ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "КОЛОНКИ"


Места силы. Шаманские экскурсы. Карл Юнг. Нечто потустороннее
Третья часть исследования жизни и практик Карла Густава Юнга. В этот раз Олег Давыдов подробнее говорит о двух частях души Юнга, которые сам Юнг именовал просто: «номер 1» и «номер 2». И приходит к выводу: живи Юнг в иную эпоху, он со своим могучим вторым «я» мог бы стать пророком, шаманом, магом, святым… Да в каком-то смысле он и стал таковым.



На днях в «Российской газете» вышла заметка, в которой журнал «Перемены» упомянут в контексте т.н. сетевой литературы. Работая над материалом, корреспондент взяла интервью у главного редактора «Перемен» Глеба Давыдова. Что такое «блог-книги»? Для кого существует журнал «Перемены»? Кто его авторы? Чем сетевая литература отличается от традиционной? Читаем интервью полностью.


Юнг
6 июня 50 лет назад умер Карл Густав Юнг. К этой дате приурочен цикл Олега Давыдова о Юнге. Сегодня — вторая часть этого цикла: продолжение разговора о секретике Юнга и о том, каковы были у него первые симптомы шаманской болезни. До чего доводят игры в секретики?



Новый виток в развитии проекта Олега Давыдова «Места силы. Шаманские экскурсы». В преддверии 50-летия со дня смерти Карла Густава Юнга (которое будет отмечаться 6 июня) новый цикл экскурсов посвящен именно ему. Одному из самых великих шаманов XX столетия! Итак, серия очерков о Юнге — начинается.



Дима Мишенин продолжает Мотобиографию. В этой главе: ужасы советской психиатрии, масонские заговоры, эксперименты израильских и американских спецслужб над ничего неподозревающими гражданами, иранский шах и его шахиня, забеременевшая от тайного потомка монаршей династии Гасбургов, которому пересадили кабаньи семенники. Словом, дикая история.



Толстой чуял грядущие катаклизмы и говорил о них. Но говорил не буквально, а – как и пристало пророку – символами, не вполне внятными и ему самому. Теперь их нетрудно истолковать. В частности, гибель Анны – это предчувствие катастрофы. Завершающая часть Шаманского экскурса Олега Давыдова и Толстом и «Анне Каренине».


Роман Адаптация. Рецензия
Глеб Давыдов о романе Валерия Былинского «Адаптация», который не по дням, а по часам становится культовым (уже сейчас в интернете можно найти множество положительных отзывов). Почему этот роман так полюбился читателю? Что в нем такого, что делает его понятным и близким миллионам людей, несмотря на обилие мыслей и бессюжетных рассуждений?..



Продолжение Шаманского экскурса об «Анне Карениной». На этот раз Олег Давыдов разбирается в том, из каких слоев состоит Анна и какой бес толкает ее на рельсы. И приходит к выводу, что Лев Николаевич путает этого беса с русским домовым, Родом. Но именно эта путаница показывает, насколько дух машины, желая подменить собой традиционного Рода, мимикрирует под него.



Олег Давыдов продолжает вскрывать мифологическую подоплеку романа «Анна Каренина» – «узел русской жизни», завязанный туго-натуго при Петре I и запутанный так, что и в современной общественной и политической жизни мы постоянно ощущаем его влияние.



Глеб Давыдов вспоминает о неожиданной встрече с советским поэтом Эдуардом Асадовым, которая произошла на излете правления Бориса Ельцина, в атмосфере светских шабашей, устраиваемых в развлекательном комплексе «Метелица». Заметка носит документальный характер и содержит неизвестную раннее рукопись поэта.



Анализируя роман «Анна Каренина», Олег Давыдов обнаруживает корни того демографического кризиса, в котором пребывает сейчас Россия. Корни эти, как выясняется, непосредственно связаны с «узлом русской жизни», о котором говорилось в прошлых частях шаманского экскурса «Толстой и Анна». В чем же причина отказа Рожаниц от плодоношения?



Два архивных материала про Олега Кострова и проект Supersonic Future. Первыйинтервью, взятое Димой Мишениным для рубрики «Некультурная столица». Второйтекст Глеба Давыдова, написанный для BRAVO после встречи с Олегом Костровым.



Димамишенин берет интервью у СуперАлисы, главной надежды электронной эстрады исламистской фундаменталистской электро-клэш-хип-хоп Москвы. Были затронуты вопросы веры, традиции и преемственности культур в Новом Веке.



«Итак, мы увидели в Левине мужика с клочковатой бородкой, а в мужике, анализируя сон Анны, признали русского Домового (Рода). Барин проникся духом народа, когда лежал в копне сена, а мимо шли поющие бабы». Олег Давыдов продолжает!



«В ответ на манежный протест президент Медведев милостиво «отлил»: «Нужно поддерживать русский фольклор и музыку». Малый явно не понимает, что народ ведь не только поет, народ может спеться, как спелись мужики у Толстого».



Димамишенин выдумал эту книгу как универсальный пресс-материал насчет возглавляемой им арт-группы Dopingpong. Серия мини-интервью самому себе. Некоторые из них вы найдете в этом материале. А также — культовые работы Dopingpong!