Игорь Фунт к 120-летию со дня рождения Михаила Зощенко. Который хотел открыть рецепт исцеления, омоложения, радости и упоения восторгом вечной жизни. Жаждал по-толстовски проповедовать во имя призрачно-неясного благополучия и людского счастья. Будто примеряя к себе евангельский сюртук, так не свойственный его истинному предназначению. Даже написал пару-тройку «добрых» повестей…



В издательстве «Владимир Даль» вышли две книги из трёхтомника Сергея Дурылина. Дурылин – одна из ключевых фигур Серебряного века. Дружил с поэтами Пастернаком и Волошиным, философами Флоренским, Розановым, художником Нестеровым. О книгах и феномене Дурылина — Рустем Вахитов.



Эссе Игоря Фунта о трагической судьбе Андрея Платонова. Его жизненных и издательских перипетиях – пролеткультовской непрухе и запретах. Парадоксальность платоновского дарования в том, что он, потомственный работяга, сын рыбака, был «идеальной моделью» подлинно пролетарского писателя, истово верившего в постреволюционное народное счастье и светлое советское будущее.


vdoh
Глеб Давыдов о поэзии Владислава Ходасевича и Федора Тютчева в контексте темы «просветления» и слияния с Абсолютом. «Все великие поэты были если не просветленными, то, во всяком случае, имели неоднократные проблески, сатори. И кого-то из них эти сатори приводили к окончательному просветлению…»


Анна Ахматова
23 июня 1889 года родилась Анна Ахматова. Эссе Андрея Рудалева об Ахматовой и исихазме. Об укорененности поэтессы в отечественной православной культуре и об особом инстинкте веры, который проявляется в ее стихе. «Чтобы осознать значение и гениальность Анны Ахматовой, которой в этом году исполняется век и еще четверть, достаточно прочесть стихотворение «Молюсь оконному лучу»».



1 июня исполняется 4 года со дня смерти Андрея Вознесенского, но 31 мая того же, 2010 года в Нью-Йорке умер Питер Орловски. Один из первых поэтов поколения битников в СССР умирает на следующий день после смерти одного из последних именитых американских битников. Геннадий Кацов по этому поводу вспоминает о своем знакомстве с Орловски и с Алленом Гинзбергом.


ada
В мае 1969 года, 45 лет назад увидел свет роман Владимира Набокова «Ада, или Эротиада. Семейная хроника». Это шестой роман Набокова, написанный по-английски. Одни критики решили, что это полный провал. А другие назвали «Аду» вершиной творчества Набокова и самым великим романом XX столетия. Об этом неоднозначном тексте рассказывает Виктория Шохина.


art
Эссе Глеба Давыдова о том, что такое искусство. Взгляд через адвайту (учение о недвойственности). «Произведение искусства создано из того «пространства» и тем «пространством», которое и есть на самом деле «вы». Не та личность, которой вы себя воображаете и которая подвержена переменам, не ваш образ себя. А тот, кто все воспринимает, наблюдает и свидетельствует».



Дореволюционный Грин был чудаком и повесой, каких поискать. Разве только у Пыляева с его невообразимыми «оригиналами». Игорь Фунт рассказывает о случае, когда Грин со своим закадычным другом Яковом Бронштейном поженили проститутку и коридорного из интим-салона. А началось всё с бедственного материального положения писателя и карточной игры дяди Яши.



Параллельный мир Мамлеева просто существует вместе с нашим, и это ещё нужно посмотреть, кто здесь параллельный, а кто основной. Также трудно сказать, с чего вообще начинается Мамлеев и мамлеевщина хронологически. Это бесполезно, как и любая попытка выстраивания чёткой схемы в параллельном мире. Текст Дмитрия Самойлова.



О сбывшемся и несбывшемся в жизни любимого писателя-романтика Александра Грина. О веке неисправимых мечтателей, овеянном революционными песнями. О тех, кто не сдался и не сломался вопреки лишениям, которые выдержит не каждый… Игорь Фунт о гриновских жертвенности и спасении, а также о погоне за золотом – в кратком жизнеописании великого вятского писателя.



14 апреля исполняется 270 лет со дня рождения, по-пушкински: «из перерусских – русского» писателя, просветителя и драматурга Дениса Ивановича Фонвизина. Игорь Фунт рассказывает о екатерининских временах, одновременно думая о дне сегодняшнем. Поскольку быть столь оппозиционным, каковым был Фонвизин, в ту пору не приветствовалось. Но именно он стал предтечей революционера Радищева и «кованых» людей 14-го декабря.



Анатолий Рясов о значении Слова как вселенском феномене ощущений. В нашем распоряжении – сотни библиотек с целыми стеллажами словарей и лингвистических исследований. На самом же деле мы до сих пор толком не имеем понятия о том, что такое слово. Перед нами – дымящийся палимпсест, включающий в себя множество смысловых наслоений. Безнадёжный произвол может уживаться внутри слова — со спартанским порядком.



Алексей Толстой был умён, хитёр, талантлив и родовит. Женщины едва не дрались за него, мужчины набивались в друзья, а люди власти даже лебезили перед ним. Он же, смеясь над миром, думал, что объегорит всех. А объегорил себя. Родной сын и тот скажет: «Он продал душу дьяволу. И… проиграл». Но почему – вот загадка. Текст Вячеслава Недошивина, известного литературоведа, писателя, кинодокументалиста.