ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "КОЛОНКИ"



Максим Кантор о предназначении демократического искусства и видении нового мира и новой пластики. Домье, Сезанн, Ван Гог, Гоген – диалекты великого языка, изобретённого в революционные дни времён Маркса, Прудона и Бальзака. Но в первую очередь – это, конечно, главный художник нового времени Оноре Домье, который сумел сделать так, что античность и классицизм осознанно заговорили о сегодняшнем горе.



Для выхода из кризиса, в котором сегодня находится мир, потребуются огромные жертвы. Принести их придется в первую очередь тем, кто получил свое состояние и социальный статус в последние 25-30 лет. Истекающий год показал, что уклониться от такого «налога» не удастся. Александр Денисов о том, как минимизировать неизбежные потери.



Максим Кантор рассказывает об открытии московской выставки живописца 60 — 70-х годов Виктора Попкова, значительного русского художника – наследника великой традиции русского реализма. Попков работал так, чтобы бытовую деталь и обыденную сцену сделать символом бытия вообще.



Очередная глава «Мотобиографии» Димы Мишенина о том, как юный Мишенин со своим приятелем сходили в начале 90-х в кино на фестиваль кинематографа сексуальных меньшинств. «Моя любовь к Киту Хэррингу и Энди Уорхолу никогда не останавливала меня, когда я посылал старых и молодых пидорасов, предлагавших мне свои услуги. И посылаю я их не потому, что гомофоб».



В ноябре 1982 умер Леонид Ильич Брежнев. Игорь Фунт экстраполирует реальность, созданную воображением, в те далёкие времена, применяя её к поколению 80-х. Оказавшемуся на распутье. Главный герой, ушедший в лагерь «плохих», анализирует «непрошедшее» прошлое, находясь в местах не столь отдалённых.



«Хочешь мира – готовься к войне». Это давно известно, но сегодня, с переходом в постиндустриальный век, появился совершенно новый тип войны. Игорь Козырев называет этот тип войны «сетецентричной». Такая война уже идет, хотя сегодня она ведется относительно мирными средствами. К ней готовиться поздно, уже поздно. Тогда как быть? Надо разобраться…



Еще одна статья Максима Кантора по истории искусств. «Ренессансов было несколько. Возрождение имманентно истории Запада». Все, что можно сказать о Ренессансе и об авангарде. «Постепенно новый авангард задушил все, что уцелело от короткого Ренессанса двадцатого века… Мы находимся внутри победившего авангарда, упоенного своей победой».


mir
Максим Кантор. Еще одно эссе (или вторая часть первого эссе) о Пабло Пикассо. «В Диагнозе Пикассо нет ничего антикультурного, это не безумный жест шамана. Пикассо пришел не убивать культуру – но лечить; правда, операция потребовалась беспощадная – но и проделана она была величайшим врачом человечества, не уступающим Микеланджело и Авиценне».


Андрей Белый
Мистическое эссе Мины Полянской. История антропософского храма, уничтоженного и воссозданного. Странное исчезновение ясновидящей, завещавшей Андрею Белому кольцо и послание неведомым пришельцам, сверхъестественным существам. Андрей Белый и антропософия. Ко дню рождения поэта.


mooji
Глеб Давыдов встретился с Муджи, одним из самых известных и сильных духовных учителей современности, одним из тех, кому удается открывать людям истину. И взял у него интервью. Муджи — прямой ученик известного мастера адвайты и святого Пападжи, который в свою очередь был прямым учеником индийского святого Рамана Махарши. Муджи и сам, можно сказать, святой старец…


k
Максим Кантор рассказывает о своем отце, Карле Канторе и о своих с ним взаимоотношениях. «Я даже думал, что мой папа – аргентинский поэт. Папа был высокий, горбоносый, черноглазый и смуглый. Читал стихи и пел песни. Говорил о философах и о гаучо. Все, что он говорил, было особенным – не похожим на жизнь вокруг, как непохожи на обычные вещи пончо или сомбреро».


kant
Максим Кантор о той морали, которая царит в либерально-артистической тусовке. О морали мафии, основанной на страхе – выпасть из своего кружка, выделиться из теплой лужицы, где тебя поймут и согреют. «Страшно увидеть, что ваш кружок занимается дрянью. Страшно остаться одному с большим миром – и с честными идеалами».


pi
Максим Кантор продолжает серию статей по истории искусств. На этот раз — разговор о Пабло Пикассо. «Пикассо рисовал постоянно, это была форма существования: думал линиями, дышал цветом; переводил жизнь в искусство каждый миг, то есть, делал смертных бессмертными. Пикассо отнюдь не профессиональный художник, он не занимался искусством с десяти утра до обеда – он сам был искусством».


Афродита
«Возможно ли пост-христианское язычество, то есть, может ли христианская цивилизация существовать отдельно — без традиции христианства? И какое будет искусство у такой цивилизации?» — такой вопрос задает Максим Кантор в своем эссе о современном искусстве. И сам же на него отвечает, давая подробный искусствоведческий экскурс — от античности до авангарда.



Умер замечательный писатель, переводчик, критик, редактор Виктор Леонидович Топоров. В память о нем мы публикуем самую последнюю главку его пока еще не изданной книги «Креативная редактура». Эта главка называется «Прощание, запрещающее печаль», в ней автор прощается с читателями.


dm
Аудио-интервью с Димой Мишениным, в котором тот подробно излагает свои взгляды на современное искусство, электронные наркотики и историю искусств. «Мы живем сейчас в измерении, когда кино, книги, жизнь становятся описанными, пересказанными, потому что уже нет возможности воспринять произведение целиком».