Разные тексты | БЛОГ ПЕРЕМЕН. Peremeny.Ru - Part 20


Обновления под рубрикой 'Разные тексты':

несколько слов о некрофильно-каловых аспектах современной медийно-цифровой культуры

«Не следует путешествовать с мертвецом.»

Как можно общаться с мертвым? Что с ним вообще можно сделать? Можно только вызывать его дух. Взывать к его духу. Как на спиритическом сеансе. Вот как раз это и делают лучшие – я подчеркиваю – ЛУЧШИЕ – произведения современного искусства – взывают к нашему духу, похороненному заживо глубоко-глубоко в наших мертвых, слепых и глухих телах, где-то позади холодного, небьющегося сердца, сжавшегося, как дохлый новорожденный котенок, в один смешной и жалкий кулачок.

Это лучшие. А все остальные – проходя мимо, в бесконечной похоронной процессии потерянного времени, бросают по горсти земли, каждый по-своему, бесконечно разнообразно – на наши трупы, мал-помалу покрывая их землей. Не той матерью-сырой-землей, плотью Большого Кома, животворящей субстанцией, первоэлементом, и даже не тем плодородным краснодарским черноземом, на котором так хорошо растут огурцы – они покрывают нас своей мертвой мачехой-сухой землей, пылью времени и пространства. Покрывают в самом что ни на есть животноводческом смысле, в каком бык покрывает корову. Кроют нас – некрофилы – мертвые мертвых – во все семь отверстий: глаза, уши, рот, и так далее. Уестествляют, делая сам этот процесс – поглощения нами их.. я даже боюсь сказать чего! Медиа-мертво-детородного органа всех дел – в наше естество, суть. В наше цифровое естество, потому что ведь что такое современный человек без электроники и цифр? Без У.Е. ? Дух нельзя вызвать цифрами, цифры напрямую апеллируют лишь к гордыне.

И тут вкусна (медиа-хрен ведь репы слаще, как известно) сама фактура! Вслушайтесь: «Поклонники Майкла Джексона за три дня после его смерти скачали 2,5 миллиона легальных мп3-копий его песен», или «На вашем счету двадцать одна тысяча триста тридцать пять рублей семьдесят одна копейка», или «Московское время…» Стоп!!! Чур меня, чур. Чувствуете слог, чувствуете комья земли? Тяжелые, черные комья мертвой мачехи сухой земли. Eat this. (или, переставив буквы во втором слове – Eat shit). Вкусно?

«Ит щит» до известной степени действительно щит – он защищает обывателя , включившего «первый ка(на)л», от суровой правды жизни, которая заключается в том, что именно ты живешь во тьме, именно ты скорее жив, чем мертв, именно ты пациент межнациональной бессмертной трансгенной корпорации Матрица. Именно твоя жизнь кончается каждую минуту на 60 секунд, которые превращены Ктулху в единицы рекламного времени.

Майклджексон мертв. Это факт. (И это прискорбно, до известной степени. Ровно настолько, насколько любая новостная информация может быть прискорбной.) Хотя я не исключаю, что когда СМИ насытятся подробностями его смерти и предыдущей биографии – и насытят всех желающих (а их легион), будет нелишне возродить ценный сабж, в том или ином виде. Вспомните, как СМИ трезвонили о том, что погибшие в первые же секунды аварии подводники с АПЛ «Курск» якобы общаются со спасателями азбукой Морзе (и это говорилось со слов высокопоставленных военных!), или как якобы обнаружены новые подробности касательно местонахождения тела Сергея Бодрова МЕСЯЦ спустя похорон уже давно найденного тела (баннер одного из ведущих отечественных онлайн-СМИ)! Я даже не говорю о рекламных баннерах с такими заявлениями, которые по определению объективно непахнуще-выгодны. Я говорю о комьях мачехи-сухой-земли, которые бросают на бледное лицо и в тесную могилку НАШЕГО духа. Некоторые считают, что Элвис, Гитлер и Мерилин до сих пор живы. Найдутся верующие в то, что Майкл жив. Ну и на здоровье бы, если бы.. Если бы на здоровье.

Я верю в другое – что есть еще живые люди (последний постинг Глеба тому лишнее подтверждение!), и есть еще живая музыка. Есть живые слова и живые новости. И во мне, где-то там, где-то позади холодного, небьющегося сердца, сжавшегося, как дохлый новорожденный котенок, в один смешной и жалкий кулачок – бьется мое истинное, живое сердце, чем-то похожее на темную точку, которая есть в каждой икринке. Такая икринка есть во всех – зародыш внеземной, потому что неподверженной мачехе-сухой-земле – цивилизации. Это острие нашего духа. А дух есть во всем, что нас окружает. Даже в маленькой улитке. Наверняка. Так что пусть запляшут облака, и Господь судья тем, кто душит сердца, кто тупит наше острие, и тем, кто просто пассивно тупит, позволяя себя покрывать, как скот, и уестествлять в У.Е каждую секунду рекламного времени. Я не хочу быть лунатиком, не хочу быть moonwalker’ом. Хочу вырасти из икры. Поэтому я говорю на языке современного мира: «ФАК Ю!» Поэтому я говорю на языке войны. Поэтому я лучше дальше помолчу. Спасибо за внимание.

В сумерки я, наконец, выключил комп, взял с кухни горсть тыквенных семечек и вышел на балкон. Я принялся ожесточенно лузгать семечки и смотреть вниз, туда, где между домами-коробками происходила жизнь…

image1

Вот проехал по дороге красный, отливающий белыми бликами мерседес, вот первые фонари загорелись на автостоянке; деревья чуть заметно шевелили листвой под влиянием легкого летнего ветра. Я задумался. Первая мысль была о том, что вот я уже минут пять как стою тут и совершенно механически ем эти семечки. Этот процесс, была вторая мысль, на самом деле ни что иное, как одна из типично русских (и украинских) техник медитации. Такое вот повторение одних и тех же движений, вводящее в транс. Тут даже не в семечках дело, семечки это предлог… Можно с таким же подходом мыть посуду, подметать полы, смотреть на звезды или на облака, читать мантры и так далее. Эффект будет тот же: на несколько секунд отключается внутренний диалог, и (далее…)

Пуля попала Штирлицу в голову.
«Разрывная!» — пораскинул мозгами разведчик.
(бородатый детский анекдот)

1. Постановка проблемы

Вообще-то, мне пофигу. Но все-таки забавно: недавно увидел в рекламе на Mail.ru (давно пора окончательно перейти на Gmail!) рекламу очередной Поттеро-образной книженции: «Книга, ВЗРЫВАЮЩАЯ МОЗГ». Здоровую! Этакий рекламный shit. И на баннере – просветленно-синие глаза как у фрименов из «Дюны» Херберта, видимо, принадлежащие героине романа. Почему написанные под Голливуд англоязычные поп-герои в «переводе» на русский плавно превращаются в поп-героИНЬ – это отдельный, гендерный, вопрос, но меня заинтересовало само выражение: ВЗРЫВ МОЗГА. Появилось оно уже давно, а вот торкнуло почему-то только сейчас (так бывает с очевидными вещами). Озадачил вопрос: почему «взрыв мозга» — процесс, очевидно несовместимый с жизнью, — на самом деле, вызывает (или должен, по задумке копирайтера) в воображении сугубо положительные ассоциации?

Поставил Нирвану, Smells like teen spirit, чтобы проникнуться проблемой…

2. Разработка

Образы и схемы, которые всплывают у меня в голове в связи с выражением «взрыв мозга»: брызги шампанского, освобождение, просветление, взрывающийся арбуз (или апельсины КРАШ из другой рекламы), улыбка на губах, спокойствие, peace of mind. Такие ассоциации должна вызывать реклама йога-центра! Получается, чтобы обрести peace of mind, человек хочет разнести свой mind на peaces. Это в высшей степени нелогично и оптимистично, то есть человечно. Об этом писал еще Кастанеда: убей свое эго, прекрати мыслеболтовню, останови мир. Самое академическое определение Йоги (по Патанджали) гласит: «Остановка мыслеобразования». Звучит как причина смерти. Где же тут жизнь, а где смерть? Взрыв мозга: победа или поражение? Ничто или все?

Уверен, слоган со «взрывом» мозга в нашем пред-пост-апокалиптическом обществе можно использовать (продавать) многократно. Например: новая зеленая Кока-кола, взрывающая мозг! Новая песня Бритни Спирс, взрывающая мозг! Жвачка «Моргало выколи», пиво «Добрыня», фильм «Брат: начало» — да хоть презервативы с колечками! – очень многие продукты могут посулить утомленному потреблением потребленцу блаженный скоропостижный конец. Бах- и нету! Ищи-свищи. Некому вставать (проклятьем заклейменному) завтра спозаранку на постылую работу, некому платить каждый месяц проценты за кредит, некому нести бремя оправдания ожиданий стольких людей, некому смотреть самому себе в глаза в зеркале.. Поминай как звали! Примечательно здесь, что «взрыв мозга» в связи с потреблением какой-то симпатичной продукции («2 бутылки пива «Добрыня» — и ты на коне!») гораздо привлекательнее, чем, скажем, классический эгрегор: сигануть с крыши (Джеронимо забыт), пустить себе пулю в лоб (а может, лучше в рот?) или принять смертельную дозу ацкого яда героина – что гораздо вероятнее привело бы к уходу от ответа перед обществом и самим собой, чем чтение какой-то никому по сути не нужной книжонки. Сразу, для суицидных малолеток, взахлеб читающих «Перемены» (а кто их не читает!) — скажу: против желания жить я ничего не имею! — да и общество, спаивающее вас пивом «Добрыня», на самом деле тоже! И вообще, никто не умрет. Все будет шанти-шанти. Все будет кока-кола. Always.

То, что потребитель торкнувшей меня рекламы ни на секунду не верит в то, что книжка взорвет ему мозг, я уверен. Мы ведь не верим, что крутая [стиральная, сушильная или просто авто-] машина подарит нам клевую телку из рекламы и принесет давно «заслуженное» («Турция? я это заслужила» Конечно, ***, заслужила! так тебе и надо) счастье. И создатель рекламы не верит. Он знает, что это чушь. Можно очень красиво показать, как джип мгновенно переносит своего владельца из офиса на вершину Эвереста – никто не поверит, но машину все равно купят. Кетчуп можно подавать как 100% натуральный продукт, натуральнее свежих помидоров. Увеличение члена на 12 сантиметров!! Никто не поверит, но это и не нужно. Такая игра: я не верю, ты не веришь, но я продаю, а ты покупаешь.

По-моему, даже не важно, что читатель на самом деле не особо ждет долгожданной остановки мозга — в шаманском смысле — во время потребление продукта масс-культуры: это весьма, весьма маловероятно! («Мыслеобразование»-то как раз, в отличие от более тонких функций, масспоп как раз поддерживает.) Но это указывает на реальную интенцию: отчаявшийся Потребитель подспудно хочет потребить что-то такое, что наконец отобьет у него жажду потреблять! Маньяк мечтает, чтобы его поймали. Клерк хочет сам себе набить морду (см. Бойцовский клуб). Но — БЕЗОПАСНО! Как малолетки режут вены — поперек.

Пользующийся спросом «взрыв мозга» может (и должен!) быть локальным, временным: «пораскинул мозгами» над книжонкой, пораскинул мозгами над бутылкой, над киношкой – а потом бух- обратно. Как новенький (ну, а если не новенький — то пара пива «Добрыня», и ты опять на коне). Ты опять готов к труду и обороне (своего привычного уклада жизни). Это как фальшивое приключение, которое тебе записывают в память, пока ты сидишь в кресле («Вспомнить все»). Это настоящие «перемены без перемен» — то есть, самые махровые антиперемены, синяя пилюля. Суррогатное просветление. Героин для негероев. Фальшивый кайф за фальшивые деньги. И что мы имеем? Кризис? Еще какой! Пандемия свиного спокойствия.

3. Вывод

Мы устали. Причем сильно. Практически несовместимо с жизнью устали. Так устали, что хочется перестать думать. Пресловутая смерть мозга (моментальная, а следовательно безболезненная) – должна, видимо, прекратить муки сознания среднего крупногородского человечга, по вине и стараниями современного общества воспринимающего нереальный объем нереальной информации – в основном рекламного содержания, то есть нереальной в высшей степени.

Предлагаю вместо устаревшего «Будь здоров!» или «До встречи!» говорить друзьям: «Убейся валенком!», «Выпей яду!» или просто (сопровождая нацистским салютом): «Взрыв мозга». Все эти веселые присказки в последнее время обрели особо эзотерический смысл: ежу ведь понятно, что пора прощаться со своим конвульсирующим в рекламной кислоте мозгом, до костей пропитанным «растишкой».

«Взрыв мозга» — предвестник, символ перемен. Эпоха готова перемениться. Отформатированный в семье, проинсталлированный в совке, уроненный институтом и раздавленный hummer’ом общества, впитавший в себя радиоактивную пыль всех серий «Вавилон-5» и «Капитан Паэур», немалую толику лекарственных веществ, и зараженный вкусом к пораженческому счастью – разве может такой мозг прослужить хотя бы одной эпохой дольше?!

..Хьюстон, we have a problem. Мозг не отделяется. Пора вспомнить о будущем и «взорвать мозг». Пора отдать концы.. и уплыть с Бильбо и Фродо в страну вечнозеленых эльфов, где тебя уже ждут Элвис и Мерилин. Хотя, на самом деле, никто никого не ждет. Это просто мы отстали. Мы, отстающиеся.

Полустертая надпись на камне: «Ушел в проблему 12 года».

***

Что у нас есть? Только слепая вера, что Всё будет-хорошо.. И точное знание, что Всё будет-ещё-хуже. Веками человечество аккумулирует исключительно негативный опыт. Прилежно его складирует.. И верит в ЧУДО.. Иногда, впрочем, оно случается. На деле же оказывается, это только лёгкий подскок перед новым стремительным обвалом в очередную пропасть.

Возьми кого-нибудь в заложники — и тем живи, шантажируй, требуй.. Собственного ребёнка, пожилых родителей.. друзей, соседей, подчинённых, клиентов. Чем больше таких, тем больше вокруг и Стокгольмского синдрома. Назовёшь это потом взаимопониманием, преданностью и даже любовью.. Ты возлюбил их как Источник собственной силы, а они тебя, за проявленное Великодушие.

(далее…)

Предисловие:
Этот материал написан по просьбе Льва Пирогова для «Литературной газеты». В качестве повода для разговора он дал мне ссылку на свой пост в Живом Журнале и свою же статью в «Литературной газете». В двух словах вопрос сводился к следующему: каков в наше время должен быть литературный герой и какой вообще должна быть литература? Тема показалась занятной…


АНАТОМИЯ ГЕРОЯ

Рисунок из итальянской книги XV века \"Анатомия человеческого тела\", человек, снимающий с себя кожу и демонстрирующий систему своих мышц.

Раздумывая о том, с чего бы начать, я решил прибегнуть к старому испытанному средству: гаданию по книгам. Взял из книжного шкафа первую попавшуюся (попался Эдуард Лимонов, «В плену у мертвецов» — текст, написанный во время отсидки в 2001 году) и открыл ее наугад. Взгляд тут же упал на следующие строки.

«Следователь Шишкин, лицемер, много раз подчеркнуто заявлял, что он не читал моих книг. Всё они отлично прочли! «Анатомия героя» была настольной книгой толстого оперативника капитана Эдуарда Вадимовича, он сам признавался еще при аресте на Алтае. В значительной степени они арестовали меня за мои книги». В этом своем тюремном труде Лимонов не раз предпринимает попытку понять, как и почему он очутился за решеткой. И всякий раз неизбежно закольцовывается на рассуждениях о писательстве. Чует…

Герой текстов Лимонова – всегда он сам. А он сам – герой своих текстов. При этом тексты Лимонова без сомнений хороши, а Лимонов – большой писатель. И делает его таковым не только и не столько писательский дар, сколько именно тот факт, что он свои произведения не просто пишет, но – предварительно проигрывает их в жизни. Вся эта его политика, романы с глянцем и транснациональной гомосексуальной богемой, все его позы, жесты, глупости и подлости – не более (и не менее), как повод. Возможность и средство отпустить своего героя, предоставить ему поле деятельности – среду, пространство, воздух. И лишь потом начинается рутина: мастерство, буквы, переплёт. Таков его творческий метод.

В апреле 2007 года у Эдуарда Лимонова изъяли печатную машинку и лампу — в счет оплаты компенсации морального ущерба, который он, согласно решению суда, причинил мэру Лужкову, сказав про него что-то по радио. Компьютера у Эдуарда Вениаминовича нет (да он и не умеет на нем работать), и печатная машинка была единственным инструментом, с помощью которого писатель мог заработать. Поэтому он собрал волю в кулак и недавно через Басманный суд печатную машинку себе вернул. Итог? Отличный фельетон. Бодался теленок с дубом. (далее…)


В
предвкушении лета меня вечно распирало Замыслом.. До жути чесалось поведать Миру ПРО что-нибудь ЭТАКОЕ..

Про Странный Рыцарь Троллейбус, имевший повадки лорда. Или Пляски Раскомплексованных, галдящих тут на своём птичьем языке у меня под окнами.. Про Дудочку и Торсион. Или Кисломолочные Штаны с удобной застёжкой со склада под ключ..

На худой конец, про самый мой любимый персонаж Последних Времён — про замечательную женщину, мастера 4-й гильдии и по совместительству частнопрактикующего экстрасенса без руля и ветрил, с простой и располагающей к дискурсу фамилией Ититская..

(далее…)

8.38 КБ

Я тут подумал: вот у поезда на полной скорости тормозной путь 300 метров (минимум), это известный факт. На самом деле, до полутора километров может быть.. А какой тормозной путь у человека, который весь в своих мыслях и у него планы на сегодня, и на сегодняшний вечер, и вообще на несколько лет вперед (то есть полный вперед)? И тут вдруг – впереди – какой-то непонятный объект: то ли человек стоит на пути, то ли событие грядет.. То ли облом какой-то, то ли реальный шанс на что-то невообразимое мозгом. Человек – бах по тормозам – ан нет! Мне кажется, тормозной путь будет тут офигительный.. И, что примечательно, человек всю дорогу тормозит по полной. А человек без тормозов – тот вообще сразу сходит с рельсов. А еще забавнее «машинист», который вообще не видит, что надо тормозить – тот, конечно, едет до конечной станции.. Это так, вроде эпиграфа.

Что я заметил, это то, что масса народу сейчас (вот прямо в эту минуту) индульгирует в попытке сверхпотребления.. Т.е. потребления изысканных вещей.. В попытке доказать себе самому что жизнь идет не зря.. и это не сила это слабость.. Изысканное нельзя потреблять, это можно только творить, либо _испытывать_.. «Испытывать» — само слово — активное.. Оно значит: проверять на зубок, рассматривать с разных сторон, с полным вниманием и полностью включившись, а не вырубившись с попкорном или с пластиковым членом в руке..

Счастье быть – это не пассивное роняние слюней на изысканные вещи, которые не станут работать без электричества, или без регулярного денежного вливания..

Жизнь в кредит, ай-под-жизнь. Все это космическая икра, которой давно пора стать головастиками – обрести собственную голову, чтобы увидеть: ты планктон, который скармливают рыбкам. А может, ты – икринка на берегу безбрежного океана, и осталось только отрастить помаленьку ластоножку и в путь. Вопрос не в том, быть или не быть, а в том, куда тянуть свою точку сборки. Понятно только то, что ничего на самом деле не понятно. Нужно честно себе в этом признаться, и не спешить следовать привычкам. Любая активность, даже практики, если они выполняются без чего-то, что сложно выразить словами (Дух? Осознанность? Один мой знакомый называет это «гармония») совершенно в другую сторону ведут, то есть ВРЕДНЫ..

Получается, неделание — единственный путь реального делания.. Становления.. Все это может казаться очень туманным сквозь пелену привычных ощущений, особенно если они крайне комфортны (либо крайне дискомфортны), но в действительности это реально как открытая рана, кровь течет а ты размышляешь.. Реальность в том, что есть что-то, что СОСЕТ из людей крофф.. А есть что-то, что открывает глаза и делает жизнь СЧАТЬСТЬЕм, о котором ты всегда мечтал… И выбор СОВСЕМ не очевиден…. Выбор закамуфлирован, эвфеминизирован (!), забыт, заставлен рекламными щитами и завуалирован как только можно, на это работает многомиллионная машина.. Сами люди.

И тут вот как раз важен тормозной путь.. Насколько ты быстро переключаешься.. но еще важно — на что.. Самые захватывающие с точки зрения обычного человека вещи — секс, развлечение, кино, разговор с себе подобным, потребление, еда — они же самые опасные с точки зрения вовлечения внимания, которое становится уже НЕВНИМАНИЕМ. Добившись «своего», ты думаешь что ты ВСЁ — а ты как раз сейчас ничто.. Биомасса, торжествующая биомасса.. фригидная инфузория.. батарейка в фасеточной матрице.. Если ты лузанул, облажался — то же самое, ты вовлечен в непонятноенечто. Которые ты делишь, как МЕГА-мак-пирог, с миллионами себе подобных муравьев. И чем больше удовольствия (или неу-довольствия, тут главное — эмоции) в «твоем» вовлечении, тем мизернее твой шанс на реальное видение.. Не ТЕЛЕ- а просто — видение..

В общем, где-то посередке иногда открывается просвет.. И туда можно заглянуть — и увидеть там Бога .. Или самого себя, что одно и то же.. Увидеть и потрогать, пощупать, проверить на реальность и полностью получить — то что ты хочешь.. То, что ты ЛЮБИШЬ. (Это не МакДональдс!) Это то, что ЕСТЬ, а не то, что ты ЕШЬ, хотя.. кто знает!

Фишка в том, что _то что есть в этой базовой действительности, то, что даже ТЫ — ЕСТЬ — это НЕ то что ты хочешь_. Признайся себе. Нажми на стоп-кран.. Но человек упорно едет до конечной станции — потому, что спит, потому, что газета интересная, потому что конечную уже объявили по радио.. Человек-ай-под выбирает то, что «есть»… Хотя, в общем-то, давно известно, что всего этого НЕТ. Вот загадка..

я и ты

Я – музыка, которую ты слышишь, когда перестаешь слушать. Я – тишина, которая отвечает на каждое твое слово, когда ты перестаешь дышать.

Я – твой первый крик, я – твой последний стон.

Я – тень, твоя ноша, которую ты всегда носишь с собой. И я же – свет, который видит даже слепой.

Я – сладость вина на губах твоей возлюбленной, сладость меда на острие ножа. Я – твоя собственная кровь, которую ты пробуешь на вкус – такая соленая!

Я – сила в твоих руках, которые не могут ничего изменить. Я – слабость, которой подчиняется любая сила.

Я – всесильная любовь, которая легко перешагивает даже через небытие. Я – абсолютная ярость, против которой бессильна даже любовь.

Я – источник, и я – слияние всех рек. Я – бушующий океан.

Я – бесконечное «может быть», которое воронкой уходит в пропасть «никогда» через угольное ушко «сейчас».

Я – окончательный ответ на изначальный вопрос. Я – вопрос, на который нет ответа, я – ответ на все вопросы.

Я – это ты, посмотри!

В первом классе я уже достаточно сильно ненавидел школу и саму ситуацию школьного социума. Моя ненависть подкреплялась тем, что я чувствовал всех этих людей как некий единый целый, большой и сильный организм, который противостоит мне. Однажды этот организм сошел с ума и действительно восстал на меня. Без всякой видимой причины, без повода с моей стороны, просто по какому-то странному, необъяснимому инстинкту, словно почувствовав мое презрение, весь класс стал гонять меня по кабинету, а я, войдя в роль убегающего, пытался уйти от погони, и это только сильнее провоцировало вышедших из под контроля чудовищ, сидящих внутри этих глупых маленьких детей. В результате они загнали меня под какой-то книжный шкаф…

Я забился в этот угол, а они избивали меня вонючими тряпками для протирания классной доски. И я не мог остановить этого. Хорошо, что вскоре появилась учительница. Так я понял, что если я не возьму плеть, это стадо когда-нибудь сожрет меня.

Заметьте, есть такие книги, которые читаются с огромным удовольствием и интересом, на, что называется, одном дыхании. Но потом, когда вы их прочитываете, вы еще только, может быть, дня три-четыре помните их содержание, а потом, через пару недель и не сумеете даже объяснить, о чем там шла речь. Ни пересказать фабулу, ни сформулировать основную мысль, ни даже вспомнить имена героев через неделю-две уже невозможно!

Одна из таких книг — «Волхв» Джона Фаулза. Вот признайтесь, вы ее читали? И когда читали, может быть даже с ума сходили от того, как там у Фаулза сведены все своды. И как он, гений такой сукин сын, поймал биение века, XX века! А что вы помните сейчас из этой книги?

Пустота правит миром. Пустота заполняет пустоту. Пустота водит всех за нос… Кстати, «Чапаев и пустота» — еще одна такая чудо-книженция, содержание которой на поверку оказывается абсолютно бессодержательным…

00

Хорошаямашинанеделаетошибок
тыйобаныйублюдоктакимкактынебуду
мыникогданебудем
всемтемчтонужнолюдям
говномчтонужнолюдям
мыникогданебудем
мыбудемоченьскромны
забъёмнавашигвозди
аможетбытьпоможемизбавитьсяотмыслей
сорвитемоимаски — явашлюбимыйтрутень
хорошаямашинанеделаетошибок

Сегодня новость главная такая: Франция оказалась самой сатанинской и бесчеловечной страной в мире. Во Франции приняли (или вот-вот примут, в чем никто не сомневается) законопроект, согласно которому, пользователь интернета, незаконно (незаконно!!!!!) скачивающий из всемирной сети фильмы или музыку и уличенный в этом трижды, будет отлучен от интернета без суда и следствия, на срок до года. При этом пользователь будет обязан продолжать ежемесячно платить абонентскую плату провайдеру.
Франция… сказал бы я, что я думаю об этой зверской потреблятской стране…
Музыка и кино должны быть бесплатны. А музыканты, композиторы и кинематографисты должны получать гонорары от государства. Из казны. Из госбюджета. Всю зарплату всех этих Саркози нужно раздать авторам музыки, которую люди скачивают в интернете бесплатно.

Вчера я гулял по центру Москвы со своей четвероюродной сестрой, приехавшей в Москву погостить из Чикаго… Мы прошлись по Александровскому саду и Манежной площади, и по пути я сделал несколько открытий. Я давно не гулял там, и поэтому происходящее вокруг занимало меня едва ли не сильнее, чем американскую гостью. Сперва меня удивило странное скопление народа вокруг каменного грота (это если пройти чуть-чуть дальше от Вечного огня). Люди что-то там ковыряли внутри этого грота, сменяли друг друга, продолжали ковырять, отковыривать… Мы подошли поближе, чтобы разглядеть, чем это там занимаются москвичи и гости столицы. Оказывается, выковыривают монетки. Что все это значит? — спросил девушку, увлеченно пытавшуюся указательным пальцем извлечь из трещин вулканической породы, из которой сделан грот, два рубля. Не поворачиваясь ко мне и не отрываясь от своего дела, она с улыбкой ответила: выковыриваешь монетку, вставляешь на ее место другую – свою, загадываешь желание, и оно сбывается.

Подивившись такой новой мифологии, мы взошли на Манежку и двинулись в направлении Охотного ряда. Люди пили пиво, фотографировались, играли в сокс, просто сидели и общались на солнышке, в общем – обычный ничем не примечательный майский день на Манежной площади. Вскоре мы увидали группу из пяти или шести грузинских подростков (лет от 15 до 19). Современно одетые (и даже, очевидно, по своим понятиям модно) джигиты встали в круг и энергично хлопали в ладоши. Из их числа выделился один, встал в центр круга и начал с залихватскими выкриками бойко отплясывать какой-то грузинский народный танец. «Аса!» — кричал он на всю площадь. «Аса, бля-нах!» — вторили ему соплеменники из круга. Когда он вернулся на свое прежнее место, в центр круга выдвинулся еще один грузинский парень, и – с горящими глазами и горячими выкриками – отплясал свою версию танца. Прямо как в фильме «Мимино», который я видел на днях… И так по очереди выступили из круга все. Некоторые люди, пившие пиво совсем близко от круга, стали отсаживаться. Но в остальном, похоже, на грузинов мало кто обращал внимания. Как будто такие танцевальные эпизоды происходят тут постоянно, и уже стали привычной частью общего пейзажа.

Мы шли по Манежной дальше, и я подумал, что когда учился тут неподалеку во второй половине 90-х, гуляющие люди были гораздо серее. Сейчас больше ярких, красиво одетых молодых людей, на которых приятно посмотреть. Причем даже у самых простецких людей как будто есть некая индивидуальность или попытка проявить таковую. Я произнес это вслух, и сестра сказала, что, да, в Москве действительно много красиво выглядящих молодых людей. И что совсем иначе с этим дело обстоит в Америке. «Там все абсолютно одинаковые. Все одеваются в Gap и еще в два-три бренда, к которым абсолютно все американцы лояльны. И никаких отступлений от нормы. Очень скучно. Причем ты даже не сможешь вычислить социальный статус человека по его одежде. Богатые одеваются совершенно так же, как и не очень богатые».

Дома я открыл наугад валявшуюся у меня в гостиной книжку «Nobrow» Джона Сибрука и увидел следующее:

Торстайн Веблен посмеивался над богатыми за их страсть к вещам ручной работы, утверждая, что они на самом деле хуже вещей машинного изготовления, но богатые смогли превратить их несовершенства в достоинства, такие, например, как уникальность. Но к концу девяностых этот трюк перестал работать. В то время как средний класс все более и более успешно копировал стиль богатых, в том числе все его несовершенства, последним пришлось пойти буквально на экстремальные несовершенства, чтобы выделиться, сделав высокой модой абсолютно несовершенную и уродливую одежду и мебель, — такой дурной стиль (с точки зрения старого деления на «высокое» и «низкое»), что ни один уважающий себя представитель среднего класса не захотел бы его копировать. Пример тому — разорванные джинсы с бусинками от Гуччи за 3800 долларов, бывшие пиком высокой моды прошлой осенью.

(далее…)

Сладкий привкус бумажных листов,
Свет в окне уходящего поезда.
Актуально построено много углов,
Их немало на теле дерева,
Много, смотрите строчкой выше,
Прошу вас, читайте больше,
Я пишу об этом в первый раз в жизни —
И от этого мне не больно.
Не хочу задавать
Банальный вопрос,
Людей так много, они стали банальны.
Эти буквы, возможно, мой личный психоз,
И не стоит, конечно, об этом спорить

У.: Это мрачно… Я
Х.: Я знаю.
У.: Но почему ты это делаешь?
Х.: Мне не хочется объяснять. Хотя могу попробовать.
У.: Да. Если ты можешь, то объясни. Но сперва я скажу тебе немного о себе.
Х.: Хорошо.
У.: Ты знаешь, кто я?
Х.: Нет.
У.: Я — это часть тебя, и, возможно, есть другие части, но пока нас двое. Между нами трудно провести границу человеку, не знающему, чем отличается добро от зла. А вообще и я не знаю, кто из нас прав. Очень часто ты занимаешь первую роль и управляешь Алексом, при этом ты лишаешь меня жизни.
Х.: Ты говоришь бред, я понимаю это. Ты посмотри на Алекса. Он пишет от лица двух человек. Ты знаешь, что у него может начаться раздвоение личности?
У.: Не перебивай меня, во-первых. А, во-вторых, ты говоришь об этом, потому что хочешь сумасшествия. Это легко, и я это знаю. Ты хочешь взвалить на плечи других Алекса. Ты ленив, и поэтому мрачен.
Алекс: Хватит. После поговорим.

Так как двери в электричках автоматические и весьма трудно проконтролировать их действие, они по собственным причинам не закрылись. Поезд продолжал свой путь с открытой дверью. Стоя у обнаженного пространства, поверьте, было красивым, или, если хотите, необычным созерцать почти загородные пейзажи с вкраплениями железнодорожных путей, проходящих поверх неплохих по глубине оврагов.

«Пусть я буду бедным, но зато я буду богатым духовно. — думал я. — Человек должен стремиться к совершенству. Все попробовать невозможно. Аксессуаров жизни слишком много. Но понять себя, ощутить свой собственный смысл – это высшее наслаждение, без которого скучно жить».