ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "КОЛОНКИ"


ded
Колонка Димы Мишенина по поводу странной тенденции, появившейся в нашем обществе: разговоров о том, что пора перестать праздновать День Победы. «Они воевали за меня. Они умирали за меня. Они погибли ради моего счастья. Поэтому день Победы для меня — День Солнца и Радости, смеха, улыбок и вечной молодости! Поэтому я не смотрю дурацкие фильмы, а смотрю на красивых девочек и радуюсь чудесной погоде».



Максим Кантор уверен, Дон Кихот – проповедник. И кстати, безумного в Дон Кихоте немного – лишь то, что он полагает рыцарский долг актуальным и убежден в простой вещи: любая несправедливость не является нормой, и мириться с таковой нельзя. Чтобы устранить несправедливость, существует институт странствующего рыцарства, задача которого – защищать обиженных.



23 февраля православная церковь отмечает память преподобного Лонгина Коряжемского. Имя этого святого не слишком известно даже в среде священнослужителей, однако история его интересна и поучительна. Практически всю жизнь он просидел на одном месте, но однажды под старость его поманила дорога… Об этом пути рассказывает Олег Давыдов в тексте «Коряжема».



«Левиафан» Андрея Звягинцева окончательно разоблачил отечественных грамотных, утверждает Игорь Манцов. Кино это массовое искусство. Массовый человечек не обязан знать ничего сверх того, что ему предлагают с экрана. Ни про Иова, ни про Иону он знать не обязан. Ни тем более про Гоббса.



С 15 февраля в Донецкой и Луганской республиках по минскому договору должны прекратиться обстрелы. О том, как живут люди в Луганске, почему они не уехали от войны, не увезли детей и родителей, читайте в дневнике писателя Андрея Чернова, созданном летом прошлого года: «…Как же легко были одурманены люди, как легко отказались от человечности. Таким скоро прикажут стать на четвереньки и залаять, и они исполнят приказ “хозяина”».



Ещё в Перестройку даже и относительная самостоятельность городских сословий была ликвидирована. Социум упростился. Сложные сюжеты более невозможны. Игорь Манцов рассуждает о трех заметных фильмах прошлого года: «Как меня зовут», «Звезда» и «Физрук». …Быстро устаёшь, привыкаешь, отплёвываешься. Однако оторваться всё равно не можешь.



«И я принялся мечтать, как снимаю исполненный настоящего драматизма и неосовеченной мысли народной ремейк «Сказания о земле Сибирской»». Русский провинциальный город зимой. Взгляд из гостиничного номера. Впечатлениями делится литературный критик Лев Пирогов.



Максим Кантор продолжает искусствоведческое исследование. Сегодня речь о французском художнике Жорже Руо. Который ставил Домье себе в пример, любил того Домье, который «сдирает кожу с буржуа». Жорж Руо был христианским социалистом. Убеждение это — обдуманное, семейно унаследованное и сформулированное.



Негин и Звягинцев – тяжёлые, трудные и корявые. Зачастую силятся повторять общие места. Пробуксовывают. Размышляют по ходу дела. А потому, что работают за всю отечественную кинематографию. Вдвоём. Как ломовые лошади. Наперекор Министерству культуры. Текст Игоря Манцова.



По многочисленным просьбам Перемены публикуют новый текст Максима Кантора, продолжающий его искусствоведческое исследование. В мировой истории есть фигуры, чьё величие несомненно. Художник Сезанн признан отцом современного искусства, величайшим живописцем Нового времени. Автор пытается объяснить простому зрителю, чем же так хорош Сезанн.


eim
Колонка Игоря Манцова, посвященная памяти сценариста и режиссёра Анатолия Эйрамджана. 23 сентября Эйрамджан скончался на 78-м году жизни. «Эйрамджан по сути в одиночку и, вероятно, не слишком об этом задумываясь, дал честный портрет позднесоветской страны, в порыве истерики избавившейся от какой бы то ни было идеологической надстройки».


kk
Игорь Манцов продолжает анализировать новое отечественное кино и сопоставлять его с западным. На этот раз речь зашла о нашумевшем фильме Ивана И. Твердовского «Класс коррекции». «У нас ещё не пройдена стадия социального анализа, стадия прямого наблюдения за реальностью, стадия учёбы и честности. …Тутошняя культурка стремительного перехода на рельсы мифопоэтики не выстрадала, не заслужила. Советская-то была почестнее».



Москву посетила Синду, реализованный Мастер из Италии. Глеб Давыдов встретился с ней и взял у нее интервью. «Я не знаю, как выйти, но я знаю, как войти. Получать. И это причина, по которой я здесь. Моя работа это не работа. Подойти к тебе ближе и ближе. Чтобы не оставить пространства для ума. Взять тебя внутрь. Прямой опыт. Прямо. Прямо. Прямой опыт пришел к тебе. Сейчас».



Этой осенью в Кембридже вышел третий том писем Сэмюэля Беккета, из предполагаемых четырёх. Охватывающие период конца 50-х и первую половину 60-х гг., написаны они уже не начинающим и даже не признанным, а – если принимать подобные клише – всемирно известным автором. Которому через несколько лет будет присуждена Нобелевская премия. Текст Анатолия Рясова.


Тема третья: Михалков (и Кончаловский)
Новая колонка Игоря Манцова. О кино Андрея Кончаловского и пользе Никиты Михалкова. В своем новом фильме «Белые ночи почтальона Тряпицына» Андрей Кончаловский как бы спрашивает: «А если жизнь не сводится к отношениям и к семье? Не сводится к «благопристойности» и к «жить для других»?» И отвечает: «Жизнь это тайна, непостижимое. Перестаньте увлекаться «интересненьким»».


fargo
На примере сериала «Фарго» Игорь Манцов рассказывает о сущностных отличиях отечественного кинематографа и западного. А также показывает, как работает «метод проекций» и что это такое. «Метод проекций актуализирует идею равенства. «Все под Богом ходим»».