Адвайта | БЛОГ ПЕРЕМЕН. Peremeny.Ru- Part 6


Обновления под рубрикой 'Адвайта':

Свами Аннамалай

Аннамалай Свами – ученик Раманы Махарши. В 1928 г. он признал Раману своим Учителем и стал служить ему, вначале как личный помощник и затем как смотритель строительных работ, которые велись в Раманашраме. Это продолжалось около десяти лет, но в 1938 г. Бхагаван (Рамана Махарши) сказал Аннамалаю, что его работа в Раманашраме завершена и ему следует покинуть ашрам и никогда больше в него не возвращаться, поселиться в Палакотту и совершать там определенный тапас (работу). Рамана дал ему наставление: «Ни у кого ничего не проси. Ты должен жить тем, что Бог решит послать тебе, если только это саттвическая пища. Держись в стороне от тех вещей, которые происходят вокруг тебя. Оставайся в своей хижине как можно дольше и не трать время на посещение других людей. Ты не тело, ты не ум. Ты – чистое Сознание, Я. Ты всепроникающ. Осознавай это все время, даже когда работаешь». Рамана также сказал: «Не цепляйся за форму Гуру, ибо она исчезнет; не держись за его ноги, ибо его служители остановят тебя. Истинный Бхагаван пребывает у тебя в Сердце как твое собственное Я. Это То, чем я на самом деле являюсь». (далее…)

Муджи

Муджи – один из тех, кто и в наши дни доносит до искателей Истины те Указатели, которые открылись через Раману Махарши. (Рамана Махарши — гуру Пападжи, а тот, в свою очередь, гуру Энтони Пола Му-Янга, позже принявшего имя Муджи.) (далее…)

Артур Сита

Артур Сита

Эта публикация не является рекомендацией к посещению сатсангов Артура Ситы.

Артур Сита выглядит на первый взгляд как вполне обычный молодой человек, одевается красиво и со вкусом, без каких бы то ни было признаков «эзотеризма» или «духовности». Это привлекает к нему многих искателей Истины, которые порой даже и не знают, что они ищут Истину и свободу, и которые далеки от эзотерики и склонны свысока относиться ко всему, имеющему «духовный» антураж.

Однажды я привел на сатсанг Ситы девушку, которая понятия не имела о том, кто такой Артур Сита и что вообще такое сатсанги. Когда мы уже сидели в зале, она спросила меня: «А кто это такой?» За минуту до этого я заметил, что она читает в своем букридере «изречения царя Соломона». И поэтому тут же ответил так: «Он мудрец. Вот как Соломон, которого ты читаешь». Позже, когда Артур вошел в зал и направился к сцене, подруга удивленно спросила: «Это что, он? Сколько ему лет?». (далее…)

Экхарт Толле

Экхарт Толле внешне совершенно не похож на гуру. Он выглядит как вполне обыкновенный «цивилизованный» европеец. И действительно, к обычным средним европейцам он ближе как по ментальности, так и по антуражу проводимых им бесед (он называет эти встречи «медитациями»). Толле сидит на сцене за небольшим столиком, на котором стоит графин с водой и букет цветов. Пожилой мужчина, на вид довольно болезненный, но все же приятный. Говорит спокойным голосом, делает частые паузы, внимательно смотрит на аудиторию. Очевидно, что находится в «потоке», то есть полностью присутствует в моменте «сейчас», о котором он по большей части и говорит. И в этот поток он погружает постепенно всю аудиторию. (далее…)

ПРОДОЛЖЕНИЕ. (О ПОЭЗИИ ХОДАСЕВИЧА — см. ЗДЕСЬ)

1860-1861 Я открыл Тютчева. И тут же снова увидел свое отражение. Стихотворение под названием «Проблеск» по содержанию очень похоже на то, что описано у Ходасевича в его «Музыке». Правда, тут естественная музыка проявлена с помощью эоловой арфы, а не просто «слышится» в морозном небе во время рубки дров (как у Ходасевича). Но суть та же:

Слыхал ли в сумраке глубоком
Воздушной арфы легкий звон,
Когда полуночь, ненароком,
Дремавших струн встревожит сон?..

То потрясающие звуки,
То замирающие вдруг…
Как бы последний ропот муки,
В них отозвавшися, потух!

Дыханье каждое Зефира
Взрывает скорбь в ее струнах…
Ты скажешь: ангельская лира
Грустит, в пыли, по небесах!
О, как тогда с земного круга
Душой к бессмертному летим!
Минувшее, как призрак друга,
Прижать к груди своей хотим.

Как верим верою живою,
Как сердцу радостно, светло!
Как бы эфирною струею
По жилам небо протекло!
Но ах, не нам его судили;
Мы в небе скоро устаем, —
И не дано ничтожной пыли
Дышать божественным огнем.

Едва усилием минутным
Прервем на час волшебный сон,
И взором трепетным и смутным,
Привстав, окинем небосклон, —

И отягченною главою,
Одним лучом ослеплены,
Вновь упадаем не к покою,
Но в утомительные сны.

Кто заставляет нас падать в утомительные сны? Таковы правила игры. Мы должны играть, забыв о том, что это игра. Пока Сознание не «решит» осознать само себя. И тогда сначала случается один «проблеск» за другим, потом проблески длятся все дольше, пока не остаются навсегда, постепенно растворив в себе того, кому они проблёскивали и с кем случались. И тогда игра продолжается, но уже воспринимается не всерьез, без излишнего трагизма. Как игра. Для трагедии необходимо время. Но когда ты сливаешься с проблесками, время исчезает. Точнее становится несущественным, условным (таково оно и на самом деле). Реальным воспринимается только настоящий момент, мгновение. (далее…)

N.B.: Для лучшего понимания того, о чем идет речь в этой публикации, предлагаем сначала ознакомиться с эссе «Побег к себе, или Что такое искусство».

Аурел Попп (Румыния), "Вдохновение"

    Все подлинные творцы созидают из пространства не-ума, из внутренней тишины, даже если не отдают себе в этом отчёта.
    Экхарт Толле

Я собрался ехать на дачу, и, выходя из дома, наткнулся на стопку книг. Еще в декабре, уезжая в Индию, я попросил маму выбрасывать любые книги на свое усмотрение. «Все эти тексты можно найти в интернете, а в квартире от них только пыль». Сам я выбрасывать книги не могу, рука не поднимается, но мама гораздо отважнее – она может.

И с тех пор на лестнице лежит стопка книг. Я каждый день смотрю на нее, так как моя часть работы – это вынести книги с лестницы на улицу, к помойке. И я каждый раз «забываю» это сделать, внимательно разглядывая верхний слой стопки. Но тут мой взгляд зацепился чуть дольше, так как что-то в стопке изменилось, – еще вчера, например, я не видел здесь Тютчева!

Я поднял книжку под названием «И солнце нити золотит». Под ней оказалась тетрадка стихов Ходасевича. Что это? Мама выбросила Тютчева и Ходасевича? Вряд ли. Должно быть соседи решили присоединиться и внести свою лепту… Или же наоборот – они брали почитать кое-что из книг, а потом положили на место?

Я взял несколько книжек, лежавших сверху, закинул их в рюкзак и отправился в путь.

Приехав на дачу, я налил себе остатки коньяка, которые стояли тут уже года полтора (примерно столько я не имел никакого желания пить). И открыл одну из привезенных книг. Это были поучения старца Паисия. Я прочитал несколько страниц и закрыл эту брошюру. Дело в том, что старец оказался чрезвычайно скорбным. В каждом предложении призывал покаяться в своих грехах, прослезиться, сокрушиться сердцем и наложить на себя эпитимию. Потому что так того требует вера в Христа. Мне это было чуждо. Концепция греха и покаяния в христианстве вызывает множество недоразумений. Если и есть какой-нибудь грех, то только один: считать себя чем-то отдельным от Бога, претендуя на то, что у тебя есть собственная воля, отдельная от Его воли. Все остальное — лишнее.

Я закрыл Паисия и открыл Ходасевича. И прочитав первое же стихотворение («Музыка»), с облегчением расхохотался.

Всю ночь мела метель, но утро ясно.
Еще воскресная по телу бродит лень,
У Благовещенья на Бережках обедня
Еще не отошла. Я выхожу во двор.
Как мало все: и домик, и дымок,
Завившийся над крышей! Сребро-розов
Морозный пар. Столпы его восходят
Из-за домов под самый купол неба,
Как будто крылья ангелов гигантских.
И маленьким таким вдруг оказался
Дородный мой сосед, Сергей Иваныч.
Он в полушубке, в валенках. Дрова
Вокруг него раскиданы по снегу.
Обеими руками, напрягаясь,
Тяжелый свой колун над головою
Заносит он, но — тук! тук! тук!— не гром,
Звучат удары: небо, снег и холод
Звук поглощают… “С праздником, сосед”.
“А, здравствуйте!” — Я тоже расставляю
Свои дрова. Он — тук! Я — тук! Но вскоре
Надоедает мне колоть, я выпрямляюсь
И говорю: “Постойте-ка минутку,
Как будто музыка?” Сергей Иваныч
Перестает работать, голову слегка
Приподымает, ничего не слышит,
Но слушает старательно… “Должно быть,
Вам показалось”,— говорит он.— “Что вы,
Да вы прислушайтесь. Так ясно слышно!”
Он слушает опять: “Ну, может быть —
Военного хоронят? Только что-то
Мне не слыхать”. Но я не унимаюсь:
“Помилуйте, теперь совсем уж ясно.
И музыка идет как будто сверху.
Виолончель… и арфы, может быть…
Вот хорошо играют! Не стучите!”
И бедный мой Сергей Иваныч снова
Перестает колоть. Он ничего не слышит,
Но мне мешать не хочет и досады
Старается не выказать. Забавно:
Стоит он посреди двора, боясь нарушить
Неслышную симфонию. И жалко
Мне, наконец, становится его.
Я объявляю: “Кончилось”.
Мы снова За топоры беремся.
Тук! Тук! Тук!..
А небо Такое же высокое, и так же
В нем ангелы пернатые сияют.

Вот он, подлинный дзен! Я вспомнил своего соседа по даче Олега. Крепкий, именно что «дородный» мужик, работает прорабом на стройках, в свободное время пьет водку и почти не пьянеет. И вот я представил: мы рубим вместе дрова, и я ему говорю: погоди, слышишь музыку? И внимательно гляжу в небо. Олег смотрит на меня как на умалишенного, пожимает плечами и начинает рубить дальше. Я опять призываю его остановиться, начиная руками дирижировать воображаемым оркестром, спрятанном где-то там высоко в небесах. А Олег, нахмурившись, удивленно замечает: «Да ты, брат, совсем допился! Белочка у тебя! Нет никакой музыки». Тут я перестаю дирижировать и смотрю на него с неподдельным сожалением, как на напрочь лишенного способности слышать. И говорю: «Ладно, руби дальше, раз не слышишь». Колун с треском падает на очередную чурку. (далее…)

Ошо

Ошо — наверное, самый популярный духовный учитель на планете. О нем слышали все, кто даже хотя бы слегка соприкасался с темами эзотерики и духовного поиска. Наследие Ошо огромно (монологи и диалоги, опубликованные в форме книг и видеозаписей, множество техник и практик, способствующих духовному прозрению и проч.). Информации о нем тоже много, в том числе и по-русски, и все это легко найти в интернете (например, см. «Автобиографию духовно неправильного мистика»). Поэтому не будем здесь слишком много времени тратить на это, а ограничимся лишь энциклопедическими данными. (далее…)

Джидду Кришнамурти

Джидду Кришнамурти можно назвать «учителем поневоле». Он родился в Индии в семье брахмана 12 мая 1895. Был восьмым ребенком в семье. В своих воспоминаниях Кришнамурти писал: «С самого детства мальчик был вот таким — ни одной мысли не посещало его разума. Он лишь наблюдал и слушал, и ничего более. Мысль с ее ассоциациями не возникала. Образов не появлялось. Он часто пробовал мыслить, но ни одной мысли не приходило». Учителя считали его умственно отсталым, а астрологи предрекали ему великое будущее. (далее…)

Пападжи

Шри Харилал. В.Л. Пунджа (более известный как Пападжи и Пунджаджи) — один из столпов адвайты XX века, ученик Раманы Махарши и учитель таких известных современных гуру, как Муджи и Гангаджи. Родился, по некоторым данным, 13 октября 1910 года в Западном Пенджабе (сейчас территория Пакистана) в семье браминов. С ранних лет имел необычные мистические переживания, в том числе переживал явления бога Кришны и стал его преданным. Когда вырос, вел нормальную социальную жизнь, женился, вырастил двух детей, служил в армии. Все это время он в тайне продолжал поддерживать контакт с Кришной и впал в своего рода зависимость от этих видений, желая, чтобы они никогда не прекращались. Он стал путешествовать по Индии в поисках мудреца, который бы способствовал этому. Однажды он повстречал саду, которому задал все тот же вопрос: «Можешь ли ты показать мне Бога? Если нет, то знаешь ли ты, кто может?» Саду сказал ему, что есть такой человек — Рамана Махарши, который живет в Тируваннамалае. (далее…)

Рамеш Балсекар

Одна из учениц Рамеша Балсекара, Лиза Кернз (которая сейчас тоже известна в качестве учителя адвайты) не так давно сказала: «Мой учитель Рамеш обладал очень сильным интеллектом». Возможно, это утверждение можно принять за отправную точку в попытке охарактеризовать специфику Рамеша Балсекара как гуру. Концептуальная дверь, через которую он выводит искателей Истины к Истине, на уровне ума выглядит очень логичной и обоснованной. Никакой мистики, метафизики и абстрактной философии. А только очевидная логика. Которая, однако, непременно должна перейти для ученика в личный опыт, иначе (будучи принятой только интеллектуально) так и останется еще одной концепцией на поверхности ума. Речь идет о концепции предопределенности всего, что происходит, и прямо вытекающего из этой концепции постулата о том, что в реальности не существует делателя, то есть некоего отдельного индивидуума, который что-то решал бы и совершал в соответствие с этими решениями какие-либо действия. (далее…)

bhagavan_sri_ramana_maharshi

В ходе одного из сатсангов Муджи (ученик ученика Раманы Махарши) сказал: «Когда есть большое желание постичь истину, иногда вместе с ним возникает страх. Многие из вас слышали о Рамане Махарши, который также известен как Мудрец Аруначалы. Он являлся воплощением чистой истины. Есть история о том, как один великий человек с Запада, Карл Юнг, который много говорил о Рамане Махарши и читал его книги, что-то чувствовал в словах Раманы и был глубоко влеком этими словами, отправился в Индию и достаточно близко подъехал к Тируваннамалаи, где жил этот мудрец. И знаете, что произошло? Он сбежал. У него была отличная возможность воочию увидеть этого великого мудреца, чьи слова он читал, восхищался ими. И я уверен, что это была одна из причин, по которым Карл Юнг отправился в Индию. Но когда возможность появилась, он сбежал. Может быть, он думал что-то вроде: если я встречу этого Махарши, я не смогу жить как прежде, быть великим Карлом Юнгом. Что-то в нем чувствовало угрозу. Не сердце. А что-то в уме. История говорит о том, что Карл Юнг так и не повстречался с Раманой Махарши. Что-то в нас напоминает Карла Юнга. Нас влечет истина, но есть и сопротивление. Этот страх не свойствен нам изначально, он никак не связан с нашей изначальной природой, он связан с нашими представлениями о себе, с тем, кем мы хотели бы быть. А это все не истина». (далее…)

Нисаргадатта Махарадж (далее…)

Сарасвати

В разделе журнала «Перемены» TV публикуются теперь не только музыкальные видео, но и видео с духовными учителями (сатсанги, интервью, фильмы об учителях). Несколько новых видео уже добавлены.

Даярам

Даярам – реализованный Мастер и духовный учитель, три последних года живущий в России, в городе Оренбурге. Его учение исходит из того же невыразимого измерения, что и учения других Мастеров из разных традиций, таких как адвайта, буддизм, дзен, даосизм, суфизм, христианство и т.д. Для многих духовно ищущих попасть в это измерение — заветная цель. Но, как говорит Даярам, невозможно входить в то, из чего ты не выходил.

Даярам артистичен и талантлив – поёт, играет на разных музыкальных инструментах, в т.ч. на медитативных бамбуковых флейтах, которые с древности изготавливались китайскими монахами для медитаций. Кстати говоря, флейты эти Даярам делает собственными руками. На него интересно смотреть, его интересно слушать. Его речь всегда оригинальна и полна эмоциональных переходов: сейчас он говорит тихо и спокойно, а через секунду может продекламировать что-то грохочущим голосом или разразиться громким, заливистым смехом. Если ты ученик Даярама, тебе придется быть всегда начеку, потому что этот Мастер не позволит тебе «спать». Для каждого у него свой «будильник», и он работает не хуже, чем легендарные палки дзенских мастеров.

Я сижу рядом с ним и чувствую неописуемую яркость восприятия, как будто кто-то включил тумблер осознанности на полную мощность. Его красивый голос энергично и ясно выражает каждое слово, и ты постепенно все глубже впадаешь в состояние «пространственности», из которой твое внимание больше не захватывается приходящими мыслями, и их интенсивность просто сводится к нулю.

Михаил Шива (М.Ш.): В так называемом духовном мире, среди духовно ищущих людей принято говорить об очень высоких вещах и состояниях, но создается ощущение, что после сатсангов и ретритов с просветленными мастерами, ищущие, возвращаясь в обыденность, часто как бы «откатываются назад». С чем это связано?

Даярам (Д.): Потому что не заложен фундамент. В любом дзен-монастыре существует традиция, согласно которой нельзя сразу впускать потенциального ученика на территорию монастыря. Тебе либо скажут, что нет мест, либо что сейчас не время для приема, либо просто не откроют. Так проверяется сила намерения. И даже если ты попадешь в монастырь, тебя не усадят сразу в дзадзен (медитация в традиции дзен, — М.Ш.), а пошлют мыть полы, обрабатывать сад, потом разрешат поучаствовать в ритуальных религиозных действах и т.п. А попасть к Мастеру-дзен на аудиенцию возможно только после прохождения всех этих этапов. Так отсеиваются неподготовленные к принятию истины ученики. Другими словами, если ты не имеешь основополагающей базы средней школы, то куда тебе в университет! (далее…)

  • Страница 6 из 6
  • <
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6