ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "ТЕКСТЫ О ЛИТЕРАТУРЕ"



Андрей Рудалёв размышляет о том, что к русской литературе постулат, модный в переломные времена, «никому ничего не должен», не подходит. Потому что у нас литература это не сад, который выстраивает автор для себя, чтобы тешить свое эго, и не лабиринт, который конструирует автор-Дедал, чтобы заточить своего темного внутреннего Минотавра, а нечто большее.



26 мая [6 июня] 1799 года родился Александр Сергеевич. Ко дню рождения поэта мы публикуем импрессионистские заметки и размышления Игоря Фунта, связанные с пушкинскими местами, пушкинскими событиями и памятью о Пушкине. Памятники Пушкина, музей, библиотека, история Пиковой Дамы…



Кинокритик Игорь Манцов и психолог Ирина Никулина беседуют о фильме Михаэля Ханеке «Пианистка». И приходят к выводу, что в России этот фильм не поняли вообще. Поскольку наша публика, привыкшая к «романной» структуре, просто еще не научилась смотреть кино, в котором важна не мелодраматическая линия, а интеллектуальная сборка. Никулина и Манцов пытаются раскрыть настоящий смысл картины.



Победивший культурный контекст есть явление искусственно созданное, утверждает писатель Юрий Милославский. Анализируя ситуацию, сложившуюся в культурном, и, в частности, в литературном процессе, он приходит к выводу, что искусственный культурный контекст, который возникает как результат/продукт целевого массированного воздействия, почти заместил собой подлинную культуру.



Пять книг от Владимира Гуги. Занимательная биология в романах Антона Уткина «Дорога в снегопад» и Мишеля Уэльбека «Элементарные частицы», эволюция Захара Прилепина в сборнике «Восьмерка. Маленькие повести», фантастический замес пряностей в прозе Михаила Шишкина («Письмовник») и автобиографическая проза Дмитрия Горчева «Поиск предназначения».



«Русские писатели Unter den linden» это цикл интервью о малоизвестных сторонах русской культуры. Мина Полянская (Берлин) отвечает на вопросы Владимира Гуги. Часть первая посвящена Фёдору Тютчеву, в судьбе которого причудливым образом переплелись политика и поэзия. Тютчев как государственный чиновник и цензор, Тютчев как муж, Тютчев как патриот и, разумеется, Тютчев-поэт.



Писатель Олег Павлов о Федоре Достоевском, о книге Людмилы Сараскиной о Достоевском, вышедшей в серии ЖЗЛ, а также о добре и зле, страхе и страдании, болезни и исцелении. «Злой – это душевнобольной, то есть человек с больной душой. Достоевский это и чувствовал, – и вот его парадоксальный герой, без «психологии», но с чувствительнейшей психикой».



Таинство взаимных отражений в мире и в литературе. Максим Исповедник, Павел Флоренский, Вячеслав Иванов, Ахматова – о смысле жизни, рождении и смерти, отражённых в литературе как системе зеркал, преображающих и читателя, и автора. Автор как транслятор, спаивающий символы с реальностью. Текст Андрея Рудалёва о подлинном реализме.



Импровизация Игоря Фунта на тему становления Ренессанса и свободы творчества. О том, как вопреки приверженности творца старым идеалам, его гениальность и безграничное воображение формируют новое, искусно огибая догму. Данте, Петрарка, Монтеверди, Микеланджело, Тициан, Коперник… — живую человеческую мысль никакими насильственными мерами задушить невозможно.



Андрей Бычков о наступившей эпохе колоссального сдвига – фундаментальном кризисе ценностей, всеобщем постмодернистском релятивизме, тоске по традиции. И о возможной развязке. «Нам не хватает художников, а не врачей. И прежде всего художников слова. Даже хорошо рассказанный анекдот рождает, пусть небольшую, но вспышку радости. Искусство – самый легкий из наркотиков. Каждая эпоха завершается искусством».



2 мая 1886 года родился Готфрид Бенн, немецкий поэт, писатель, эссеист, одна из фундаментальных фигур немецкого экспрессионизма. Сейчас, по прошествии лет, становится очевидным: Бенн – один из крупнейших немецких поэтов ХХ века, еще яснее – что это одна из последних опорных, осевых, фигур модернистской эстетики накануне ее постмодернистского переворота. Эссе Андрея Бычкова.



11 апреля (23 апреля) 1891 года родился советский композитор Сергей Прокофьев, а 24 апреля (7 мая) 1903 года родился советский поэт Николай Заболоцкий. В начале XXI века публицист Константин Рылёв решил в рамках своей книги «Философия Вертикали+Горизонтали» рассмотреть их обоих как двойников. И пришел к довольно неожиданным результатам.



23 апреля 1564 г. родился Уильям Шекспир (по легенде, 23 же апреля он и умер). Дмитрий Степанов рассматривает главного шекспировского персонажа, Гамлета – как героя нашего времени, наше время вполне может быть описано цитатами из «Гамлета», это время Гамлета, надломленная эпоха, время утренней зари. А все мы – заревное поколение.



15 апреля 1843 года родился писатель Генри Джеймс. Автор, при жизни никогда не пользовавшийся массовой популярностью, считавшийся «писателем для писателей», становится сейчас все популярнее. Как выразился один биограф, с Джеймсом просто никогда не бывает. О жизни (на редкость бессобытийной, но не лишенный некоторой загадочности), а также о главных его произведениях рассказывает Анна Александровская.



3 (15) апреля 1886 года родился Николай Гумилёв. На Переменах — фрагмент книги Валерия Шубинского «Николай Гумилёв. Жизнь поэта». Провозглашение и становление акмеизма. Борьба акмеизма и символизма. Гумилев и Городецкий, Гумилев и Блок, Гумилев и Вячеслав Иванов. 1912-1913 годы.



Этой весной исполняется 125 лет со дня рождения Елизаветы Дмитриевой. Она же — Черубина де Габриак. Кто вообще она была, Дмитриева-Черубина? Несчастная, больная, истеричная женщина, легко поддающаяся внушению и манипуляциям, которую Волошин использовал для грандиозного розыгрыша? Мифоманка, авантюристка, заигравшаяся в роковую женщину из декадентских романов?



9 апреля 1821 года родился поэт Шарль Пьер Бодлер. На «Переменах» — глава из книги Жан-Баптиста Бароняна «Бодлер», вышедшей в издательстве «Молодая гвардия» в серии «ЖЗЛ». Глава о журналистских опытах Бодлера, о том, как Бодлер шокировал общественность и о некоторых принципах настоящего денди, которые исповедовал Бодлер.



6 апреля исполняется 200 лет со дня рождения одного из самых, по всей видимости, не точно оцененных классиков великой русской литературы. Александру Герцену. Революционный ореол, которым принято его окружать, ничуть не добавляет определенности личности Герцена, наоборот, вовсе лишает той яркости и значимости, какая виделась его современникам. Подробности — в тексте Татьяны Трофимовой.