Обновления под рубрикой 'Путешествия':

Сегодня читаю вот это, того же автора, что и вчера. Если преодолевать без особого внимания особенно наркоманские и, в общем, оттого бессмысленные главы, то очень информативно.

Алиса познакомила Земляна со своими друзьями и пригласила в гости на настоящий чай. Она грациозно заваривала китайский чай по всем правилам искусства, раздавая крохотные чашечки ребятам, усевшимся вокруг на ковре. Все курили марихуану, играла спокойная музыка. Землян любовался новой знакомой, когда она, зажмурившись, словно довольная кошка, нюхала чай, наслаждаясь ароматом настоя, как будто растворяясь в нём, и ему казалось, что девушка светится неземной красотой, благостью. Молодым человеком тоже овладело мощное спокойствие, но не вялое, равнодушное, а, напротив, деятельное и радостное. Он понял, что влюбился. Друзья Алисы сначала весело подтрунивали над зажатым неловким чужаком, но, вызнав, кто привёл его на дискотеку, стали общаться уже серьёзнее, глубже. Было похоже, что все они хорошо знали и любили Волшебника. Поздним вечером ребята разошлись, а Землян остался на ночь, и, кажется, девушка была совсем не против, даже наоборот очень хотела пообщаться ещё. По стенам комнаты были развешаны крупные фотоснимки, на большей части которых — сделанные Алисой портреты близких друзей и бывших любовников. Некоторые персонажи очень заинтересовали, впечатлили Земляна, и он принялся расспрашивать автора подробнее об изображённых на этих фотографиях людях и обстоятельствах съёмки. Во-первых, несколько кадров изображали ещё юного красавца Волшебника, многими годами младше современного. Оказалось, что с ним у Алисы случился самый серьезный в жизни роман. Они познакомились на Большом Летнем Лесном Любовном Сходняке много лет назад, будучи ещё практически детьми, студентами первых курсов. Подружились и вместе отправились автостопом на море. Возникло сильное чувство, и они стали жить вместе. Зимой снимали квартиру на окраине, учились в институтах, играли вместе старую музыку, курили сладкую траву, часто и с удовольствием занимались любовью, общались с многочисленными друзьями… Алису в мужчинах более всего возбуждал ум, и Волшебник был крайне умён, невероятно красив, чист, искренен, а самое главное — Алису впечатляло идейное, концептуальное сходство их сознаний — совпадали не только интересы, яркий свободный образ жизни, мыслей, но и сами основы, аксиомы мироощущения и способа познания, восприятия. Алиса исповедовала очень простой, ясный, здравый подход к миру. Она не верила в Бога, богов, загробную жизнь и, вообще, ставила под сомнение любой чужой опыт, полагая, что на пути духовного поиска человек может с уверенностью опираться только на свой собственный материал. Превозносила ум и совершаемый им анализ как основной инструмент осознания, не отрицая при этом интуитивный способ, чувственное восприятие. Волшебника же очень интересовала спонтанность, необусловленность разума, свободного от любой рефлексии, он считал, что совершенную гармонию приносит только воплощённый хаос. Может быть, поэтому уже через год удивительно насыщенной совместной жизни однажды в палатке на Большом Летнем Лесном Любовном Сходняке Волшебник внезапно предложил Алисе: «Давай расстанемся!» С детства одним из самых тяжёлых комплексов девушки являлось сильное недовольство своей внешностью. Она даже закрашивала шариковой ручкой своё лицо на фотографиях в домашних фотоальбомах. Неправильные черты лица, необычная фигура, придававшие образу уникальность, заставляли ребёнка воображать свою ущербность. Считавшая себя дурнушкой Алиса очень сильно привязалась к независимому, эгоистичному и к тому же схожему с Аполлоном Волшебнику, всё время, пока он был рядом, очень страшилась потерять, а когда это действительно произошло, ещё долго тосковала, испытывая эмоциональную боль. Они не раз потом снова встречались на квартирах друзей, концертах, фестивалях, в чудесных местах, на любовных сходняках на родине и даже за рубежом. И было ясно, что по-прежнему никто не смог впечатлить, вдохновить Алису более Волшебника ни как мужчина, ни как духовный единомышленник. Молодого человека тоже тянуло к девушке. Она была его первой женщиной, близким другом, хорошо понимала. Он оставил её ради нового и разнообразного опыта, но никогда потом не мог достичь той же глубины. Проведя какое-то время вместе, эти двое вновь расходились каждый своей дорогой. Оба посетили Индию. При этом Алиса, в отличие от большинства современных паломников, совсем не искала какого-то религиозного, мистического, философского откровения. Её, например, очень интересовали старые бродяги и музыканты, всегда отлично себя чувствовавшие в древней стране. Ей было интересно, как сейчас себя ощущают и что теперь думают о жизни пионеры первопроходцы, давным-давно отправившиеся в то увлекательное путешествие, которое для неё только начиналось. И девушке повезло. В неё отчаянно, горячо влюбился один старый хиппи – весёлый, страстный испанец Педро, великолепный музыкант, раздающий настоящее мифическое легендарное ЛСД на Пляже. Он клялся, что никогда не встречал никого красивее, интереснее Алисы, содержал её, предоставляя при этом полную свободу действий. Но она не любила взаимно. смущало старое тело, и то, что Она так и не смогла понять, почему вместо того, чтобы, например, преподавать технику фламенко, играть музыку, принося и себе, и остальным несомненную пользу, новый приятель так вдохновенно занимался какими-то во многом спорными, тёмными делами. С другой стороны, Алису восхищала сила духа Педро, бескомпромиссная, неутомимая решимость жить так, как ему самому на самом деле этого хочется, и то, что у его ума, души и формы всегда был один единственный властелин — любовь в сердце. Однажды девушка приняла знаменитый препарат. Это случилось на закате у моря, в правильном месте и в нужное время, с грамотными, чудесными людьми, и всё было так, как должно быть, как бывает лишь однажды, без отвлекающих, вводящих в новые заблуждения галлюцинаций, видений, мистических прозрений. Был лишь ночной пляж и великая вода перед ним, пронзительные звёзды и луна в небе — Алиса на собственном опыте познала изначальную, вечную гармонию мира, жизни и всех проявлений, почувствовала единство, свет и любовь, скрытые в ней самой и во всём сущем. Переживание было таким чистым, настоящим, свободным от любых умозрительных, иллюзорных концепций, представлений, образов, было настолько проще и в тоже время глубже, чем любые игры ума и чувственной психики, что казалось самой сутью, истиной — оно осталось в душе навсегда как одно из самых ценных внутренних сокровищ, органично вписавшись в незамысловатую метафизику… Хозяйка в явном смущении прервала долгий рассказ, порывисто взяла гитару, принялась скрупулезно настраивать, потом запела. Землян всё время курил, пока слушал историю девушки, и вместительная пепельница оказалась переполнена окурками. Алиса исполнила несколько песен о любви и ушла в ванную принять душ. Герой понимал, к чему всё идёт, и переживал из-за своих потаённых проблем, его беспокоил страх перед совокуплением. Комплексы давно уже вызвали психосоматические эффекты, последствия — он часто слишком быстро кончал, что в свою очередь опять усугубляло ситуацию, и так далее по замкнутому кругу. Он боялся, что не сможет удовлетворить девушку, произвести на неё необходимое впечатление как сексуальный партнёр, что, занявшись с ней любовью, он, возможно, передаст ей некую тяжёлую смертельную болезнь…

— У меня проблемы с сексом! — смог выдавить Землян, когда влажная, благоухающая после душа, нагая Алиса, прикрытая только лишь полотенцем, вернулась в комнату, сразу выключила верхний свет и подошла вплотную, близко-близко.

— У многих с ним проблемы. А что такое?

— Иногда я слишком быстро кончаю… — молодой человек криво, неловко ухмыльнулся в замешательстве. С Алисы слетело полотенце, и Земляну невыносимо жгуче захотелось прикоснуться к её коже, обнять, прижаться, поцеловать.

— Ничего страшного, я вот кончаю очень редко… — девушка притянула юношу за плечи. Они немедленно принялись жадно, смачно целоваться, густо ласкать друг друга, туго сплетясь, сцепившись, упав на диван, и герой лишился возможности совершать дальнейшие признания. Его половой член совсем жёстко, отменно напрягся и через несколько минут уже легко вошёл в заветное, вожделенное, ждущее, готовое лоно девушки. Испытывая безудержную похоть, Землян двигался порывисто, агрессивно, мощно, хлёстко, почти сразу же ощутив неминуемое приближение ненавистной и одновременно желанной разрядки. Вместе с волной огорчения, злости на самого себя Землян бурно со стонами кончил, затих, вытащил член и виновато трагично произнёс: «Ну вот! Прости! Как всегда!». Неуклюже откинулся с подруги, прилёг рядом.

— Не переживай, мне понравилось, честно, на самом деле, ты такой… чувственный… так ярко кончаешь, это было очень приятно… — уловив досаду любовника, Алиса не переставала нежно, осторожно, ненавязчиво трогать, гладить, изучать его тело — ладонь наткнулась на по-прежнему прямой твёрдый член: «А почему он всё ещё стоит? Впервые такое… Наверное, мы можем продолжить? Ты ведь хочешь?»

— Конечно, конечно хочу. Ты удивительная, необычная, ни на кого не похожа… Очень сильно меня возбуждаешь — как никто никогда раньше… — Землян действительно переживал воодушевление из-за того, что любовница не отвергла его сразу после первой неудачи. С другой стороны, в течение вечера он начал подозревать потрясающую, подкупающую искренность, откровенность в этой девушке, и теперь поспешил снова овладеть ей, но действовал уже спокойнее, ровнее, сосредоточенней. Через пятнадцать минут Алиса застонала в экстазе.

— Я же не красивая?!. — игриво произнесла девушка, немного успокоившись, крепко прижавшись к тяжело дышащему, сопящему Земляну.

— Не видел ничего красивее твоих глаз…

И они ласкали, целовали, любили друг друга ещё долго, всю оставшуюся ночь, через рассвет и до самого позднего утра. Засыпая совсем измождённая в объятиях на груди молодого человека, Алиса томно прошептала: «Я ни с кем не кончала в первую же ночь. Мне было очень хорошо сегодня. Ты мне нравишься — хочется доверять тебе, и чтобы ты полностью доверял мне…» Почувствовав тесную, щекотливую, тёплую радость, надежду где-то в солнечном сплетении под рёбрами, Землян устало, но довольно улыбнулся и провалился в сон.

Сон. Студенческая экспедиция разбивает палаточный лагерь в грязном лесу на берегу извилистой, глубиной по пояс речки. Потные, подвыпившие юноши лихо колют дрова, играют в мяч, громко изящно-многосложно матерятся, орут, спорят, поют под гитару. Хохочущие, визжащие, некрасивые, грубые девушки в купальниках. Запахи дыма, речной воды, шашлыков. Кто-то долго, задорно трахается в палатке. Землян тоже здесь, со скучающим видом сидит на полене у огня, лениво вороша угли костровой палкой, поддерживая пламя. Шумная компания уходит к речке, и Землян остаётся один в быстро густеющих сумерках. Звуки пощелкивающего, потрескивающего костра, шорох, шелест, шёпот травы, леса, крики, смех, шлепки у воды, усталые шевеления, бормотания в палатке, монотонное жужжание, жжение насекомых, лёгкие шаги, движение в кустах, и к огню со стороны деревьев выходит лёгкая, прозрачная Алиса: “Здравствуй! Хочешь, пойдём прогуляемся, у меня здесь дом неподалёку в посёлке, покажу?” — берёт ошалелого Земляна за руку и ведёт по еле различимой тропинке в высокой влажной траве, прочь от пламени, палаток, к тёмной массе леса, в сонные прелые сладострастные сумерки. Пара входит в хмурый призрачный лес, становится совсем темно, тихо, и только узкая тропка слабо отсвечивает под ногами, ныряет в мох, пролазит под множеством поваленных стволов и внезапно теряется в обступившем путников со всех сторон болоте. Понимая, что скоро совсем стемнеет, Землян начинает метаться в поисках верного пути, с хрустом ломает сушняк, спотыкается. Неожиданно метрах в двадцати перед собой замечает нечто, заставляющее испытать совершенно животный ужас. Его прошибает нервным током, и он замирает, не в силах пошевелиться, словно загнанная в угол мышь перед неминуемой смертью. Но тут же переводит дух, присмотревшись — это всего лишь гигантский корень упавшей сосны. “Видел Стража?” — шепчет вынырнувшая откуда-то сбоку из мягкой мохнатой темноты Алиса, хихикает, снова нежно берёт Земляна за руку, тянет, и всего через несколько шагов они оказываются на потерянной тропинке. “Пойдём, милый!” — она влечёт Земляна дальше, а сверху сквозь кроны сосен и елей начинают подмигивать первые звёзды, ветки царапают лицо, корни цепляются за ноги, но по прошествии неопределённого, смазанного времени лес расступается, открывая заваленную деревьями вырубку, а тропа превращается в развороченную гусеницами трактора, хлюпающую влажной земляной чачей, месивом колею. По ней путники выходят на опушку к полю и бледному прозрачному месяцу над ним. Землян делает несколько шагов и, поскользнувшись на очередном горбе, ухабе, нелепо размахивая руками, кувыркаясь, падает в большую, вытянутую лодочкой, грязную лужу на дне колеи. Лужа оказывается неожиданно глубокой, вязкой, скрывает Земляна почти целиком и продолжает, хищно чавкая, утробно урча, засасывать затягивать беднягу в себя. Земля по краям похожей на огромное влагалище лужи вздымается, морщится, поглощая мычащего, тянущего наверх руки Земляна. Алиса с криком: “Нет, отдай его мне! Отдай немедленно!” подбежав к земляной пизде, хватает Земляна за руки и вытягивает его.

— Что это было? — спрашивает неудачник, пытаясь как-то отряхнуться, оттереть грязь с лица поданным Алисой платком.

— Наверное, Мать не хотела отпускать тебя со мной, пойдём, уже скоро…

Тревожно, настойчиво, истошно, долго верещал дешевый мобильник Земляна. Герой недовольно, нехотя продрал глаза, протянул руку и испытал противоречивые чувства, разобрав имя на экранчике — с одной стороны обрадовался тому, что, наконец, объявился потерявшийся на дискотеке товарищ, но с другой — смутился, сразу вспомнив рассказанное накануне Алисой… Принял вызов и услышал деловито, нехарактерно напряжённый, торопливый голос Волшебника: «Здарова, братуха. Прости, что так неожиданно пропал с вечеринки. У меня возникли проблемы, и стало не до танцев. Я встретил там людей — своих коллег, от которых узнал много интересного, а кое-кого вообще не встретил – понимаешь, о чём говорю? Всё очень серьёзно. Меня ищут. Мне необходимо исчезнуть, затаиться на некоторое время…»

— Подожди. Давай по порядку. Что случилось? Кто тебя ищет? — Землян не выспался и с трудом соображал.

— Не уверен, что мы можем так свободно разговаривать по этой штуковине — есть вероятность, что мой номер слушают. Хочешь увидеться на прощание, поболтать и опять многое узнать об этой непростой жизни — через два часа на том же месте, где и в прошлый раз. Не опаздывай.

— Хорошо, я обязательно приеду, — герой не очень хорошо понимал, что происходит, было любопытно разобраться.

— Да, кстати. Мне тут насплетничали о том, что ты подружился с Алисой. Молодец. В самую десяточку — очень крутая тётя, — интонации Волшебника смягчились. – Всё, давай, не тормози, буду тебя ждать.

— Давай, пока. — Землян выключил телефон и огляделся — он был один в комнате, под одеялом на чудовищно смятой, взорванной простыне. Поднялся, натянул штаны, майку, пропутешествовал в кухню. Заметил на столе записку: «Побежала работать. Еда в холодильнике, ключи у зеркала в прихожей. Если что, звони» и номер сотового. Герой тщательно, с наслаждением принял душ, припоминая ночные события, сварил в медной турке ароматный кофе с корицей, поджарил яичницу-глазунью из трёх яиц, позавтракал, выкурил одну за другой четыре сигареты, одел стильные солнцезащитные очки, натянул грязные кеды и вышел в весну.

Ребята встретились и засели в тёмном уютном закутке ближайшего недорого кафе, взяв по кружке пива. Волшебник накрошил под столом гашиша в трубочку и передал Земляну со словами: «Вот затянись сперва, чтобы лучше думалось. А ещё я теперь всегда делаю вот так…», — вытащил из кармана мобильный, затем изъял из аппарата сим-карту и аккумулятор: «На днях бойцы Государственной Службы Психогенетического Контроля забрали сразу нескольких моих близких друзей и коллег. Я следующий на очереди. Похоже, что уже долгое время прослушиваются многие наши телефоны…»

— Знаешь, я до сих пор достаточно плохо представляю себе то, чем вы все занимаетесь…

— Радуемся жизни сами и даже иногда помогаем радоваться другим. А если серьёзно — случившиеся однажды много лет назад знакомства с некоторыми чудесными людьми, последовавшие за этим поездки на Большие Летние Лесные Любовные Сходняки и, в конце концов, пребывание в Индии поставило крест на начавшейся было успешной карьере программиста. Намного интересней, чем ковыряться в машинных кодах, скупых сухих скучных компьютерных символах, большую часть времени общаясь с железякой, оказалось изучать и возможно менять в лучшую сторону себя, своё сознание, психику, тесно взаимодействуя с различными, разнообразными аспектами реальности, например, занимаясь творчеством, путешествуя, — Волшебник распалялся всё сильнее, словно лихой проповедник, голос становился всё глуше, жестче, иногда рассказчик с опаской оглядывался по сторонам, присматриваясь к немногочисленным посетителям мрачного бара, бросая взгляды за тусклое, пыльное стекло окна на улицу. — А после того как такие простые чудеса начинают происходить с тобой, внутри тебя, естественным образом проявляется желание поделиться этими знаниями, методами, возможностями с остальными, со всеми, кто готов воспринять… Но, к сожалению, мы сейчас существуем в мире, основным принципом которого всё очевиднее становится Пустая Форма, и искусственная среда жёстко негативно форматирует человека, его сознание с самого рождения, на что направленно устройство общества, всех его социальных институтов, механизмов. Истинная свобода порицается и так или иначе подавляется, ассимилируется, профанируется. Пагубными, недопустимыми объявляются любые движения, тенденции к раскрепощению. История соткана из подобных примеров… Такое ощущение, что современная официальная философия призвана уничтожить, выхолостить саму настоящую суть человека, его живой дух…

— И что же? Ты считаешь возможным что-либо изменить?

— Во всяком случае, для себя — да, в своей голове, в своей жизни. Стоит попытаться, попробовать. Я хорошо понимаю, что вся наша деятельность ничтожна в глобальном масштабе. Оглянись, посмотри вокруг — на улице, в метро, включи телевизор… В большинстве случаев ты видишь замороченных, запуганных, почти уже бездушных, обезличенных роботов, кукол. Корпорации учат тебя — не надо много думать, осознавать, не стоит чувствовать, переживать лишнее — потребляй и подчиняйся, функционируй… Но есть и те, кого не удовлетворяет такое положение дел, такая скудная примитивная идеология. Мы ищем друг друга в толпе, находим, влюбляемся, уходим в леса, чтобы нашей свободе, любви не мешали…

— Я нашёл Алису, — наконец решился перебить поделиться своим счастьем Землян. — Это самая замечательная находка, самое важное открытие в моей жизни по сей день. Ночью был у неё.

— Рад за вас. Как тебе она, хороша? — хитро хищно прищурился Волшебник. — Вскрыла, вылечила тебя?

— Да, почти уже вылечила. Мне действительно показалось, что она раскрепощает меня, спасает намного лучше, проще, естественней твоей сумасшедшей кислоты, — скромно ответил Землян.

— Подозреваю, что без кислоты ты не разглядел бы Алису так легко, однозначно. Это самое правильное, дельное применение веществ данной группы — танцевать до упаду, чтобы вышли лишние энергии, напряжения, блоки, зажимы, а потом честно, искренне, глубоко по душам с кем-нибудь обо всём поговорить. Ну а хороший секс как итог сессии — вообще идеальный предельный результат. Говорю же, ты — настоящий молодец, сдал экзамен на «отлично». И выглядишь намного лучше, спокойнее, уверенней.

— А где ты собираешься прятаться, скрываться? Нужна какая-нибудь помощь?

— Найдётся несколько чистых, нетронутых цифрой и механизмами мест. Средства у меня пока имеются, верные друзья, опыт и фантазия тоже.

Собеседники допили пиво, затушили сигареты и вышли под рваный острый ветер на шумный проспект. Обнялись.

— Спасибо, — уныло прошептал Землян.

— Увидимся на море, — бодро воскликнул Волшебник. продолжение

Вчера ночью

Перед сном у меня заболел живот. Я легла и стала медитировать, пытаясь снять боль по одной специальной методике. Вообще, я боюсь медитировать перед сном, потому что после этого мне снятся очень странные сны. Так случилось и в этот раз. Я медитировала и уснула. И мне приснилось, что у кровати у моих ног что-то стало шипеть. Я никак не могла посмотреть туда, чтобы увидеть, что это там шипит. Оно начало стаскивать с меня одеяло. Мне было очень страшно — именно звуки, которые издавало это существо, были ужасными. Я хотела позвать на помощь, но никого рядом не было… Интуитивно я понимала, что нельзя бояться, иначе меня убьют, ну или по крайней мере произойдет что-то плохое. Так изо всех сил я пыталась не бояться и проснулась.

Проснувшись, я услышала электронный голос, говоривший с искажениями, так, что можно было разобрать только «ВЫ ПЕРЕШЛИ НА ВТОРОЙ УРОВЕНЬ». Я попыталась понять, откуда исходит голос. Мне снова стало очень страшно, потому что я опять стала понимать, что это что-то неземное. Я понимала, что это не та реальность, к которой мы все привыкли. И тут я снова проснулась.

Когда я опять проснулась, я почувствовала странные ощущения в своем теле. Как будто оно расширяется и как-то двигается. В некоторых местах оно было тяжелым, а в других — легким. Как будто я состояла из фрагментов, как мозаика. Хотя при этом вполне чувствовала себя единым целым.

Все это я ощущала как некий мистический опыт, а не просто так…

В какой-то момент я почувствовала большой прилив энергии и взлетела. Но очень нелепо и неуклюже. Как-то только одной частью, как будто боком. Мне снова было страшно, но я старалась побороть этот страх, потому что в то же время было очень интересно. Я пыталась летать, но не отталкиваясь от земли, а находясь уже как бы в состоянии невесомости.

Я стала летать по квартире. А дальше я не помню.

Проснулась я уже утром, все было как всегда.

Сегодня мне человек, у которого я покупал рюкзак для предстоящей поездки, заявил, что читатели сайта Peremeny.ru — это такие люди, для которых бренд важнее, чем качество. Он, мол, привык иметь дело с теми, кто исповедует «спортивный туризм, еще в советском понимании этого слова», а люди, которые читают «Перемены» — это публика поверхностная, и путешествия для них это не так уж серьезно…

Я удивился и возражал ему, что нет, напротив, посетителям нашего сайта нечто настоящее куда важнее, чем искусственно раздутый мыльный пузырь. А потом понял, что он в каком-то смысле прав. Бренды — это чистые идеи, идеальные мифы, которые гораздо красивее любой настоящей «качественной» реальности. А на сайте Peremeny.ru «чистые миры» транслируют себя намного сильнее, чем «конкретные» вещи, такие, как еда, одежда, километры, вес и прочее.

По большому счету, спортивный туризм — это ведь очень конкретная вещь: «мы идем столько-то километров на вершину такой-то горы, которая столько-то метров над уровнем моря, вот в этой точке мы переночуем в палатках, а утром снова в путь. Придем на вершину, поставим там флажок, сфотографируемся, и назад». Ничего эфемерного. Четкий маршрут, определенная категория сложности. Для меня же путешествия, напротив, были всегда чем-то непредсказуемым и поэтичным, и как только мне приходилось думать о ценах, визах, отелях и прочей конкретике, я сразу терял интерес… Именно поэтому в разделе «Трипы» нет этих бытовых путеводительских данных, ну или почти нету… И по этой же причине я ненавижу готовиться к путешествиям — вычитывать «полезную информацию» в скучнейших детальных туристических отчетах, скурпулезно планировать сколько денег нужно взять с собой и в каком отеле остановиться… Хотя все же иногда это делать приходится.

Все это относится не только к путешествиям, но и ко всему остальному. На днях одна знакомая говорит мне: «Глеб, ты читал, что на Камчатке гейзеры засыпало? Меня так шокировало это!» А я ответил примерно вот что: «Я новости вообще стараюсь не читать. И вообще в интернете очень осторожно веду себя — стараюсь ни на какие сайты, кроме Peremeny.ru, не заходить, чтобы не прочитать ненароком что-нибудь неприятное и ненужное. Я собственно для этого и сделал Peremeny.ru, чтобы мне было что читать в интернете. И чтобы было что читать тем, кому по воле судьбы приходится ежедневно много времени проводить в сети. Ведь в Интернете столько всякой ерунды и мусора, что можно утонуть… А вот есть теперь один единственный сайт, который я могу открыть в любой момент и узнать там действительно важные и нужные мне вещи, не опасаясь, что мне там будут промывать мозг гейзерами, преемниками и прочими расчлененными ставропольскими младенцами».

Продолжение следует…

Скалы. Леса. Солнце. Встреча рассвета.

Я не раз бывал заграницей, но такого кайфа от путешествия я не испытывал давно. А этим летом я пересмотрел свои взгляды на поездки.

Этим летом мне довелось пройти по стопам Ермака, сплавиться по реке Чусовая (Свердловская обл-ть). Лондон, Майами- это конечно хорошо.. но.. тут лучше.

Спокойнее. Интереснее. Тут душа по-другому воспринимает окружающее.

(далее…)

Е.Н. Молодцова

Я готовлюсь к поездке в Индию и Тибет, которую мы планируем начать через месяц, и читаю книги, так или иначе связанные с этой предстоящей поездкой. Сегодня закончил чтение книги Елены Николаевны Молодцовой «Тибет. Сияние Пустоты». Книгу эту всячески рекомендую, если найдете, прочитать. В ней дан достаточно подробный свод истории и теории буддизма, религии БОН (той, которая существовала в Тибете до прихода туда буддизма) и описания различных мистических практик, ритуалов и медитаций. При этом все изложено до того простым и внятным языком, что читается очень легко и быстро — даже мной, подлинным профаном в обозначенных областях. А главное — в иных местах книга эта излучает не просто информацию, но Знание, и хотя автор явно все излагает с научных позиций, совершенно ясно, что она действительно верит в полную реальность и безусловную действенность описываемых практик.

Цитата (речь идет о «медитации параллельно смерти», во время которой, как и во время других тантрических медитаций, активно применяется техника визуализации):

Естественным образом возникает вопрос: а всякие голубые столбы, лотосово-лунные троны и прочее — это реальность или воображение? Но здесь дело в том, что все процессы идут как бы в воображении, стимулируя реальные изменения, точнее, приравниваясь к реальности. Все на свете, с точки зрения тантр, существует лишь в нашем воображении. Поэтому, когда Калачакратантра в изложении очень высокого современного ламы рекомендует начать день с принесения жертв на свой алтарь, здесь не дифференцируется реальное и воображаемое жертвоприношение. Человек может принести в жертву как материальные вещи, так и вещи воображаемые, не менее ценные, чем реальные, если, конечно, он способен визуализировать прекрасные вещи. Можно принести в жертву увиденные огни ночного города или, гуляя по парку, предложить в жертву все его красоты. Необходимо знать, что даже лама не обладает истинным или внутренне присущим существованием. Фактически сила воображения превосходит силу реальности, и созданные визуализацией вещи не менее, если не более реальны и действенны, чем те, что мы привыкли считать реально существующими.

touristguyqdp3.jpg

Фотография якобы снята на самом верху одной из Башен-близнецов в момент атаки арабского камикадзе 11 сентября 2001 года. Турист фотографируется на фоне городской панорамы. Сохранилась в фотоаппарате, найденном спасателями в обломках всемирного торгового центра. Даже если это фэйк, все равно сильно — ведь такое вполне могло бы происходить…

Последний великий русский писатель Даня Шеповалов уехал в Индию и стал служителем индуистского культа Субраманьи в штате Керала.

img_1218-copy.jpg

Это происходит каждые две недели в субботу ночью в семидесяти четырёх городах СНГ. Игра начинается в десять вечера и заканчивается в семь утра. У вас должен быть фонарь. Вы должны уметь решать головоломки. Вы должны быть готовы сильно испачкаться или порвать одежду. Вы должны быть готовы залезть в подвал заброшенного дома, в узкую трубу, в коллектор, на опору моста… Вы должны быть готовы к встрече с агентами. Если вы водитель, вы должны быть готовы ехать очень быстро. И главное, вы должны быть готовы к коду опасности 3+.

Играют не больше 10 команд. В каждой команде достаточное количество машин. В каждой команде достаточное количество людей в штабе. То есть тех, кто сидят за компьютерами, подключенными к Интернету. Они общаются с организаторами. Они решают задания. За ночь команда должна решить 10 заданий. На каждое даётся полтора часа. Ровно в 10 вечера приходит первое задание, через полчаса первая подсказка, ещё через полчаса вторая. Ваша задача – первым найти код.

Первый раз мы играли в Нижнем Новгороде. Первое задание было таким: Маньяк (алкоголик, разумеется), переживая в 10ый раз приступ болезни, порубил на кусочки 39 невинных жертв, благо морг и онгар были недалеко.

Через слово онгар – немедленно отгадывалась улица Чонгараская. Дом 39. Рядом недостроенный морг около 10-ой больницы.

Морг был жуткой грудой бетонных блоков. Сквозь узкую щель можно просочиться внутрь. Открывается бесконечный лабиринт залов. Липкие стены, с потолка гулко капает вода. Фонарь разбрасывает по полу дрожащие жёлтые кружки света. В них появилось и исчезло красное ватное одеяло, шинель, тряпки… Думаю, подобные места посещал в Зоне Сталкер. В самых немыслимых закутах и выемках в стене мелко-мелко чёрным маркером написаны бонусные коды …. Они дают дополнительные 5 минут. Но нужно найти главный код. Он отправляется организаторам. Организаторы немедленно высылают следующие задание. Я брела по коридору, воды было по щиколотку, что-то холодное начало сочиться мне за шиворот. Вдруг мой кружок света стал выцветать. Он истончился, дрогнул и исчез. Я осталась в темноте. У меня погас фонарь. Код мы не нашли.

Следующие задание было: 60 30 10 60 30 02 – писал непонятные цифры человек в оранжевой жилетке, бурно отметивший накануне, 5го мая, именины. Пахло от него не очень хорошо.

Цифры – это индексы. По ним вычисляются несколько улиц. У кого там именины 5-го мая? Клим… Улица Клима Ворошилова. Пахло… Улица Николая Пахомова. Они пересекаются. Рядом железная дорога – люди в оранжевых жилетках.

Громада десятиэтажного недостроенного дома. Нет окон, дверей, некоторых стен. У входа огромные буквы DZR. Значит это то место. Код искать нужно здесь. У лестницы нет перил, её даже не ограничивают стены. Хрупкой каменной спиралью она уходит в тёмное небо. По ней мы забрались на третий этаж. Стол – люди пьют из пластиковых стаканчиков. Это агенты. Маша осталась с ними играть в шашки. Выигрывать бонусные минуты. Я полезла выше. Пустые шахты лифтов. Светишь вниз фонарём, а свет упирается только в густую темноту. Потом нужно было лезть на крышу. Оттуда был виден сверкающий город, и скрипящие суставами поезда. На единственной уцелевшей от чердака стене была нарисована схема, где именно в доме написан код. Пришлось долго бегать по висящей в воздухе лестнице, чтобы отсчитать 7-ой этаж.

Дальше: 56 градусов, 19 минут, 10,73 секунды; 43 градуса, 54 минуты, 20,23 секунды. Корзину возьмите.

Ясно – это GPS- координаты. На месте мигает аварийкой девятка. В её багажник залазят два парня. Подъезжаем, они дают нам бумажку. На ней написано: «Помните игру электроника? Как волк ловил яйца? Ловите!»
Они поехали, мы за ними. Парни из багажника начали швырять нам яйца. Мы пытаемся ловить их корзиной. Наша машина рычит и визжит тормозами. Водитель матерится. Девятка ускоряется. Парни в багажнике ржут. Мы тоже. Мы всё-таки поймали корзиной одно яйцо и получили код.

Потом мы угадали только со второй подсказки: «Как сейчас помню: гуляем мы с сыном в 54-м в Пхеньяне по площади имени меня…»

Дом 54, по улице Кима. Это брошенный деревенский дом. В кружке фонаря – ветхая игрушка блестит носом-пуговицей, в шкафу на вешалке – интимно качаются тренировочные штаны, на диване простынь – как будто только что постелили, маленькое окошко с одной занавеской, сухим когтем скрючился цветок в горшке. Бросаются под ноги и оглушительно гремят кастрюли. Со ржавым визгом открываю одну из дверей. Земляной пол, в нём яма. Пол и яма заросли чем-то жёстким, колючим. Не то трава, не то палки. Фонарь брызнул по ним светом – они сразу стали белыми, мерцающими. Код мы нашли на печной заслонке.

Красивее всего было на улице Гоголя дом 20. Если зайти с чёрного хода, там несколько комнаток. Обои смешные, радужные. Ярко-розовые и зелёные. Весёлые люди жили. В туалете журчит бачок с длинной узкой ржавой шеей-трубой. Кафель почти нигде не осыпался. Я зашла. Свет фонаря скользнул вниз и вдруг роем веснушек закружился в темноте. На полу лежала ледяная глыба. Прозрачная, с выгнутой лебединой шеей, с кружевной вытаявшей кромкой. Свет ударялся в неё и отскакивал в темноту малюсенькими сверкающими, холодными иглами. Я стояла в вихре этих игл и ни о чём не думала.

Потом мы были в разрушенной военной части. Там к коду вела одинокая балка в 7-ми метрах над землей. Потом мы играли в Москве. Видели, как красное солнце поднимается над старой станцией метро Ленинские горы. Заняли второе место. И были награждены конвертиком с деньгами.
В Москве в первой лиге всего пять команд. В общем, место есть.

Сайт Игры Dozor: www.dzzzr.ru

№ 7

Каким образом занесло в этот мир, не помню. Нас было трое, мы ехали в сторону огромной пустыни на огромных верблюдах с клювами-присосками. Позади нас грохотал невероятной силы водопад, он был очень высоким и простирался от горизонта до горизонта. Здесь заканчивался оазис, и начиналась пустыня, мы ехали в пустыню. Тут же за нами началась погоня. Он выехал из оазиса, и приближался всё быстрее и быстрее. Он сидел на огромном, с пятиэтажный дом, слоне-броненосце. С одним (метров 10) окровавленным бивнем. В результате долгой погони (я её не помню) мы спрятались от него в какой-то огромной комнате с уступами. До этого мы долго бездельничали в этом секторе, смотрели по телевизору какое-то дурацкое местное шоу и пробовали самостоятельно переместиться. Посередине комнаты стоял куб. Я забрался в угол на потолке, чтобы он не достал меня своим копьём. И тут он сказал:

– Равновесие установлено.
И ушёл. Я начал слезать и коснулся ногой куба. Мгновенно в комнату влетел стражник. Что-то пробормотал про равновесие пространства (видимо, мы своим появлением нарушали равновесие этого сектора, а когда я спрятался , — оно восстановилось). Я ему говорю:

– Как нам уйти отсюда?
— Очень просто. Сказал он.

Он нажал на еле заметный квадрат в полу, куб отъехал в сторону, и из пола выехало устройство, что-то среднее между банкоматом и игровым устройством. Он что-то там нажал для перемещения. Мои компаньоны не захотели продолжать путешествовать по мирам и захотели в свой сектор. А я взял краски, ещё какую-то ерунду и залез в коробку для перемещений, со сторонами 2,5 на 2,5 метра. Там ещё лежал какой-то хлам, коробки какие-то. Ничего не изменилось, но я понял, что нахожусь уже в другом мире. Я вылез из коробки и очутился на вокзале. Огромный зал, залитый золотым светом с золотыми витыми колоннами, мраморным полом и неизвестными растениями. Очень красивое зрелище.

P.S.

Когда мы были в комнате с кубом, там был ещё компьютер. О нём хочу рассказать поподробнее. Винда, как я понял, работала, непрерывно с мыслями человека, мои приятели не смогли в ней что-либо понять. Вместо одного курсора там их было штук шесть и все разные. При движении мышкой, движении курсоров – хаотичные, не подчиняющееся логике. Возможно, через мышь осуществлялась связь компьютера с биоритмами существа. (Только сейчас я подумал, что, возможно, такая система разработана для существ, которые могут одновременно и целенаправленно мыслить сразу о многих вещах.) Главное чётко знать и хотеть, что вам нужно, и компьютер сам всё сделает. Хорошая штука, навороченная. Я довольно хорошо им овладел. (Ну ладно, я только сумел войти в систему…)

P.S.S

Как только я переменил своё отношение к преследователю, он тут же превратился из врага в друга и помощника.

«Я выпустил не так давно пластинку, которая называется “Алиса в стране чудес”. Это два диска, два гиганта больших, в которых 26 моих песен и музыкальных номеров. Я написал и текст, и музыку, и некоторые из них даже сам исполняю, из этих песен. Они интересны, я думаю, не только детям (хотя дети их обожают), а и взрослым», — так высказался в 1976 году Владимир Высоцкий по поводу легендарной пластинки, вышедшей тогда на фирме «Мелодия» — «Алиса в стране чудес». Это была, наверное, лучшая «детская» пластинка, когда-либо выпущенная в Советском Союзе. В ней не было глупого местечкового абсурда, как например в сказке «Али-баба и 40 разбойников». Она вообще была не пошлая ни чуть. Наоборот — это было такое окно в психоделическую реальность, которое вдруг как-то нечаянно раскрылось под видом детской пластинки…

Скачать mp3 (83 мб)

выходные данные и статья о сказке

сеанс аюрведы

Новый Большой Трип называется «Вишну в Гокарне». Трип очень большой и весьма загадочный, и в нем, помимо фотографий и текста, много звуков (желтые мегафончики над фотографиями). Гокарна считается одним из самых святых уголков в Южной Индии. Здесь повсюду стоят небольшие храмы и алтари Шивы и Вишну, и все жители очень религиозны… Действительно, ощущается здесь что-то такое, от чего кажется, что вот-вот произойдет событие из ряда вон выходящее. Итак, Индия, Гоа-Карнатака (Вагатор-Гокарна), Фото: Глеб Давыдов, mo, jazzz, текст: Глеб Давыдов. Открыть трип!

Колонки, Места Силы: Олег Давыдов опубликовал новое место силы — Семьдесят седьмое – Исток Дона. Цитата: «Особенность русских сюжетов в том, что в них, так или иначе, присутствуют властные болваны, предназначение которых – изводить людей и другие природные ресурсы на строительства всякого рода каналов. Каналы – это, так сказать, национальная архетипика». Открыть Место Силы!

Лабиринт: новая комната — «Зёрна шума», это фотопроект человека, скрывшегося под никнеймом Кай. Цитата: «Информационные плевелы организмом не усваиваются. Не превращаются ни в витамины, ни в минералы. Просто трэш, мусор, белый шум. Noise». Открыть!

Добавлен новый прогноз Олега Доброчеева. Цитата: «Именно в такие периоды весны пишутся «апрельские тезисы» и запускаются первые в мире космонавты». Открыть Календарь Перемен!

Несколько новых видеороликов появилось в проекте PEREMENY TVоткрыть!

Фотоагентство «Фотобанк Путешествий Перемены.ру» приостанавливает свою работу.

фото: Антон Чурочкин

Все, желающие поучаствовать в работе раздела «Трипы» и создать свой собственный Большой Трип, могут ознакомиться с этой информацией.

Фотографы, у которых есть договор с ООО «Перемены.ру», будут проинформированы о положении дел по электронной почте и индивидуально.

Фоторедакторы изданий могут ознакомиться со следующей информацией.

— Не ограничивай Вселенную своими сомнениями. Все, что ты можешь и не можешь себе представить, существует в действительности. И бесконечно более того. На самом деле, мы не способны вообразить ничего, что не существовало бы где-то как реальность. Наш мозг не галлюцинирует, а работает как приемник. При соответствующей настройке мы можем воспринимать невообразимые миры и пространства, реальность которых превосходит все нам известное. То, что ты считаешь фантазиями и игрой воображения, на самом деле — работа тончайшего инструмента восприятия, и процесс этот настолько тонок, что даже малейшее сомнение может полностью его блокировать. Кроме того, сомнение обладает огромной разрушительной силой, — помнишь, как тонул ученик Иисуса в Галилейском море?

Это я продолжаю читать книгу «Острие Кунты» Ильи Беляева. Интересные там вещи попадаются с частой периодичностию. И хотя ценителям и знатокам «настоящей литературы» это произведение покажется, наверное, не достаточно изысканным и в чем-то даже плоским и «невкусным», но я как-то верю всему, что там описано, т.е. достоинства тут важны не литературные, а именно передача мистического знания и опыта…